WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

При проведении нашего анализа мы широко используем различные данные экономического, социальной, демографической и политической (электоральной) статистики. Эти данные нуждаются в приведении к сопоставимому виду и к соответствующей интерпретации.

Представляется, что с точки зрения целей проводимого исследования результаты выборов могут быть представлены биполярно: за существующую власть или же против нее.

Разумеется, в интерпретации результатов выборов (особенно парламентских 1995 года) это деление является до известной степени условным, однако само существо такого подхода наиболее точно соответствует стоящим перед нами здесь целям.

Действительно, реальный разброс голосов по партиям является достаточно сложным. Среди участвующих в выборах партиях и политиках можно выделить:

во-первых, собственно "партию власти" (партия премьера и действующий президент);

во-вторых, партии, поддерживающие власть (но не обязательно "партию власти" как таковую);

в-третьих, демократическая оппозиция;

в-четвертых, оппозиция реставраторского типа;

в-пятых, радикальная (внесистемная, но участвующая в выборах) оппозиция.

Однако для оценки того, как влияет экономическая ситуация на выборы включение такой сложной системы интересов представляется перегруженным и малоинформативным.

По сути дела, на выборах решался вопрос относительно оценки действующей власти. И именно отношение к ней и должно быть поставлено в основу нашего анализа. Разумеется, здесь к власти следует отнести как тех, кто находится у власти непосредственно в момент выборов, так и политические силы, которые формально не находятся у власти но или поддерживают существующее правительство или (и) воспринимаются как органическая его часть.

Таким образом, при оценке результатов выборов мы фактически используем подход к интерпретации итогов выборов, характеризуемый в ряде работ по политико-деловому циклу как "оппортунистический". Иными словами, мы не предполагаем рассматривать роль политических, идеологических предпочтений избирателей. Эти предпочтения, как показано в ряде исследований, весьма важны, однако для оценки экономических факторов необходимо абстрагироваться от идеологических пристрастий и рассматривать избирателя как субъекта преимущественно экономически ориентированного.

Это тем более допустимо, что, как представляется, в посткоммунистической России мотивация "идеологизированная" и "экономическая" (или, если воспользоваться терминами А.Алесины, партийная и оппортунистическая) примерно совпадают. За демократические и проправительственные партии голосуют как раз те, кому есть что терять как в политическом (свобода), так и в экономическом отношениях. Разумеется, этот вывод не следует абсолютизировать: среди демократического электората немало тех, кто в материальном отношении сильно потерял от реформ, а среди коммунистического немало тех, кто принял активное участие в "спонтанной приватизации" рубежа 80-90-х годов. Однако в общем-то распределение электоральных предпочтений по регионам свидетельствует и без специального анализа, что регионы с лучшим экономическим положением более склонны поддерживать демократическую власть, что является некоторым свидетельством в пользу допустимости гипотезы об экономической модели.

В анализируемый нами период времени партии и отдельных кандидатов можно было легко отнести к партии власти по их отношению к рыночным преобразованиям.

Результат нашего деления партий и отдельных кандидатов по принципу "власть" и "не власть" приведен в таблице 2. Деление партий и кандидатов проводилось отдельно для голосований и выборов.

Таблица 1991, президентские выборы 12.06.За Ельцин Б.Н. Бакатин власть Против Жириновский Макашов Рыжков Тулеев Против всех власти 1993, Парламентские выборы 12.12.За Выбор России Кедр ПРЕС Женщины РДДР власть России Аграрная Яблоко Будущее Гражданский ДПР партия России России Союз Против власти Достоинство и КПРФ ЛДПР Милосердие 1995, Парламентские выборы 17.12."Женщины "Дума-96" "Преобра- ФДД "Межнациональный России" жение союз" Отечества" "Стабильная "Общее "Блок НДР ПГЛ Россия" дело" независимых" За "Вперед, "89" "Кедр" ДВР - ОД ПРЕС власть Россия!" ПЛП БИР ПЭС ХДС "Держава" Тихонов- РОД "НУР" "Дело Петра I" ТуполевТихонов "Поколения "Мое "За Яблоко КПРФ рубежа" Отечество" Родину !" Против Блок ААР НРПР "Социал- "Власть - народу!" власти Ст.Говорухина демократы" КРО "Союз ЛДПР "Джуна" ПСТ труда" Комм.СССР "Народный апр.95 ЖКХ Против всех союз" 1996, выборы Президента 16.06.За Ельцин Б.Н.

власть Зюганов Г.А. Лебедь Г.Явлинский Жириновский Фёдоров С.Н.

А.И.

Против власти Горбачёв М.С. Власов Брынцалов Шаккум М.Л. против всех Ю.П.

Экономические и демографические данные (Объясняющие показатели).

В качестве переменных в исследовании используется большое число статистических данных, характеризующих базовое социальное состояние данного региона (прежде всего демографические характеристики), его экономический потенциал, финансовые и структурные характеристики, а также перспективы развития.

Основными демографическими параметрами, используемыми при анализе, являются следующие:

- соотношение городского и сельского населения, - возрастная структура населения, - количество студентов.

Предполагается, что наиболее существенным здесь может быть показатель доли городского населения, которая должна заметно положительно коррелировать с поддержкой на выборах действующей власти. Правда, связь городского населения с действующей властью лишь отчасти является оппортунистической (экономической). Скорее, здесь речь может идти о том, что городское население, будучи более образованным, естественно, более склонно поддерживать демократическую власть. Впрочем, здесь очевидно и влияние экономических факторов: положение горожан за годы реформ оказалось лучше, чем сельских жителей.

Собственно экономические показатели, использованные в анализе, могут быть разбиты на следующие несколько групп.

Во-первых, показатели, отражающие экономический потенциал региона. К ним относятся объем собираемых налогов, налоговая недоимка, бюджетные параметры (доходы консолидированного бюджета - собственные и с учетом трансферта), расходы бюджета данного региона.

Во-вторых, показатели, характеризующие структуру экономики региона, или уровень его экономического развития. Среди них валовой региональный продукт (ВРП), объем промышленного производства, дебиторская и кредиторская задолженность. Существенный интерес в этом отношении могут представлять и относительные индикаторы - например, доля дебиторской (кредиторской) задолженности в ВРП или доля налогов в ВРП.

В-третьих, уровень социального развития, характеризуемый уровнем заработной платы и задолженностью по зарплате, уровнем цен (общий и на потребительские товары), а также на недвижимость, уровень безработицы, объемом розничного товарооборота.

В-четвертых, ряд показателей так или иначе характеризует экономическую активность и (или) перспективы социально-экономического развития данного региона. К ним относятся финансовые результаты предприятий, объем полученной в регионе прибыли, объем инвестиций, заявляемая потребность предприятий в работниках. Весьма интересны также показатели налоговой нагрузки (собираемость налогов на душу населения) и доля задолженность (дебиторской или кредиторской) в объеме промышленного производства.

В дальнейшем мы проанализируем количественные характеристики связи экономических параметров и политических результатов. Однако уже в начале исследования мы можем высказать предположения относительно роли тех или иных показателей.

Уровень ВРП, безусловно, связан с поддержкой существующей власти, однако само качество этого индикатора вызывает немалые сомнения. Во всяком случае, этот показатель подвергается сомнению практически всеми экспертами, включая правительственных.

Несколько лучше дело обстоит с оценкой объема промышленного производства, однако этот показатель не отражает потребности реальной реструктуризации экономики, когда рост эффективности и благосостояния может быть связан не только с ростом, но и со спадом производства (особенно в тех ситуациях, когда структурный сдвиг осуществляется в пользу сектора услуг).

Бюджетные и налоговые показатели более надежны. Разумеется, уход от налогов здесь учитываться не может, но само наличие поступлений в данном объеме характеризует количество ресурсов, доступных власти. Соответственно, расходы бюджета показывают возможности власти решать социально-экономические проблемы страны.

Важными характеристиками экономической структуры (и следовательно, экономического потенциала) региона могут стать показатели сбора налогов и объемов задолженности, нормированные по объему производства. Имеет очевидные основания гипотеза, в соответствии с которой преобладание дебиторской или кредиторской задолженности связано со структурой регионального хозяйства. Скажем, преобладание кредиторской задолженности свидетельствует в лучшем случая о значительной диверсификации экономики региона с преобладанием в ней перерабатывающих несырьевых отраслей, а в худшем - о доминировании убыточных секторов и в общем, при прочих равных условиях, может быть индикатором депрессивного состояния региона. Напротив, преобладание в экономике дебиторской задолженности связано (по крайней мере, отчасти) со значительным вкладом устойчивых, прибыльных секторов (прежде всего топливно-энергетического и металлургического) и, соответственно, более высокой экономической активностью. А это, в свою очередь, способствует большей поддержке населением экономической политики действующей власти.

Аналогично можно рассуждать относительно доли налогов в валовом региональном продукте.

Данный показатель свидетельствует отнюдь не о налоговой нагрузке, как это на первый взгляд может показаться, но о том, какие сектора доминируют в данном регионе. Понятно, что чем больше здесь приносящих прибыль (а, значит, адаптировавшихся к рыночной конкуренции) предприятий, тем выше экономическая активность, тем лучше происходит структурная перестройка.

Несколько иначе смотрятся те же показатели в среднедушевом измерении. Заранее трудно сказать, как, например, душевая налоговая нагрузка коредирует с голосованием за власть. С одной стороны, более высокая среднедушевая нагрузка вроде бы должна вызывать недовольство населения. Однако, с другой стороны, этот же показатель может свидетельствовать и о больших возможностях власти в осуществлении бюджетных расходов и, следовательно, в решении социальных проблем. Последнее весьма вероятно, если принять во внимание структуру российских налогов, в которых доля налогов от личных доходов граждан остается на весьма низком уровне (не более 10%). Иными словами, избиратель как налогоплательщик непосредственно не чувствует налоговой нагрузки на предприятия и вряд ли при голосовании ориентируется на этот индикатор.

Гораздо лучше ощущаются избирателем социальные расходы, которые прежде всего ложатся на региональный бюджет. Поэтому, принимая во внимание естественную связь сбора налогов и расходов регионального бюджета, не следует удивляться, если проявится прямая связь между уровнем налоговой нагрузки и поддержкой действующей власти. (Впрочем, эту зависимость целесообразно подробнее анализировать применительно не к федеральным, а к региональным выборам). Финансовые результаты деятельности предприятий демонстрируют, насколько конкурентноспособна продукция фирм региона, а также их принципиальную способность к саморазвитию. С этим же связана и инвестиционная активность, хотя в последние годы она остается на весьма низком уровне.

О благоприятных тенденциях в отношении роста (по крайней мере, в краткосрочной перспективе) свидетельствует и заявляемая потребность в приеме новых работников.

Понятно, что при прочих равных условиях боле высокая потребность в работниках свидетельствует о более активных структурных сдвигах и, следовательно, о лучшей адаптации хозяйства к условиям рыночной конкуренции.

Очевидно связаны с результатами голосования индикаторы, характеризующие социальную ситуацию, уровень жизни населения. Прогнозируема прямая корреляция поддержки власти с размерами зарплаты (разумеется, скорректированной на уровень региональных цен) и обратная - с размерами задолженности по зарплате.

Более сложная взаимосвязь электоральных данных с уровнем прожиточного минимума в регионе, поскольку он должен соотноситься с уровнем реальной зарплаты: более дорогие регионы часто лучше голосуют за власть, поскольку и уровень доходов здесь значительно выше. Это же относится и к ценам на недвижимость, поскольку высокая цена квартир и значительный объем сделок с ними являются не только экономическим, но и социальным индикатором, свидетельствуя о структурных сдвигах и социальном динамизме.

Наконец, нельзя говорить об однозначной прямой связи между размером зарегистрированной безработицы и политической лояльностью населения. Вроде бы, чем выше безработица, тем сильней должны быть оппозиционные настроения. Однако в условиях глубокой социальной трансформации ситуация может быть и иной. Скажем, значительные масштабы официальной безработицы могут свидетельствовать и об активности процессов структурной перестройки, а тем самым и о растущем числе жителей, получающих новые рабочие места.

Все приведенные здесь характеристики экономических индикаторов носят сугубо предварительный характер. Мы пока лишь показываем, какие группы показателей и каким образом могут отражать положение дел в экономике данного региона. Их реальная роль в объяснении электоральных процессов будет рассмотрена нами ниже.

Наконец, помимо всех перечисленных индикаторов, мы будем в ряде случаев вводить в анализ и переменную, характеризующую политические предпочтения (% голосов, поданных за власть на предыдущих выборах). Абстрагироваться полностью от этих (идеологических) факторов в числе разъясняющих показателей было бы неверно, поскольку, как уже отмечалось выше, влияние этих показателей на результаты выборов является исключительно важным.

Социально-экономические индикаторы, используемые здесь как объясняющие показатели, могут по-разному вводится в модели количественного анализа.

Естественно, что практически все перечисленные показатели включаются в анализ, будучи нормированными - как по численности населения, так и по межрегиональному уровню цен.

Абсолютные показатели не дают устойчивых, хорошо интерпретируемых результатов.

Особо стоит проблема учета временных характеристик при изучении электорального поведения. Причем можно выделить по крайней мере два похода к анализу этой проблемы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.