WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

3. Характер и итоги первого посткоммунистического десятилетия Анализ логики и направлений движения российской социально­ экономической системы в 1980—1990­х годах позволяет выделить че­ тыре масштабных исторических вызова, которые встали перед Россией в тот период, и соответственно четыре различных, хотя и тесно пере­ плетенных между собой, трансформационных процесса.

Во-первых, страна столкнулась с вызовами постиндустриальной эпохи. Выход за рамки индустриального общества сопровождается тяжелыми структурным и макроэкономическим кризисами, через ко­ торые прошли страны Запада в 1970­е годы. СССР за счет благопри­ ятной для него внешнеэкономической конъюнктуры смог отсрочить начало структурной адаптации, но тем более болезненной она оказа­ лась тогда, когда стала абсолютно неизбежной. Структурный кризис советской хозяйственной системы, который в полной мере проявился в масштабном спаде уже российской экономики, стал проявлени­ ем тех же процессов, которые применительно к западным странам 1970­х годов описывались термином «стагфляция»1.

На протяжении 1990­х годов проходили острые дискуссии относи­ тельно характера структурной трансформации российской экономики.

Падение ряда традиционных секторов индустриальной экономики характеризовалось некоторыми авторами как деиндустриализация, хотя более глубокий анализ протекающих процессов позволял увидеть в происходящих структурных сдвигах и ростки новой, постиндустри­ альной структуры (см. табл. 1). Бурно росли отрасли телекоммуника­ ций и связи, электронная промышленность2 (после 1998 года более чем на 1/3 ежегодно). Прогрессивные сдвиги происходили в структуре выпускаемой продукции химической промышленности и металлургии.

Характеристика российского кризиса как кризиса индустриального общества содержит­ ся в работах некоторых исследователей (см.: Bauman Z. A Post­Modern Revolution // From a One­Party State to Democracy. Amsterdam: Rodopi, 1993; Rosser J.B., Rosser M.V. Schumpeterian Evolutionary Dynamics and the Collaps of Soviet­Block Socialism // Review of Political Economy.

1997. Vol. 9. No 2).

За 1990­е годы электронная промышленность освоила порядка 700 новых изделий, от­ вечающих мировому уровню, а также 800 видов товаров народного потребления. Рост произ­ водства составил в 1999 году 46%, а в 2000 году — 37,7%. Значительно возрос экспорт элект­ ронной продукции, составляя 70—80 млн долл. в год, преимущественно в страны дальнего зарубежья (см.: Смирнов В. Большие перспективы микротехнологий и схем // Красная звезда.

2001. 17 марта; Смирнов В. Российская электроника — богач и бедняк // Российская газета.

2001. 17 апреля).

Владимир МАу Т а б л и ц а Показатели социально-экономического развития, 1990-е годы (1991 год = 100%, если не указано иное) 1992 1998 1999 Образование Число вузов 103,3 176,1 180,8 183,Численность студентов в вузах 95,5 130,3 147,5 171,Выпущено специалистов из вузов 104,4 123,0 136,3 155,Численность профессорско­преподавательского 109,1* 113,6 116,состава Производство Видеокассеты 107,7 1157,0 Доля производства прогрессивных лакокрасоч­ 72,0 82,0 ных материалов Доля электростали и кислородно­конвертерной 50,0 72,0 72,0 72,стали в общем объеме выплавки стали (%) Доля стали, полученной с машин непрерывного 28,0 52,0 50,0 49,литья (%) Производство цветных металлов 99,4 111,4 117,0 120,Транспорт Обеспеченность населения собственными легковыми автомобилями (на 1000 человек 107,9 192,1 201,населения) Автомобильных дорог с твердым покрытием 103,3 111,1 111,(на 1000 кв. км территории) Связь Число телефонных аппаратов сети общего 101,6 123,8 130,7 135,пользования Обеспеченность населения домашними 105,0 137,6 147,телефонными аппаратами (на 100 семей) Протяженность междугородных телефонных 106,3 252,8 351,каналов Доля протяженности цифровых каналов в общей протяженности междугородных 1,5 56,9 69,телефонных каналов (%) Число зарегистрированных факсов 206,2 1706** Число пейджеров 100,0 3838,0 4118,Сотовых телефонов 100,0 12 695,0 23 600,* 1993.

** 1997.

Источник: Госкомстат РФ.

Заметно увеличилось количество организаций образования, число вовлеченных в вузовское и послевузовское образование. Разумеется, тенденция эта не являлась абсолютно доминирующей, и ее укрепле­ ние в значительной мере зависело от эффективности экономичес­ кой политики, от способности правительства содействовать развитию благоприятных сдвигов.

Во-вторых, в российском обществе протекали процессы собс­ твенно посткоммунистической трансформации. Это был поистине уникальный эксперимент. Никогда ранее в мировой (в том числе От перестройки к радикальным реформам:

1 к двадцатилетию начала посткоммунистических преобразований в экономической) истории не осуществлялся переход от тотально огосударствленной экономики к рыночной. Естественно, наиболее сложным процессом здесь являлась трансформация собственнос­ ти — приватизация в национальных масштабах. Однако этот переход не являлся чем­то специфическим для России. Одновременно с ней посткоммунистические преобразования осуществляли еще примерно 25 государств, причем Россия не была первопроходцем: ряд стран на­ чали этот переход на два­три года раньше, что давало постсоветстким республикам определенный, хотя и не очень богатый, опыт.

В-третьих, Россия столкнулась с масштабным макроэкономичес­ ким кризисом, ставшим результатом популистской экономической политики (начиная со второй половины 1980­х годов), что привело к развалу бюджетной и денежной систем, к исключительно высоким темпам инфляции, к падению производства. Впрочем, макроэкономи­ ческий кризис и пути борьбы с ним были уже хорошо изучены к кон­ цу ХХ столетия. В послевоенный период схожие проблемы приходи­ лось решать многим странам Европы, Азии и Латинской Америки, да и сама Россия имела определенный позитивный опыт преодоления макроэкономического кризиса (в 1922—1923 годах).

Наконец, в-четвертых, экономико­политические, макроэкономичес­ кие и структурные преобразования, с которыми столкнулась Россия на рубеже 1980—1990­х годов, осуществлялись в условиях полномасштаб­ ной социальной революции. Системные преобразования, радикально изменявшие общественное устройство страны, протекали в условиях слабого государства, что и представляет собой сущностную характе­ ристику революции3. К началу посткоммунистических преобразований разрушенными оказались практически все институты государственной власти, и их восстановление было, по сути, центральной политичес­ кой задачей первого посткоммунистического десятилетия. Более того, экономические реформы продвигались только по мере восстановления институтов государственной власти, что приводило к гораздо более медленным темпам преобразований, чем в большинстве других пост­ коммунистических стран. Революционный тип преобразований был уникален среди стран, осуществлявших посткоммунистический пере­ ход, однако он также не был абсолютно нов в европейской истории.

Таким образом, развитие России 1990­х годов было действитель­ но весьма специфично. Однако специфика эта предопределялась не столько факторами культурно­исторического характера, сколько са­ мим фактом одновременного протекания четырех обозначенных выше процессов. Каждый из этих процессов отдельно взятый не представ­ лял собой чего­то уникального, неизвестного из опыта других стран или из исторического опыта самой России. Уникальным стало их переплетение в одной стране в одно и то же время. Именно их пере­ Подробную характеристику этого вывода см.: Стародубровская И.В., Мау В.А. Великие революции от Кромвеля до Путина. М.: Вагриус, 2001. С. 313—317.

Владимир МАу плетение создавало те своеобразные процессы, которые обусловлива­ ли специфику российской трансформации и ставили в тупик многих исследователей посткоммунизма.

К концу 1990­х годов обозначилось завершение по крайней мере трех из четырех трансформационных процессов.

Прежде всего была проведена макроэкономическая стабилизация.

Кризис оказался довольно длительным по продолжительности (около десяти лет), однако не беспрецедентным в экономической истории.

Стабилизация была осуществлена при помощи набора стандартных мероприятий (либерализация, бюджетная и денежная стабилизация), и ее успешное завершение сформировало основу для восстановления экономического роста.

Разумеется, решение задач стабилизации не является окончатель­ ным. Экономическая система не застрахована от ошибок власти, от ее неадекватных и популистских решений. В 1999—2001 годах власть прошла через серьезное испытание — испытание благоприятной це­ новой конъюнктурой на товары российского экспорта.

Были завершены процессы революционной трансформации. Произошло восстановление государственной власти, макроэкономическая стаби­ лизация оказалась синхронизирована со стабилизацией политической (как это и должно быть в условиях полномасштабной революции). Уже анализ предвыборных программ политических партий конца 1999 года показывал сближение базовых ориентиров основных политических сил4. Возникла некоторая система базовых ценностей, которые больше не были предметом политического противостояния. В частности, никто не ставил под сомнение частную собственность в качестве основы эко­ номической и политической жизни (хотя оценки итогов приватизации останутся противоречивыми надолго, если не навсегда); никто не вы­ ступал с требованиями отказа от сдержанной денежной и бюджетной политики (еще недавно многие считали вполне допустимым инфля­ ционное финансирование бюджетного дефицита); все (даже левые) поддержали снижение налогов (хотя далеко не все смогли поддержать плоскую шкалу НДФЛ). Конечно, практические рекомендации поли­ тических сил оставались далекими от единства, но различия эти уже были не настолько глубоки, чтобы вести к разрушению политической стабильности. Способность власти обеспечить базовую макроэкономи­ ческую стабильность являлась важнейшей экономико­политической характеристикой преодоления революционного кризиса5.

Российская экономика в 1999 году: Тенденции и перспективы. М.: ИЭПП, 2000. С. 313— 319; Дмитриев М. Эволюция экономических программ ведущих политических партий и бло­ ков // Вопросы экономики. 2000. № 1.

Высокая инфляция является не только экономическим, но и политическим индикатором.

Действительно, неспособность государственной власти обеспечить набор мер макроэконо­ мической стабилизации есть результат ее слабости, зависимости от баланса различных групп интересов, заинтересованных в слабой денежной и бюджетной политике. Именно поэтому макроэкономическая стабилизация возможна лишь при укреплении политических институтов, то есть представляет собой один из важнейших критериев политической стабилизации.

От перестройки к радикальным реформам:

20 к двадцатилетию начала посткоммунистических преобразований В 2000 году можно было говорить и о решении задач посткоммунистической трансформации. Три основные характеристики отлича­ ют коммунистическую систему: тоталитарный политический режим (не следует путать его с авторитарным), абсолютное господство госу­ дарственной собственности в экономике, а также товарный дефицит в качестве сущностной черты экономической и политической жизни6.

К концу 1990­х годов все эти три характеристики коммунизма в Рос­ сии были преодолены. Это не означает, разумеется, что был полностью преодолен кризис, с которым страна вступила в 1990­е годы. Однако тяжелые структурные, экономические и политические проблемы, ко­ торые продолжали стоять перед Россией, делая ее очень уязвимой перед угрозой внешних шоков, уже не были, строго говоря, наследием коммунистической системы. Все это — результаты новейшего разви­ тия, с одной стороны, и кризиса индустриальной системы, с другой.

Словом, доминирующими социально­экономическими проблемами современной России являются две: кризис индустриальной системы и формирование социально­экономических основ постиндустриаль­ ного общества. Именно в этом состоит суть современной российской модернизации, включая модернизацию политическую, экономичес­ кую, социальную и технологическую. Этот процесс предопределяет вызовы, которые стояли перед страной после завершения постком­ мунистической трансформации и еще долго останутся актуальными для российской повестки дня.

Сущностная связь, неразделимость коммунистической системы и товарного дефицита была показана еще в первые годы практического осуществления коммунистического экспе­ римента (см.: Бруцкус Б.Д. Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе // Экономист. 1922. № 1—3; Новожилов В.В. Недостаток товаров // Вестник финансов. 1926. № 2).

Любопытно, что это было фактически признано И. Сталиным. В «Экономических основах социализма в СССР» в качестве одного из фундаментальных законов построенного под его руководством общества называется «закон опережающего роста потребностей по сравнению с возможностями их удовлетворения» (Сталин И. Сочинения. Т. 16. М.: Писатель, 1997).

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.