WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Длительное воспроизводство макроэкономической нестабильности было обусловлено рядом факторов, преимущественно политических и правовых. Во­первых, отсутствием современных конституционных основ взаимодействия исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти, подчиненностью Центрального банка парламенту. Во­ вторых, коалиционным характером исполнительной власти, в состав которой входили представители различных групп давления, что при­ водило к произвольности и непоследовательности принимаемых ре­ шений. В­третьих, неразвитостью рыночных институтов (финансовой инфраструктуры рынка и др.). В­четвертых, неурегулированностью отношений с республиками бывшего СССР, отсутствием четких та­ моженных границ и сохранением на протяжении 1992—1993 годов рублевого пространства (российские власти не имели возможности в полной мере контролировать денежное предложение).

Принятие новой Конституции России (1993 год) и изменение политической системы способствовали осуществлению стабилиза­ ционного курса. Было покончено с зависимостью правительства от популистски настроенного парламента. Конституция упорядочила процедуры принятия экономических (прежде всего бюджетных) реше­ ний. Центральный банк стал независимым институтом. Постепенно происходили изменения и в поведении экономических агентов, фор­ мировалась финансовая инфраструктура, позволившая обеспечивать Владимир МАу неэмиссионное финансирование дефицита государственного бюджета за счет заимствований на финансовых рынках. Это сделало возмож­ ным осуществление в 1995 году денежной стабилизации. Инфляция была резко снижена (табл. 1), и ее дальнейшая динамика была по­ ставлена в рамки «валютного коридора».

На протяжении 1990­х годов бюджетный кризис оставался неотъ­ емлемой составляющей экономики России. Суть его заключалась в проблеме устойчивого превышения расходов государства, уровень которых сложился при социализме, над доходами и ресурсами, до­ ступными для финансирования бюджетного дефицита. В этих услови­ ях были возможны два направления реформирования системы госу­ дарственных финансов. Первое заключалось в стабилизации доходов бюджета путем проведения налоговой реформы. Второе предполагало сокращение расходов бюджета и их реструктуризацию, для чего не­ обходимо было провести ряд системных преобразований: военную реформу, реформы госуправления, жилищно­коммунальной сферы и др. Однако политические ограничения реализации этих и других реформ приводили к воспроизводству бюджетного дефицита: власти оказывались неспособны ни сократить бюджетные обязательства, ни получить доходы, соответствующие уровню принимаемых на себя обязательств. Особенно остро стоял вопрос о накапливающейся за­ долженности по поступлению налогов в федеральный бюджет, при­ чем это была проблема преимущественно политического характера:

всплески налоговых неплатежей происходили в моменты резкого ос­ лабления власти федерального центра. С лета 1993 года и до середи­ ны 1994 года стремительно росли недоимки: с уровня примерно 6% месячного ВВП они увеличились до примерно 21%. Далее, вплоть до начала 1996 года, наблюдалась относительная стабильность доли недоимок. Однако в 1996 году падение доходов бюджета стало просто обвальным. Налоговые поступления в консолидированный бюджет снизились с 21,7% ВВП в конце 1995 года до 14,4% ВВП в январе 1996 года. В январе—июне 1996 года налоговые платежи в федераль­ ный бюджет составили 7,7% ВВП за первое полугодие против 10,8% ВВП за первое полугодие 1995 года.

Таким образом, стабилизация оказалась неполной (непоследо­ вательной). Власти не смогли обеспечить бездефицитность бюдже­ та, что приводило к наращиванию государственного долга (кратко­ срочного внутреннего в виде ГКО­ОФЗ и долгосрочного валютного).

Непосредственным результатом неспособности государства в полной мере выполнить свои обязательства стал рост задолженности бюджета перед получателями его средств, проявлявшийся в виде систематичес­ кого секвестирования бюджета, а также в задержках выплаты зарплат и пенсий. Бюджетный кризис и политическая нестабильность привели к значительному росту премии за риск на рынке ГКО­ОФЗ (на начало 1996 года средняя доходность к погашению составляла 94% годовых, на 12.06.1996 г. средняя ставка рынка ГКО­ОФЗ достигла 240% годовых:

Т а б л и ц а Некоторые макроэкономические показатели, 1991—2001 годы Дефицит(–)/ Ставка рефи­ Сальдо Сальдо по Золотовалют­ Внутренний Внешний Динамика Инфляция профицит(+) Безработица Годы нансирования торгового счету текущих ные резервы, долг долг ВВП (%) (%) федерального (%) (% на дату) баланса операций на конец года (млрд руб.) (млрд долл.) бюджета (%) 1991 100 160,(01.01.1991) 1992 85,5 2500,(01.05.1992) 1993 78,1 839,0 –10 14 215 12 (15.10.1993) 1994 68,1 215,0 –10 10 363 8291 6500 7,(01.05.1994) 1995 65,4 131,0 –5 10 672 7457 17 200 9,(01.06.1995) 1996 63,1 21,8 –8 17 087 11 725 15 324 10,(01.06.1996) 1997 63,7 11,0 –7 11 080 2032 17 784 501,0 11,(01.06.1997) 1998 60,6 84,4 –4 12 786 659 12 223 782,6 159,4 9,(01.06.1998) 1999 63,8 36,5 –1 31 845 24 731 12 456 583,6 149,3 8,(01.06.1999) 2000 69,1 20,2 2 53 961 47 294 27 972 130,3 9,(01.06.2000) 2001 71,5 18,6 2 39 338 34 620 36 622 113,5 8,(01.06.2001) к двадцатилетию начала посткоммунистических преобразований От перестройки к радикальным реформам:

Владимир МАу пик доходности был достигнут на аукционе по размещению шестиме­ сячных ГКО 13.06.1996 г. — 327,4% годовых) и к существенному уве­ личению расходов на обслуживание государственного роста. За период с 1.01.1994 г. по 1.01.1996 г. величина внутреннего долга, выраженная как доля ВВП, сократилась почти вдвое, составив 11,4% ВВП, однако к началу 1997 года реальная величина долга достигла 16,2% ВВП.

За этим последовали новое наращивание налоговой задолженности перед бюджетом, в том числе в виде бартеризации экономики — схе­ мы безденежных взаимозачетов долгов между поставщиками и кли­ ентами, а также между предприятиями и государством (казначейские обязательства, налоговые освобождения и т. д.), рост просроченной дебиторской задолженности (объем просроченной задолженности со­ ставил 191% от месячного ВВП в декабре 1995 года, 280% ВВП в пер­ вом полугодии 1996 года; в абсолютных величинах — 281,1 млрд руб.

по состоянию на январь 1996 года, 552,8 млрд руб. — на январь 1997 года, 934,9 млрд руб. — на январь 1998 года). Массовое уклоне­ ние от уплаты налогов, резко увеличившееся в 1996 году, означало переход налогового кризиса в качественно иную стадию. В 1995— 1996 годах возросшие масштабы уклонения от налогов и наличие многочисленных индивидуальных льгот по их уплате привели к тому, что соблюдение налогового законодательства ставило добросовест­ ных налогоплательщиков в заведомо невыгодные условия, что под­ рывало возможности эффективной предпринимательской деятельно­ сти. В условиях формирования цен с учетом доминирующего уровня уклонения от налогов соблюдение налогового законодательства не обеспечивало среднего уровня прибыли. В результате происходил не­ гативный отбор: добросовестные налогоплательщики или вытеснялись с рынка, или принимали общие правила выбивания льгот, отсрочек и просто противозаконного уклонения от налогов. В результате рост налоговых недоимок продолжился и в течение 1997 года и на ко­ нец года их объем составил 40,61% ВВП.

Правительство попадало во всё большую зависимость от держате­ лей внутреннего долга (18,7% ВВП на 1997 год), который сконцентри­ ровался в нескольких крупнейших банках, что позволяло последним использовать госдолг как мощный рычаг давления. Правда, в усло­ виях благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры в 1997 году в России обозначился небольшой экономический рост (0,9% ВВП и 1,9% в промышленности), улучшились некоторые социальные пока­ затели, среднемесячная зарплата в пересчете составила около 165 долл.

Однако дальнейшие события показали, что денежная стабилизация в такой ситуации оставалась крайне неустойчивой, и ухудшение ми­ ровой конъюнктуры в конце 1997 года (Азиатский кризис) привело к финансовому кризису в России.

Одновременно с макроэкономической стабилизацией разворачива­ лись процессы приватизации. Приватизация прошла через ряд этапов:

1991—1992 годы — подготовка концепции и нормативно­правовой От перестройки к радикальным реформам:

14 к двадцатилетию начала посткоммунистических преобразований базы; 1993—1995 годы — массовая приватизация в чековой (ваучер­ ной) форме; 1995—1996 годы — передача в частные руки крупных и потенциально привлекательных объектов через «залоговые аукци­ оны»; с 1997 года — переход к преимущественно денежной привати­ зации, ориентированной на пополнение государственного бюджета и стимулирование инвестиционной активности.

Старт приватизации был дан уже после начала либерализации, одна­ ко изменение отношений собственности стало необходимым условием и для преодоления финансового кризиса. Выбор чековой (ваучерной) формы массовой приватизации был обусловлен рядом причин, в числе которых: отсутствие достаточного для приобретения недвижимости платежеспособного спроса населения; отсутствие интереса иностран­ ных инвесторов к российской приватизации в условиях нараставшей политической и экономической нестабильности в стране; отсутствие в руках государства административного ресурса для проведения прива­ тизации по индивидуальным схемам, вместо которых были применены типовые (стандартные) процедуры; необходимость максимально высо­ ких темпов легального приватизационного процесса для блокирования интенсивной спонтанной приватизации (когда фактический контроль над предприятиями уже перешел к советскому директорскому корпу­ су, однако без принятия на себя ответственности за результаты своей хозяйственной деятельности); необходимость ограничения и отмены субсидирования предприятий со стороны госбюджета; необходимость формирования социальной базы стабилизационной политики; необ­ ходимость создания политической базы рыночной демократии.

Реализованная модель массовой приватизации (одобрена в декабре 1991 года, осуществлена в 1992—1994 годах) стала результатом комп­ ромисса разных политических сил и групп интересов. Было предложе­ но три варианта чековой приватизации. Первый — с передачей фак­ тического контроля менеджменту, трудовому коллективу или группе потенциальных инвесторов, причем часть пакетов акций предприятий закреплялась в государственной собственности с последующей прода­ жей на «чековых аукционах» или, позднее, за реальные деньги. Второй вариант был уступкой популистскому большинству в законодательном корпусе, именно он оказался наиболее востребованным и одновре­ менно привел к формированию серьезных барьеров для прихода на предприятия эффективных собственников. Основной целью массовой приватизации было быстрое распределение и закрепление формаль­ ных прав частной собственности в российском обществе при мини­ муме социальных конфликтов в расчете на последующие трансакции в пользу эффективных, ответственных собственников.

В 1995—1996 годы правительство пошло на передачу в частные руки ряда крупных и привлекательных объектов (преимущественно нефте­ добывающих и металлургических предприятий). Высокая политическая неопределенность (связанная с ожиданием дестабилизации в России в случае победы на президентских выборах сторонников левопопулист­ Владимир МАу ского курса) предопределяла отсутствие интереса к российским пред­ приятиям со стороны иностранных инвесторов, что обусловило крайне низкие цены, по которым крупный российский бизнес смог приоб­ рести эти активы. Для российской власти эта сделка имела важное политическое значение, так как обеспечила ей поддержку со стороны представителей крупного отечественного бизнеса в ходе предстоящих в 1996 году президентских выборов. И только после 1997 года начал­ ся поворот к продаже на торгах принадлежащих государству пакетов акций и целых предприятий за реальные деньги.

Отказ от реформирования расходной части бюджета, с одной сто­ роны, и мягкая фискальная политика, с другой, вели к наращиванию государственного долга, что ставило экономическую ситуацию в тес­ ную зависимость от конъюнктуры мировых сырьевых и финансо­ вых рынков и от поведения внешних кредиторов. В полной мере это проявилось во время кризиса 1998 года, когда в условиях нарастания мирового финансового кризиса и падения цен на нефть правительству не удалось сохранить доверие иностранных инвесторов. Массовое бег­ ство капиталов с российского рынка, не поддающийся обузданию рост стоимости доступных России заимствований вынудили правительство пойти одновременно на дефолт выплат по внутреннему долгу и на рез­ кую девальвацию рубля. Дефолт означал отказ от продолжения выплат по внутреннему долгу — номинированные в рублях ценные бумаги (ГКО­ОФЗ) со сроками погашения до 31.12.1999 г. переоформлялись в новые ценные бумаги, причем курсовой риск должны были нести сами инвесторы; был объявлен 90­дневный мораторий на возврат банками кредитов нерезидентам, на выплату страховых платежей по кредитам, обеспеченным залогом ценных бумаг. Наконец, денежные власти перешли к плавающему курсу рубля. За 1998 год ВВП упал на 6%, инфляция составила 84%, реальные располагаемые доходы населения сократились на треть. Банковская система и финансовые рынки вступили в полосу затяжного кризиса.

В то же время удалось избежать сползания в гиперинфляцию и со­ хранить достижения макроэкономической стабилизации. Дефолт по внешнему долгу и обесценение в реальном выражении внутреннего долга (задолженности по заработной плате и социальным выплатам в том числе) облегчили тяжесть бюджетной проблемы. Обретение бюджетной стабильности стало результатом не сокращения обяза­ тельств бюджета, а обесценения последних. На волне всеобщего осознания остроты ситуации правительство Е. Примакова смогло проводить чрезвычайно жесткую бюджетную политику (социальные выплаты были проиндексированы только весной 1999 года, несмотря на обесценение рубля вдвое, а по валютному курсу — втрое) и добить­ ся принятия чрезвычайно жесткого бюджета на 1999 год.

Девальвация рубля повысила конкурентоспособность российских товаров на внутреннем рынке и дала толчок импортозамещающему росту на базе имеющихся мощностей. Увеличение экспорта в усло­ От перестройки к радикальным реформам:

1 к двадцатилетию начала посткоммунистических преобразований виях благоприятной конъюнктуры нефтяного рынка и роста внут­ реннего спроса на экспортные отрасли стимулировало вторую волну роста (осень 1999 — лето 2000 года). В результате уже в 1999 году был восстановлен наметившийся накануне кризиса экономический рост:

в 1999 году ВВП увеличился на 5,2%, в 2000 году — на 8,3%; ин­ вестиции возросли соответственно на 5 и 17,5%; к концу 2000 года показатели уровня жизни почти достигли докризисных.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.