WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

Данные о численности занятых на предприятиях и в организациях из ОНПЗ (они имеются за 1997–2000 гг.) и отчетности предприятий ведут к разным оценкам. Первые показывают очень умеренные колебания: снижение с 55,5 млн человек в 1997 г. до 53 в кризисном 1998 г. и затем рост до 56,6 млн к 2000 г. Сведенные в баланс труда данные отчетности зарегистрированных предприятий всех типов (в нашем распоряжении есть такие данные за 1996–1999 гг.) дают более высокую начальную оценку и более высокий темп изменений. Согласно им, этот сегмент занятости сократился с 59,1 млн в 1996 г. до 51,6 млн в 1998 г. и затем подрос до 52,7 млн в г. Еще «круче» динамика занятости в рамках так называемого «полного круга», представляющего собой «сырую» сумму списочных работников (без досчетов) по отчетности всех предприятий. В этом случае численность занятых на предприятиях всех видов сократилась с 70,8 млн человек в 1991 г.

до 51,2 млн в 2000 г.

Сопоставление этих рядов позволяет предположить, что, по-видимому, респонденты ОНПЗ считают «предприятием» не только официально зарегистрированные и формально существующие, но также и неформальные организации, не зарегистрированные и поэтому не существующие для статистики предприятий. В строительстве и торговле, например, таких «предприятий» действует немало. Разница между «полным кругом» (всех предприятий и организаций) по отчетности и численностью занятых на предприятиях по данным ОНПЗ может объясняться как статистической ошибкой, присущей любым выборочным обследованиям, так и расширительной интерпретацией понятия «предприятие» со стороны респондентов ОНПЗ. Если эта гипотеза верна, то тогда можно утверждать, что после кризиса 1998 г. сектор предприятий рос в основном за счет такой неформальной компоненты. Только этим можно объяснить заметное увеличение (+3,млн) численности занятых на предприятиях по версии ОНПЗ при стабильной (и даже некотором снижении на 0,3 млн) занятости в рамках «полного круга».

Занятые на крупных и средних предприятиях составляют самый крупный сегмент общей занятости. Согласно отчетам этих предприятий, в г. на этот сегмент приходилось 2/3 всех занятых в экономике. Темп снижения численности работников здесь был заметно выше, чем для занятости в целом. Среднесписочная численность работающих на крупных и средних предприятиях снизилась с 58,9 млн в 1991 г. до 41,8 млн в 2000 г. Таким образом, они потеряли 17,1 млн человек или около 30% исходной численности, что значительно больше, чем общее снижение занятости во всей экономике. Это позволяет предположить, что потенциал дальнейшего массового «сброса» численности в этом сегменте почти исчерпан11. Подобная реакция на снижение объемов производства, по-видимому, близка к показателям эластичности общей занятости относительно выпуска, наблюдавшимся в странах Центральной и Восточной Европы. Однако наблюдаемое Именно этот сектор был, по-видимому, основным «поставщиком» безработных.

Если мы принимаем гипотезу о том, что его дальнейшее значительное сжатие маловероятно, то должны признать, что также маловероятен новый скачок уровня безработицы.

падение занятости могло быть результатом не только количественных сокращений, но и институциональных изменений. Напомним, многие предприятия были физически разукрупнены или разделены на несколько частей, приватизированы, и некоторые могли быть перерегистрированы как малые.

Подобные меры, безусловно, влияли на эволюцию занятости.

Интенсивность организационных слияний-разделений в 1990-е гг. была достаточно высокой. Почти 30% респондентов РЭБ сообщали об отделении от их предприятий целых подразделений, 12% – о присоединении. «В целом по выборке «структурные» потери рабочих мест составили 5,1%, «структурные» приобретения – 1,6%. Таким образом, десятую часть кумулятивного падения занятости в пореформенный период можно отнести на счет чисто организационных перемен»12.

Внешние совместители и работавшие по договорам, не включаемые в списочную численность, добавляли к ней примерно по одному миллиону человек. Абсолютная численность этих двух групп оставалась относительно стабильной на протяжении большей части 1990-х гг., хотя их доля среди всех работников соответственно несколько увеличилась.

Занятость на малых предприятиях представляет собой второй по величине компонент в общей численности занятых, определяемой по методологии баланса труда. Роль малых предприятий в условиях переходного периода, однако, выходит далеко за рамки простого генератора дополнительных рабочих мест. Ожидалось, что они станут важным элементом общего механизма «созидательного разрушения» (по Шумпетеру), обеспечивая переток работников с устаревших и малопроизводительных предприятий на новые и более производительные рабочие места.

В действительности развитие новых малых предприятий шло во многом по иному сценарию: они предпочитали «вытягивать» занятых со старых крупных предприятий, воздерживаясь от найма безработных. Причин тому было несколько, например, структурное несоответствие между предложением профессий безработными и спросом на труд со стороны новых фирм, отсутствие информации о профессиональных качествах и навыках безработных, недостаточное снижение резервированной заработной платы безработными, и т.п.

Данные Госкомстата РФ о развитии малых предприятий несопоставимы на протяжении всего периода, поскольку определение малого предприКапелюшников Р. Что скрывается за «скрытой безработицей» В кн.: «Государственная и корпоративная политика занятости». С. 78.

ятия неоднократно пересматривалось. Ныне действующее было введено в 1995 г Федеральным законом «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации». Из него следует, что многие организации, подпадающие под формальный ценз численности занятых на них работников, не являются «малыми» (в том смысле, как их определил законодатель), поскольку они либо не являются коммерческими, либо в их уставном капитале собственность государства или фондов превышает установленный лимит в 25%.

Во второй половине 1990-х гг. среднесписочная численность занятых на малых предприятиях колебалась в пределах 6,2–6,6 млн человек или около 10% от всех занятых в экономике. Практически персонал малых предприятий не рос, по-видимому, уступив потенциальных работников неформальному или полуформальному сектору. Дооценка численности в рамках методологии баланса труда увеличивает численность работников сегмента малых предприятий на 300–500 тыс. человек, или на 5–8%. За анализируемые годы сектор малых предприятий продемонстрировал свою высокую живучесть в неблагоприятной макроэкономической и институциональной среде, но его потенциал создавать новые рабочие места в силу различных причин оказался гораздо меньше, чем изначально ожидалось.

Занятость вне предприятий и неформальная занятость. В течение 1990-х гг. численность работающих на предприятиях и в организациях сокращалась на фоне абсолютного и относительного роста масштабов занятости как по найму вне предприятий (у физических лиц), так и различных форм самозанятости (индивидуальное предпринимательство, фермерство, занятые в личном подсобном хозяйстве или домашним производством товаров и услуг для реализации). Значительная доля занятых вне предприятий так или иначе связана с неформальным сектором.

У нас есть два основных способа оценить масштаб занятости вне сектора предприятий. В первом случае оценки основаны на данных ОНПЗ.

Начиная с 1997 г., респонденты ОНПЗ отвечают на прямой вопрос о месте основной работы. При этом выделяются такие компоненты занятости вне сектора предприятий, как занятость в фермерском хозяйстве, в сфере предпринимательской деятельности без образования юридического лица и по найму у физических лиц. Согласно этому источнику, суммарная занятость вне сектора предприятий выросла с 4,5 млн в 1997 г. до 5,5 млн в 2000 г.

Во втором случае предполагается, что размер подобной занятости представляет собой разницу между всей занятостью по методологии БТ и полным кругом занятых на предприятиях. При этом ее величина значительно больше: она выросла с 4,7 млн в 1992 г. до 12 млн в 1998 г. и затем до почти 14 млн в 2000 г. Природа этих расхождений связана с различиями в методологии БТ и ОНПЗ. Напомним, что основной досчет в рамках БТ приходится как раз на занятость вне предприятий. Обсуждение структурных изменений в занятости не может обойти проблему неформального сектора. Во многих странах с переходной экономикой этот сектор значителен по своему масштабу и играет важную роль. Понятие неформального сектора нетождественно понятию теневой экономики. Если последняя может охватывать любую нерегистрируемую и необлагаемую налогами экономическую деятельность (в том числе криминальную, а также в рамках крупных или средних зарегистрированных предприятий), то неформальный сектор обычно представляет собой совокупность мелких хозяйственных единиц, домохозяйств или индивидуумов13.

Пятнадцатая Международная конференция статистиков труда (1993 г.) определила неформальный сектор в широком смысле «как совокупность единиц, занятых производством товаров и услуг с основной целью обеспечить работу и доход для тех, кто связан с этими единицами. Эти единицы характеризуются низким уровнем организации, низкой капиталоемкостью и небольшими размерами. Трудовые отношения – если они существуют – базируются преимущественно на привлечении случайных работников, родственных и личных связях, а не на договорных началах, дающие формальные гарантии»14. С точки зрения статистики национальных счетов неформальный сектор рассматривается как часть сектора домашних хозяйств15.

В данном случае мы рассматриваем только ту занятость, которую сами граждане считают своей основной работой. Понятно, что в большой степени вовлеченность граждан в неформальный сектор проявляется в форме второй или дополнительной работы. Доля неформального сектора в общих затратах рабочего времени в экономике может при этом быть значительно больше, чем его доля в численности занятых.

Поскольку значительная часть неформальной экономической деятельности протекает внутри домохозяйств или в связи с ними, то наиболее полным источником информации о неформальной занятости являются обследования домохозяйств (типа ОНПЗ). В той мере, в которой неформальная Существует множество определений теневой и неформальной экономик. Детальный их разбор выходит далеко за рамки этого выступления.

Современные международные рекомендации по статистике труда. С. 148.

Там же.

занятость учитывается в балансе труда, этот учет также опирается на данные ОНПЗ.

Занятые в сфере предпринимательской деятельности без образования юридического лица, занятые по найму у физических лиц и неоплачиваемые семейные работники, которых можно отнести к неформальной занятости, в сумме составляли в 1999–2000 гг. 8,4–8,5% от всех занятых. Это, повидимому, нижняя оценка, так как она не учитывала занятых на мелких зарегистрированных и незарегистрированных предприятиях, которые также могут относиться к неформальному сектору. В итоге оценка неформальной занятости около 10% кажется вполне реальной.

Занятые в домашнем хозяйстве производством товаров и услуг для реализации до 2001 г. не включались в число занятых, несмотря на соответствующие рекомендации МОТа. Тех, кто производит «для себя», т.е. не включенных в рынок, эти рекомендации не включают в неформальную занятость. В целом же, если учесть всех тех, кто может считаться занятым в неформальном секторе (либо в соответствии с буквой рекомендаций МОТ, либо более расширительно), их численность составит как минимум около млн человек. Будем считать это расширенным определением неформальной занятости. В этом случае ее доля в общей занятости (соответственно скорректированной в сторону повышения за счет занятых домашним производством) достигает 15%.

Касаясь вышеприведенных оценок численности занятых в неформальном секторе, следует еще раз подчеркнуть, что они относятся лишь к тем физическим лицам, у которых неформальный сектор является основным местом экономической активности. В этом смысле такие оценки не отражают суммарные затраты труда в этом секторе, объем которых зависит также от продолжительности рабочего времени и масштабов вторичной неформальной занятости.

К сожалению, имеющиеся данные не позволяют нам проследить динамику численности этих групп за весь период, начиная с 1991 г. Однако один из самых интересных вопросов в этой области заключается в динамическом анализе взаимосвязи между неформальной занятостью, формальной занятостью и безработицей. Другими словами, является ли неформальный сектор «убежищем» (постоянным или временным) для тех, кто потерял или не нашел место в формальном секторе В этом случае рост неформальной занятости будет частично сдерживать рост безработицы. В каком-то смысле ее иногда можно считать скрытой безработицей.

С чем связано увеличение масштабов неформального сектора Повидимому, здесь могло проявиться несколько взаимосвязанных обстоятельств. В условиях общего спада в экономике и значительного сокращения «старой» формальной занятости спасение от безработицы и получение средств к существованию многие видели в мелком предпринимательстве.

Высокие издержки на вход в формальный бизнес и его ведение стимулировали его неформализацию.

Отраслевые сдвиги в структуре занятости Социалистическая экономика к началу 1990-х гг. оставалась в лучшем случае индустриальной, в то время как экономика стран ОЭСР становилась все более постиндустриальной и экономикой услуг. В экономически наиболее развитых странах в этом секторе занято до 3/4 всех занятых. С началом экономических реформ стало очевидным, что структура занятости будет радикально меняться в пользу сектора услуг за счет сокращения доли промышленного сектора. Эти ожидания во многом оправдались.

В новое тысячелетие Россия вошла с совершенно иной отраслевой структурой занятости, нежели та, что была характерна до начала реформ.

Доля промышленности сократилась с 30 до 22%, строительства – с 11,5 до 8%, а науки – с 3,7 до 1,9%. В этих отраслях было зафиксировано наибольшее относительное сокращение по отношению к 1990 г. В то же время доля торговли и общественного питания возросла с 7,6 до 14,6%, а доля органов государственного управления – с 2,1 до 4,5%. Эти две отрасли, а также торговля и общественное питание, продемонстрировали наибольший относительный рост. Доля сельского и лесного хозяйства в суммарной занятости практически не изменилась: данный сектор терял работников в темпе, близком к среднему темпу сокращения всей занятости.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.