WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

В настоящее время порог доминирования компании на рынке согласно антимонопольному законодательству составляет 35% (ст. 5 Федерального закона от июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»), и этому правилу подчиняются все отрасли, включая сетевую розничную торговлю. Норму же ст. 16 рассматриваемого законопроекта предполагается утвердить в качестве специальной по отношению к общей антимонопольной норме, ужесточив тем самым антимонопольное регулирование в торговой сфере. Возможность установления такого специального порядка определения доминирующего положения предусмотрена п. 6 той же ст. 5 ФЗ «О защите конкуренции».

Однако как порядок, так и последствия реализации данной нормы не могут не вызывать вопросов. Как отмечает «Российская газета»3, в настоящее время методика расчета товарооборота в России отсутствует. По данным Росстата, оценка емкости потребительского рынка на уровне муниципальных образований для последующего определения доли, занимаемой на этом рынке отдельными хозяйствующими субъектами розничной торговли в соответствии со ст. 16 законопроекта, может быть осуществлена с использованием показателя денежных доходов населения. Поэтому Росстату совместно с ФАС России и рядом заинтересованных ведомств предстоит разработать методику расчета емкости рынка, а также механизм контроля за соблюдением этой нормы на уровне городских округов и муниципальных районов.

Другим фактором, указывающим на сомнительность рассматриваемой нормы, является неразвитость сети розничной торговли в России. Сетевая розничная торговля занимает более 50% рынка только в двух из 18 крупнейших городов России – СанктПетербурге и Ижевске. При этом региональная структура оборота розничной торговли России неравномерна. Так, почти 60% оборота розничной торговли приходится на субъектов – Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Свердловская область, Краснодарский край, Самарская область, Республики Татарстан и Башкортостан, Тюменская, Челябинская и Ростовская области. Например, Председатель координационного совета Союза независимых сетей России Олег Пономарев высказывает по этому поводу следующие соображения: «В малых городах часто может выжить только один супермаркет. И у него если не 100% продовольственного товарооборота, то уж 40-50% – точно. Что же, в такие муниципальные образования сети с принятием закона не смогут прийти Один гипермаркет, условно, выбивает с рынка одну небольшую сеть из 30 магазинов. В гипермаркете все очень автоматизировано и эффективно, поэтому там работает всего 250 человек. Тогда как в трех десятках сетевых магазинов трудятся 900 человек, которые живут тут же, в сравнительно небольшом городе, где наверняка нет избытка рабочих мест. Да, в гипермаркете цены на товары под федеральными брендами ниже – за счет лучшей логистики и, главное, за счет большого объема закупок. На первый взгляд, это прямая выгода для покупателя. Но гипермаркет преимущественно федеральным товаром и торгует. По подсчетам СНСР, у гигантов на прилавках только 15% местного продовольствия, а у небольших сетей – 45%. Понятно, что при такой статистике с приходом гипермаркета из-за отсутствия сбыта зачахнет небольшой городской молокозавод, а вслед за ним – и фермы»4.

На сомнительность рассматриваемой нормы указывает и Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству в своем Заключении на законопроект: «положение ч. 1 ст. 16 законопроекта, ограничивающее право “хозяйствующего субъекта” на приобретение дополнительных торговых площадей, которое, видимо, следует понимать http://www.rg.ru/2009/11/03/seti.html http://www.rg.ru/2009/10/23/torgovlya.html как ограничение права граждан и юридических лиц приобретать имущество в собственность, вступает в противоречие со ст. 35 Конституции Российской Федерации».

Законопроект вызывает и другие вопросы юридического характера, большинство из которых указаны в Заключениях Правового управления Государственной Думы и Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Например, уже говоря о предлагаемом законопроектом понятийном аппарате, можно отметить, что не усматривается очевидных различий между содержащимися в законопроекте определениями понятий «розничная торговля», «оптовая торговля» и «торговая деятельность»: все они предполагают последующую перепродажу. Кроме того, в законопроекте используется термин «потребитель», однако не конкретизировано, имеются ли в виду «потребители» в понимании Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» либо речь идет также и о потребителях – юридических лицах. В законопроекте не дано определение используемого в тексте понятия «продукция производственнотехнического назначения», в связи с чем остается неясным, будут ли применяться положения законопроекта к отношениям, связанным с организацией и осуществлением деятельности по продаже энергетических ресурсов.

Статья 9 законопроекта предполагает установить, что включение в цену договора поставки продовольственных товаров иных видов вознаграждения за совершение действий, связанных с исполнением покупателем условий этого договора и изменением его условий, помимо названных в данной статье, не допускается. Однако в соответствии со ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. Цены, устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами или органами местного самоуправления, применяются лишь в исключительных, предусмотренных законом случаях. В самом законопроекте содержится указание на то, что цены на товары устанавливаются в соответствии с федеральными законами лишь в случае, если федеральными законами предусмотрено государственное регулирование цен (тарифов, торговых надбавок) на отдельные виды товаров. Таким образом, предусматриваемое проектом ограничение свободы договора сторон, желающих по своему усмотрению определить цену договора поставки, в этом случае вступит в противоречие с положениями ГК РФ. Кроме того, проект не учитывает то обстоятельство, что в соответствии со ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). Таким образом, условие договора поставки о вознаграждении за совершение действий, связанных с исполнением покупателем условий этого договора, может являться частью смешанного договора.

Положение ч. 6 ст. 9 законопроекта – «в договоре поставки продовольственных товаров, передаваемых (приобретаемых) для последующей их перепродажи, не допускается установление запрета перемены лиц по такому договору путем уступки требования и ответственности за несоблюдение указанного запрета сторонами» – противоречит ст. 388 ГК РФ, в соответствии с которой договором может быть установлен запрет уступки требования.

Часть 7 ст. 9 законопроекта – «включение в договор поставки продовольственных товаров условий о совершении покупателем в отношении поставленных товаров определенных действий, об оказании рекламных, маркетинговых и иных услуг, направленных на продвижение продовольственных товаров, а также обусловливание заключения договора поставки продовольственных товаров заключением договора оказания услуг, направленных на продвижение продовольственных товаров, не допускается» – вступает в противоречие со ст. 421 ГК РФ.

Статья 15 законопроекта, как было указано выше, запрещает «навязывать» контрагенту ряд условий. Указанный запрет неясен с точки зрения волеобразования и волеизъявления сторон сделки. Хозяйствующие субъекты, будучи субъектами гражданско-правовых отношений, вступая в договорные отношения, совершают сделки своей волей и в своем интересе. В случае, если при совершении сделки имеется тот или иной дефект воли, сделка может быть оспорена. В свою очередь последствия нарушения запрета «навязывать контрагенту условия», указанные в ст. законопроекта и дублирующие положения гражданского законодательства, в законопроекте не установлены.

В статье 21 законопроекта устанавливаются требования к содержанию региональных и муниципальных целевых программ развития торговли, а также показатели эффективности этих программ. Указанная норма противоречит положениям п. 1 и 3 ст. 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации, согласно которым порядок принятия решений о разработке долгосрочных целевых программ и их формирования и реализации, а также порядок проведения и критерии оценки их эффективности, устанавливаются соответственно нормативными правовыми актами высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, муниципальным правовым актом местной администрации муниципального образования. При этом установление указанных порядков с учетом требований иных федеральных законов Бюджетным кодексом не предусмотрено.

Статья 9 законопроекта устанавливает положение, согласно которому продовольственные продукты, срок годности на которые установлен менее 10 дней, подлежат оплате в срок не позднее 10 рабочих дней со дня приемки товаров покупателем. Однако стоит отметить, что срок годности продовольственных продуктов истекает независимо от того, является ли очередной день рабочим или нерабочим.

В статье 12 законопроекта не разъяснены правовые основания для заключения с уполномоченным органом местного самоуправления договора, предусматривающего размещение и использование нестационарного торгового объекта на земельных участках, в зданиях, находящихся в собственности субъекта Российской Федерации.

3. Перспективы принятия законопроекта Большинство из названных замечаний были озвучены еще до рассмотрения законопроекта в первом чтении и подверглись всестороннему обсуждению. В частности, на заседании рабочей группы по подготовке законопроекта ко второму чтению было принято решение отложить до 1 января 2011 г. вступление в силу вызывающей наибольшее количество вопросов ст. 16, а ограничение в 1млрд рублей по суммарному товарообороту – снять. Но главное ограничение – 25%-ный порог доминирования – в законопроекте остался.

Законопроект был предложен для рассмотрения во втором чтении 10 ноября 2009 г. Однако консенсус по спорным вопросам, очевидно, достигнут не был, а потому тогда же рассмотрение законопроекта было решено отложить. В настоящее время продолжается дискуссия вокруг законопроекта и отдельных его положений.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.