WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Свидетельства распада экономического пространства относятся не только к экономическим и институциональным связям между отдельными странами, но и в внутри стран, особенно таких крупных, как Россия и Украина. Так, например, (Хилл, Гадди, 2003, p. 111) отмечают, что в 1992 г. в России нарастали «страхи перед распадом страны», поскольку некоторые области предприняли шаги, направленные на увеличение своей автономии. Они «…вводили законодательство… находящееся в противоречии с федеральными законами… осуществляли протекционистскую экономическую политику, вводили тарифы на товары из других регионов, следующие транзитом через их территории, и отказывались перечислять налоговые доходы центральному правительству». Далее, Хилл и Гадди цитируют географа Григория Иоффе, который отмечал, что «систематические попытки региональных властей отгородить свои области от остальной территории страны лишь усугубляли уже достаточно острую проблему фрагментации России». В то же время плохие показатели федерального бюджета, послужившие прямой причиной финансового кризиса 1998 г., могут быть отчасти отнесены к не перечислению региональными властями налоговых отчислений федеральному центру. Кроме того, транспортная система России деградировала в Поскольку сектор телекоммуникаций был весьма малоразвит еще в советское время (Brock and Sutherland, 2000), предположительно, он меньше пострадал от распада СССР. Тем не менее отсутствие эффективных коммуникаций могло на практике затруднить поддержание дальних связей между производителями, разделенными большими расстояниями и новыми границами после разрыва прежних официальных каналов планирования.

связи с нарастающими трудностями в сфере железнодорожного транспорта (Kontorovich, 1992), а также развалом других видов транспорта и связи, включая воздушный и водный транспорт и телекоммуникации, особенно в удаленных регионах (Hill, Gaddy, 2003). Объем грузовых перевозок упал на 42% в период между 1991 г. и 1997 г. Объемы почтовых отправлений сократились на 83% в период между 1990 г. и 1996 г. (de Broek and Koen, IMF, 2000). На Украине в первые годы независимости внутренняя торговля также пострадала в результате усилий региональных властей по защите своих экономик от вывоза дефицита жизненно важных товаров или своих предприятий от конкуренции со стороны других регионов и стран. Внутренние транзитные барьеры, включая формальные и неформальные контрольные посты, также стали частым явлением в Средней Азии, особенно Казахстане и Узбекистане. Эта форма внутренней дезинтеграции приняла крайние формы в районах гражданских войн (Таджикистан) или там, где сепаратистским движениям удалось создать свои режимы на все более автономных территориях (Азербайджан, Грузия, Молдова).

По целому ряду причин, трудно осуществить количественную оценку экономического эффекта дезинтеграции: во-первых, разделения влияния дезинтеграции от других факторов, лежащих в основе трансформационного спада (стабилизация, ценовая либерализация и т.д.), является трудной в эмпирическом отношении. Во-вторых, может оказаться невозможным отделить прекращение неэффективной деятельности от прекращения эффективной в результате возникновения новых барьеров на пути торговли и внутренних коммуникаций. Втретьих, оценка стоимости дезинтеграции в отдельных сферах и агрегация таких данных в итоговые показатели может оказаться просто невозможной.

Сомнительно, что в данном случае межстрановой регрессионный анализ сможет помочь понять динамику процесса дезинтеграции. Однако уже на этом этапе возможно привести разрозненные данные, свидетельствующие, что распад экономического пространства является значимым фактором трансформационного спада.

Во-первых, влияние экономического распада подтверждается тем, что трансформационный спад был самым масштабным в небольших и не имеющих выхода к морю республиках СНГ, которые в наибольшей степени зависели от внешних связей и финансовых трансфертов. Напротив, трансформационный спад был наименьшим в странах Центральной Европы, которые не так сильно были интегрированы в советскую систему, несмотря на то, что и они испытали дезинтеграционный шок. Россия, Украина и прибалтийские государства попадают в среднюю группу, которая характеризуется промежуточным положением между этими двумя крайностями, как в плане тяжести трансформационного спада, так и дезинтеграционного шока17. Тот факт, что прибалтийские государства испытали гораздо более тяжелый экономический спад, чем страны Центральной Европы (рис.

4), в значительной степени объясняется тем, что они были в гораздо большей Россия выиграла от прекращения межреспубликанских трансфертов и ценовых субсидий, которые она в основном и оплачивала. С другой стороны, Россия приняла на себя весь долг бывшего Советского Союза.

степени интегрированы в экономику Советского Союза на момент его распада, чем страны Центральной Европы. То, что они преодолели этот спад раньше и быстрее, чем Россия и Украина, может быть объяснен за счет более эффективных реформ, проводившихся в Прибалтике, а также ускоренной интеграцией балтийских стран в Западную Европу. Они также не пострадали от внутренней дезинтеграции в той мере, что Россия и Украина. С этими соображениями также хорошо согласуется тот факт, что рецессия в Албании была гораздо менее масштабной, чем в Грузии и Республике Киргизия (рис. 5). Перед падением социалистического режима, Албания была изолирована как от своих соседей, так и большинства остальных стран мира, и поэтому испытала гораздо менее серьезный дезинтеграционный шок, чем Грузия и Республика Киргизия, которые были глубоко интегрированы в советскую экономику.

Index of Real GDP (Index 1990 = 100) Estonia 60 Latvia Lithuania Рисунок Индекс реального ВВП (Индекс 1990 = 100) Эстония Латвия Литва Albania Georgia Kyrgyz Republic Рисунок 5 Тенденции ВВП в расчете на душу населения в Албании, Грузии, и Республике Киргизстан (в постоянных ценах на 1995 г., в долл. США) Источник: Мировой Банк Fig. 6. Comparative effects of various shocks in Armenia Cumulative effect of shocks, % of original GDP 100 83.65.29.15.14.Initial GDP Direct Full impact, Total full Effect of Full gain impact, Price Price shock impact of demand shift from external shock Price and financing Demand shocks Рис. 6. Сравнительный эффект различных шоков в Армении Кумулятивный эффект шоков, в % от исходного ВВП Исходное значение ВВП Прямой эффект, ценовой шок Полный эффект, ценовой шок Сумма полного эффекта ценового и спросового шоков Эффект изменений в спросе Полный прирост от внешнего финансирования Во-вторых, масштабы спада в торговле были огромны: в рамках СНГ внутренний торговый оборот упал на 83–84% в период с 1991 г. по 1993 г. (Freinkman, Polyakov, Revenco, 2004). Между 1990 г. и 1992 г. объемы экспорта в рамках бывшего Советского Союза снизились с 320 млрд долл. США до 20 млрд долл. США (Metcalf, 1997). Несмотря на то, что с течением времени страны СНГ в различной степени смогли переориентировать свои торговые потоки на другие страны мира, это не компенсировало те торговые потери, что они понесли при распаде связей по обмену товарами в рамках СНГ. По данным, приводимым в работе (Avenesyan, Freinkman, 2003), прямые и косвенные торговые шоки в Армении (как ценовые, так и спросовые) привели к 85% снижению ВВП, что превышает максимальное значение (65%) спада ВВП (рис. 6)18. В соответствии с еще неопубликованными расчетами Мирового Банка, в 1990 г. поголовье овец в Республике Киргизия достигало 13 млн голов, а к 2002 г. их число сократилось до 3, поскольку эта страна потеряла большинство своих рынков сбыта в странах бывшего Советского Союза.

Что касается стран Центральной Европы, ранние расчеты показывают, что в значительной мере переходная рецессия может быть объяснена за счет торгового коллапса, возникшего вследствие распада СЭВ. Так, например, по расчетам (Родрика, 1992), весь спад в ВВП Венгрии, наблюдавшийся в 1990–1991 гг., может быть объяснен торговым шоком, на счет которого можно отнести также 60% спада в Чехословакии и от одной трети до одной четверти спада в Польше.

В-третьих, на уровне предприятий существуют спорадические свидетельства того, что отдельные предприятия разорились в результате разрывов в цепочках предложения и спроса, образовывавшихся по мере возникновения новых границ и барьеров на пути торговли, транзита и платежей. Хорошо документированным случаем является пример уже упомянутого выше завода по производству копнителей в г. Бишкеке, который поставлял свою продукцию во все регионы Советского Союза. Завод разорился, поскольку его работа зависела от поставок компрессоров, которые производилось лишь на одном предприятии в Эстонии и одном в России. После получения независимости, Эстония прекратила поставки, поскольку киргизская фирма не могла оплачивать их в твердой валюте, что привело к немедленному снижению производства на 50%. Российский же производитель, который в течение определенного времени продолжал поставки по бартеру, не мог компенсировать отсутствие поставок с эстонского предприятия (Hare et al., 2000). В качестве еще одного примера можно привести случай костромской школы-фермы, в отношении которой своими наблюдениями, полученными в ходе четырехнедельного посещения в мае–июне 1991 г., поделился Клиффорд Гадди:

«Наряду с поголовьем других животных, на ферме Каспанова содержались 150 тыс. цыплят. Когда я был здесь год назад, их число достигало 250 тыс.

За это время Каспанов (директор фермы) был вынужден сократить размер поголовья на 100 тыс. птиц из-за невозможности достать специальный корм Авенесян и Фрейкман в первую очередь объясняют различия в издержках от торговых шоков и реального снижения ВВП смягчающим воздействием политических реформ и внешней финансовой поддержки, которые сделали менее болезненным эффект торгового шока.

для цыплят, который был необходим для их содержания. В (советском) прошлом корм поставлялся с Украины. Теперь этот канал поставок был разрушен. Каспанов подчеркнул, что это является отражением тех трудностей, которые возникли, скорее, в связи с распадом Советского Союза, чем в результате рыночных реформ как таковых. (Он также упомянул, что схожие проблемы возникли в отношении специального оборудования, необходимого для программы замены телок. Ранее это оборудование импортировалось из ГДР. Теперь для приобретения запасных частей и т.п. ему потребуется твердая валюта).

«Каспанов сообщил, что по мере того, как становилось ясно, что крупная ферма не сможет содержать прежнее поголовье птицы в связи с отсутствием поставок корма с Украины, он начал раздавать цыплят своим рабочим и их семьям. Однако они могли взять лишь довольно ограниченное количество цыплят – капля в море по сравнению с теми 100 тыс., на которые надо было сокращать поголовье»19.

После определения проблемы и сбора данных, подтверждающих, что распад экономического пространства явился важным фактором экономического спада в странах бывшего советского блока, становится ясно, что здесь по-прежнему существуют значительные исследовательские проблемы. К ним относятся и вопросы Ослунда по поводу правильности данных национальных счетов. К ним относятся и важные вопросы в отношении методов разделения и анализа влияния различных феноменов, одновременно имевших место в процессе перехода:

эффекта макроэкономической стабилизации, негативных шоков цен на нефть, «созидательного разрушения», сопровождавшего реструктуризацию предприятий, дезорганизации системы производства, и распада экономического пространства.

Встает и вопрос о методах, с помощью которых можно провести количественное определение и оценку эффекта прекращения неэффективных субсидий отдельно от эффекта введения неэффективных барьеров. Встают здесь и вопросы количественной оценки и суммирования дезинтеграционных эффектов. Наконец, остается вопрос о том, какой именно подход является более продуктивным: анализ на уровне предприятий, анализ отдельных стран, или межстрановые эконометрические исследования.

Тем не менее, перед тем, как приступить к решению такой амбициозной исследовательской задачи, можно поставить закономерный вопрос о том, стоит ли тратить усилия на объяснение переходного спада в странах бывшего советского блока в то время, когда государства Центральной Европы уже вступили в Европейский Союз, а в странах бывшего Советского Союза наблюдается значительный экономический рост. Поэтому последняя часть настоящей работы посвящена рассмотрению некоторых аспектов значения истории дезинтеграции для стран, находящихся ныне в процессе трансформации.

Я в долгу перед Клиффордом Гадди, который любезно поделился со мной своими полевыми заметками.

Значение истории дезинтеграции Наряду с тем, что это явление интересно с чисто исторической точки зрения, важно понять причины резкого экономического спада, пережитого экономиками стран бывшего советского блока, и оценить тот вклад, который внесла в него дезинтеграция, исходя из важных политических соображений. Во-первых, попрежнему стоит вопрос о реальном эффекте рыночно ориентированных реформ. На практике, сегодня в большинстве стран СНГ измеряемый ВВП все еще не достиг уровня 1990 г., качество общественных услуг для большинства населения зачастую ниже, чем прежде, бедность растет, а социальные условия ухудшаются. Многие граждане, политики и некоторые эксперты считают это провалом рыночно ориентированных реформ, используя этот вывод в качестве основы для рекомендаций по выбору альтернативных стратегий, включая стратегии индустриализации, проводимой государством. Если бы удалось в более общем виде продемонстрировать, как это сделали (Авенесян, Фрейнкман, 2003) применительно к Армении, что издержки от дезинтеграции превысили действительное снижение ВВП, и что реформы действительно существенно улучшили ситуацию по сравнению с тем, что могло бы произойти без проведения таких реформ, это помогло бы опровергнуть многие некорректные аргументы о предположительно негативном эффекте рыночно ориентированных реформ.

Во-вторых, следует вернуться к сравнению темпов развития России и Китая (рис.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.