WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
1 Йоханнес Ф. Линн Брукинс Инститьюшн Значение экономической (дез)интеграции: возвращаясь к распаду Советского Союза Введение Политической и экономической крах империи Советский Союз в период с 1989 по 1991 г. во многих отношениях был историческим явлением – неожиданным, быстрым, болезненным в социальном и экономическом отношении, и, на удивление, мирным. Одним из наиболее значимых последствий этого процесса явился экономический спад, который негативно отразился на жизни большинства населения в этом огромном регионе. В странах бывшего Советского Союза экономический спад носил гораздо более глубокий и продолжительный характер, чем в странах Центральной и Юго-Восточной Европы (рис. 1). В последние годы, практически во всех странах начался стабильный процесс экономического выздоровления, который оказался более продвинутым в последней группе стран, однако более быстрым в первой группе (рис. 2).

Автор является исследователем Брукингс Инститьюшн. Ранее он занимал должность вицепрезидента Мирового Банка по региону Европы и Средней Азии. Автор выражает свою признательность Льву Френкману, Бену Слэю и участникам форума Эд. А. Хьюитта, а также участникам семинара программы по государственному управлению, проходившему в Брукингс Инститьюшн, а также в Праге, Ташкенте и семинара Мирового Банка в Вашингтоне за их комментарии. Большую помощь в исследованиях автору оказали Роберт Хиллмэн, Кортни Чьяпарас и Айла Азизова. В ходе работы бесценное содействие автору оказывали Клиффорд Гадди и Фиона Хилл. Взгляды, выраженные в настоящем исследовании, принадлежат исключительно автору.

2 ECA: Index of Real GDP (1990=100) 140 130 Central Europe & Baltic Countries 120 110 100 90 ECA Region 80 70 CIS 60 50 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004p Рисунок 1 Регион Европы и Средней Азии: Индекс реального ВВП (1990 = 100) Индекс (1990 = 100) Страны Центральной Европы и Прибалтики Регион ЕСА СНГ Источник: Рисунки 1 и 2: Мировой Банк Настоящий доклад в основном посвящен более глубокому осмыслению причин и последствий процесса распада СССР, который, по-видимому, не имеет прецедентов в недавней экономической истории мирного времени 1. Примечательно, что, несмотря на всю глубину переходной рецессии в странах бывшего Советского Союза, весьма мало глубоких исследований по анализу причин, механизмов и динамики экономического краха. Более того, следует отметить, что эти исследования оставили в стороне один весьма примечательный аспект переходного периода в странах Центральной и Юго-Восточной Европы и бывшего Советского Союза, а именно – пространственную дезинтеграцию бывшего «Восточного блока» (отличавшегося высокой степенью интеграции экономики) по Часто проводится сравнение с Великой депрессией 1930-х гг., когда экономический спад в западных индустриально развитых странах достиг 20–30% за трехлетний период. В странах бывшего Советского Союза падение экономики было, как правило, в два раза более глубоким.

Index (1990 = 100) мере того, как с исчезновением централизованного планирования и возникновением границ между новыми государствами прерывались старые экономические связи. Особая ирония заключается в том, что в тот же период большинство экономистов воздавали хвалу глобальной и региональной интеграции в других регионах мира, хотя и на фоне волны недовольства в некоторых радикальных и, как правило, неэкономических кругах2.

ECA: Real GDP Growth (In percent change, %) 10.7.Central Europe & Baltic Countries 5.2.0.G -2.ECA Region -5.CIS -7.-10.-12.-15.Рисунок Регион Европы и Средней Азии: Рост реального ВВП (изменения, в %) Страны Центральной Европы и Прибалтики Регион ЕСА СНГ Еще одним фактором, который обычно упускается из виду, является динамика цен и производства электроэнергии в странах бывшего Советского Союза, особенно в России. Не случаен тот факт, что самые низкие мировые цены и самые низкие показатели производства нефти в России за десятилетия наблюдались в 1998 г. после 15-ти летнего спада, который внес значительный вклад в провал реформ Горбачева, экономический спад в России в 1990-х гг. и финансовый кризис 1998 г. в России. См. тенденции производства и цен в (Institute for the Economy in Transition, 2004, pp. 158 – 165). Особенно примечательно, что эта важная причина экономического провала осталась незамеченной, однако, экономисты отчасти справедливо связали экономический подъем, наблюдаемый в России в последние годы, с резким и стабильным ростом цен на энергию. Одним из исключений в этом отношении является работа (Sutela, 2003).

2004p В начале настоящего исследования рассматриваются соображения, предлагаемые в стандартной экономической литературе, касательно причин экономического краха государств бывшего Советского Союза. Затем исследование переходит к анализу последствий, упускаемых из виду в большинстве опубликованных работ, а именно, распада высоко интегрированного экономического пространства бывшего Советского Союза. В заключении обсуждаются последствия распада бывшей советской экономики, которые оказывают влияние в этом регионе в настоящее время и будут влиять на его развитие в будущем.

История переходного периода, какой она видится сегодня В экономической и эконометрической литературе по проблемам переходного периода в Центральной и Восточной Европе и государствах бывшего Советского Союза существует большое число работ, посвященных регрессионному анализу экономического роста в переходных экономиках. Показатели экономического роста выступают в качестве независимой переменной по отношению к нескольким казуальным переменным, обычно представляющим собой наборы переменных, отражающих так называемые «исходные условия» и параметры рыночных реформы3. Среди таких исходных условий называются такие показатели, как уровень развития, зависимость от торговли со странами СЭВ, макроэкономическое неравновесие, расстояние от границ ЕС, обеспеченность природными ресурсами, время существования социалистического режима в стране, а также существование вооруженных или гражданских конфликтов. Параметры экономических реформ обычно включают различные переменные и индексы, отражающие степень, содержание и сроки макроэкономической стабилизации, а также структурных и институциональных реформ. Эти эконометрические исследования в целом сходятся на том, что переходная рецессия и последующий рост могут быть в общих чертах объяснены следующим образом:

исходные условия имели значение, которое, однако, убывало с течением времени;

масштаб и скорость реформ были значимым фактором: чем в более сжатые сроки проводились реформы, тем короче был период рецессии и быстрее наступал экономический рост. Спорным моментом является последовательность политических и институциональных реформ;

начальный спад является, до определенной степени, функцией скорости проведения реформ: реформы могут приводить к более значительным трудностям на начальном этапе, если они проводятся слишком медленно или слишком быстро;

Такая литература и результаты соответствующих исследований были проанализированы в (Fischer, Sahay and Vegh, 1998; Havrylyshyn, 2001; Campos and Coricelli, 2002; World Bank, 2002).

Следует принять к сведению, что в дополнение к обычным ограничениям эконометрического анализа экономического роста, отмеченным здесь, можно также привести критику такого подхода, приведенную в (Lindauer and Pritchett, 2002).

ни одно из эконометрических исследований не содержит в явном виде признания того факта, что Советский Союз распался на несколько независимых национальных государств4.

Наряду с вышеназванными эконометрическими исследованиями, существует еще ряд работ, касающихся экономического краха в переходных экономиках:

1. (Ослунд, 2001, 2002) подвергает сомнению сам факт значительного экономического спада на основании того, что официальные данные искажают действительные тенденции. По его мнению, используемые данные, наряду с другими своими недостатками, преувеличивают исходный объем ВВП на момент распада Советского Союза и недооценивают экономический подъем, поскольку не учитывают возрастающий вклад теневой экономики. К несчастью, его выкладки не подвергались глубокому статистическому анализу.

Действительно, вся указанная выше эконометрическая литература просто оставляет в стороне любые вопросы, связанные с достоверностью статистических данных5. Пересмотр национальных счетов, проведенный в некоторых странах бывшего Советского Союза, до некоторой степени отразил проблемы, поднятые Ослундом. Более того, Ослунд пренебрег или принизил значение некоторых факторов, как, например, значительный спад в торговле внутри этого региона, а также явный и значительный рост масштабов бедности, имевший место в начальные годы переходного периода. Кроме того, даже ту степень экономического спада в переходный период, которую Ослунд (Ослунд, 2002) признает, он не связывает с проблемой экономической дезинтеграции.

Тем не менее, проблемы, поднимаемые Ослундом в связи с качеством данных, должны приниматься во внимание, что, в свою очередь, приводит к важным вопросам относительно полезности многих эконометрических исследований.

2. В 1990-х гг. Стиглиц (Стиглиц, 1999) сравнивал экономические характеристики России и Китая на простом графике (воспроизведенном на рис. 3), по которому видно, что ВВП Китая быстро и непрерывно рос в период с 1989 по 1997 гг., в то время как ВВП России в течение практически всего этого периода неуклонно снижался. Стиглиц пришел к выводу о том, что если бы Россия не следовала неверным советам отечественным и зарубежных консультантов по экономике, настаивающим на быстром проведении реформ, а вместо этого применила бы китайский подход постепенных реформ и в первую очередь сосредоточилась на строительстве рыночных институтов, ей также удалось бы избежать экономического краха и прийти к быстрому экономическому росту. Можно, повидимому, согласиться со Стиглицем в том, что большее внимание к институциональным реформам было бы полезно, и что двухэтапный процесс либерализации по китайскому образцу, если бы его удалось осуществить в последние дни существования советской системы, мог бы дать лучшие Этот фактор также по большей части игнорируется в обзорах, упомянутых в предыдущем примечании. Как было указано выше в примечании 2, эта литература также пренебрегает таким критическим фактором, как динамика цен на энергоносители.

Это замечание, как и предыдущее, также относится к обзорам, упомянутым выше.

результаты, чем те, что были достигнуты в реальности. Тем не менее, весьма маловероятно, что китайский подход, опирающийся на сильный административный и партийный контроль, мог бы быть воплощен в жизнь после того, как г-н Горбачев серьезно ослабил механизмы центрального контроля в советском государстве, т.е. центральные административные структуры и Коммунистическую партию (Эллман и Конторович, 1992; Коткин, 2001). И, наконец, как будет показано ниже, пространственная дезинтеграция Советского Союза привела к значительным экономическим разрывам, которых удалось избежать Китаю.

Russian and Chinese GDP, 1989-Billions of 1987 U.S. dollars 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996.

Stiglitz, Joseph E. 'Whither Reform: Ten Years of the Transition". Annual World Bank Conference on Development Economics, 1999.

Рисунок ВВП России и Китая в 1989 – 97 гг.

В млрд. долл. США, 1987 г.

Китай Российская Федерация 3. Гораздо более существенное и верное объяснение спада за время переходного периода было дано в (Kornai, 1993), поскольку в этом случае было названо несколько факторов, объясняющих экономический спад пережитый странами Центральной Европы: сокращение запасов готовой продукции;

реструктуризация предприятий и разрыв экономических связей; неразвитость финансовых рынков и снижение спроса (внешней торговли и внутренних инвестиций и потребления). Несколько работ, более подробно рассмотренных ниже, содержат более глубокий анализ влияния некоторых из этих факторов в переходных экономиках.

4. Среди исследований, посвященных внешним шокам, следует отметить работы (Родрика, 1992; Тарра, 1993), где приводится подробный анализ влияния «шоков условий торговли», вызванных развалом СЭВ и СССР. (Авенесян и Фрейнкман, 2003) рассчитали влияние международных ценовых и спросовых шоков для Армении. Каждый из этих авторов приходит к выводу о наличии значительных количественных эффектов таких шоков, которые в достаточной мере объясняют экономический спад, испытанный соответствующими странами6.

5. Другие исследования посвящены измерению влияния реструктуризации предприятий на экономический спад: (Айон и Бланшар, 1994), а также (Мировой Банк, 2002) обращают внимание на воздействие «созидательного разрушения» в ходе реструктуризации предприятий и рынка труда, в то время как (Бланшар и Кремер, 1997) отмечают эффекты «дезорганизации», а в работе (Хэр и др., 2000) анализируется влияние дезорганизации и разрыва торговых связей (на примере Узбекистана и Казахстана).

Интересно отметить, что последние из упомянутых выше работ (см. пп. 3–5 выше) идентифицируют и пытаются количественно оценить отдельные аспекты экономического распада, как части переходного процесса. Однако, несмотря на этот ценный вклад в лучшее понимание процесса экономического краха в переходных экономиках, поразительно, насколько малым выглядит число работ, учитывающих влияние дезинтеграции экономического пространства на глубочайший экономический спад, особенно в странах бывшего Советского Союза7. В следующем разделе этот фактор анализируется несколько более подробно.

Распад экономического пространства – утерянный кусочек мозаики Переход в Европе и странах бывшего Советского Союза происходил в двух ключевых измерениях: во-первых, он проходил в системном измерении, где политические и экономические системы двигались по пути от диктатур к демократиям и от центрального планирования к рыночным экономикам. Но, вовторых, он также имел место в пространственном измерении, где происходила масштабная дезинтеграция политического и экономического пространства по мере того, как Восточный блок распадался политически и экономически.

Эти эффекты более подробно рассматриваются ниже..

Это наблюдение подтверждается аннотированным списком основных работ по вопросам переходного периода, приводимым в The National Council for Eurasian and East European Research (без даты). Примечательно, что это замечание относится также и к европейским исследователям (см.

напр., Hillebrand, Kempe, 2003; Sutela, 2003).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.