WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 31 |

Такая схема своего рода «оборотной стороны» бесконечно обустраивающейся истории течения прогресса видится рациональным компонентом в намерении постигнуть максимальную сложность и многомерность человеческого бытия на Земле. И, как представляется, должна учитываться в теоретических обобщениях, в том числе и в области вариантов периодизации всемирной истории.

БИБЛИОГРАФИЯ Проблемы…, 2005. Проблемы всеобщей истории. Вып.10. – Армавир.

Дударев С.Л., 2006. Основные этапы всемирной истории. Учебная программа курса по выбору. – Армавир.

Виноградов В.Б., 2006. Российский Северный Кавказ: факты, события, люди. – Москва-Армавир.

Новая…, 1995. Новая и новейшая история. №1.

Гаджиев В.Г., 2005. Мастера отечественного кавказоведения. – Махачкала.

Российский…, 1996. Российский исторический журнал. №3(11).

Фурсов А., 2007. Россия в «буре тысячелетия» // Завтра. Январь.

№3 (687).

В.Е. Баглай СЕКЦИЯ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА И СРЕДНИХ ВЕКОВ В.Е. Баглай (д.и.н., профессор, г. Краснодар) АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЗАПАДНОЙ МЕКСИКИ (КОНЕЦ XX – НАЧАЛО XXI В.) Истоки культуры тарасков, а также своеобразия Западной Мексики в целом, связаны с историческими процессами, имевшими здесь место задолго до появления данного народа в этой части Центральной Америки и тем более много раньше времени прихода европейцев в первой половине XVI в.

Современному исследователю невозможно анализировать культуру тарасков без выявления ее связей, имевшихся не только с современной, синхронной ей ацтекской цивилизацией, но и с теми культурами разного уровня развития, которые, как оказалось, сформировались на западе Мексики в более ранний дотарасканский период Среди проблем, препятствующих полноценному анализу культур Западной Мексики, следует отметить ту, что эта территория, несмотря на некоторые сдвиги в ее изучении, до сих пор представляет собой регион, исследованный с точки зрения и археологической, и исторической в достаточной степени фрагментарно. При этом следует подчеркнуть, что культура тарасков, как наиболее поздняя и наиболее известная, изучена здесь лишь немногим лучше других. Подобная ситуация порождает множество вопросов, связанных с исследованием доколониальной истории ЗаI Сиротенковские чтения падной Мексики, на которые до сих пор часто еще нет ответа.

Некоторую надежду на прояснение исторического прошлого Западной Мексики дают археологические исследования последних десятилетий, которые проводят здесь, прежде всего, мексиканские и американские ученые. Вне всякого сомнения, именно эти исследования позволяют не только более надежно включить Западную Мексику в общую историческую, археологическую, культурную панораму доколумбовой Центральной Америки, в частности, Мексики, но и проследить ее связи с другими, менее известными культурами юга Северной Америки, а также Центральной и Южной Америки.

Для ученых, в том числе и археологов, которые работают в регионе Западной Мексики, в определении сущности, характера развивавшихся здесь обществ и культур, многое еще остается неясным. Вместе с тем остается бесспорным, что в Западной Мексике имело место своеобразное сочетание исторических, географических и культурных факторов, которые в итоге привели к появлению здесь самобытных культур, находившихся на разных стадиях развития.

Речь идет о территориях, которые в настоящее время соответствуют западномексиканским штатам Колима, Халиско, Наярит, Мичоакан, Синалоа, а также частично Гуанахуато, Сакатекас, Дуранго, Герреро.

О слабой степени археологического исследования Западной Мексики говорят некоторые данные статистики.

Для понимания состояния научных исследований в этой области, можно сравнить Западную Мексику с доступными нам данными относительно сходных с точки зрения географических условий и культурно-исторической ситуации по штату Аризона в США, который, подобно Западной Мексике, занимает около 300 тыс. кв. км. В Аризоне документировано около 50 тысяч археологических объектов и зон. В это же время Национальным институтом антропологии и истории Мексики на территории пяти штатов Западной Мексики отмечено официально только 2880 археологически значимых объектов.

В.Е. Баглай Другим показателем сравнения может быть и то, что в Западной Мексике с помощью радиоуглеродной датировки проверено около четырехсот археологических объектов. В то же время даже в самой Мексике, в таких сравнительно небольших мексиканских штатах, как Тлашкала (Tlascala, Тласкала) и Пуэбла, около ста объектов, а в одном только Теотиуакане, центре важнейшей классической культуры древней Мексики, их пятьдесят.

Тем не менее, опираясь на имеющиеся археологические данные и используя диахронический и синхронический методы, можно описать аборигенные культуры Западной Мексики не только последних двух столетий доколониального, но и даже дотарасканского периода. Реализовать это можно, прибегнув к принятой в настоящее время периодизации, использующейся и в отношении всей остальной Центральной Америки. Эти периоды следующие:

1. Палеоиндейский период (до VII тыс. до н.э.) 2. Архаический период (VII-II тыс. до н.э.) 3. Ранний Формативный период (II тыс. до н.э. - 1300 г.

до н.э.) 4. Средний Формативный период (1300 г. до н.э.- 300 г.

до н.э.) 5. Поздний Формативный период (300 г. до н.э.- 300 г.

н.э.).

6. Классический период (300 г.- 900 г.) 7. Постклассический период (около 900 г. - начало XV в.) Открытые исследователями археологические памятники, несмотря на неполноту данных, позволят понять, как и почему культуры Западной Мексики развивались именно тем или иным образом в период от начала заселения этого района и до появления на исторической арене тарасков (Постклассический период) [Beekman Chr. S., 2000; Mountjoy J.B., 1998. P.251-265; Manzanilla L., 2000. P.87-107;

Roskamp H., 1998. P.37-38; Servain-Riviale F., 1995].

I Сиротенковские чтения БИБЛИОГРАФИЯ Beekman Chr. S., 2000. The correspondence of regional patterns and local strategies in Formative to Classic West Mexico // Journal of anthropological archaeology, v.19, №4. - Michigan.

Mountjoy J.B., 1998. The evolution of complex societies in Western Mexico: a comparative perspective // Ancient West Mexico. Art and archaeology of the unknown past. - Chicago.

Manzanilla L., 2000. The construction of the underworld in Central Mexico. Transformations from the Classic to the Postclassic // Mesoamerica's classic heritage. From Teotihuan to the Aztecs. - Univ. Press of Colorado.

Roskamp H., 1998. La historigrafa indgena de Michoacn. El Lienzo de Jucutcato y los Titulos de Carapan. - Leiden.

Servain-Riviale F., 1995. Physionomie et palophatholologie des populations prcolombiennes de l'Occident du Mexique // Journal de la sosit des amricanistes, №181. - Paris.

А. Баранцов А. Баранцов (студент, г. Армавир) МАГИЯ В РЕЛИГИИ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА «Многие писатели-классики считали Египет источником возникновения магических знаний. Древность его цивилизации, обилие храмов и пирамид, таинственные боги с головами животных и птиц, загадочные иероглифы, ритуалы в честь усопших, обожествление фараонов создали влекущую и завораживающую атмосферу, которая для приверженцев оккультизма до сих пор не исчезла во мраке забвения».

Ричард Кавендиш Вера в магию, т.е. в могущество заклинаний, имен, рисунков, сформировала обширную часть религии древнего Египта. Египтяне верили, что их окружают бесчисленные существа, видимые и незримые, подразделявшиеся на добрых и злых. Они были похожи на простых людей, обладали теме же эмоциями, слабостями, чувствами. Цель магии заключалась в том, чтобы установить превосходство над этими существами. К дружелюбным существам приносили жертву, обряды, чтобы привлечь на свою сторону. Чтобы защититься от враждебности злых духов, использовались магические заклинания, фигурки, рисунки. Египетская магия заставляла всех существ окружающих человека, исполнять его волю вопреки своим желаниям.

Некоторые историки (В.Замаровский, К.В Керрам) считают, что религия старше магии, другие (Б. Мерц, Э.А. Уоллис Бадж) думают, что именно магия дала жизнь религии.

Мое мнение относится ко второй группе историков, так как большое количество древнеегипетских религиозных церемоний берут свое начало в суевериях, когда Бог еще не осознавался в какой-то конкретной форме. Например, в книге Уоллиса Баджа «Магия древнего Египта», автор пишет, что «изображение секиры, ставшее позднее иероглифом Единого Бога и «бога» вообще, указывает на то, что I Сиротенковские чтения это орудие в додинастические времена использовалось в ряде религиозных магических церемоний, где мистическим образом символизировало присутствие высшей силы». Таким образом, Бадж делает вывод, что магия и религия в Египте сосуществовали на протяжении всей его истории.

Поэтому изучение одного из этих явлений неизбежно включает в себя и исследование другого.

Известно, что древнеегипетские тексты описывали способности жрецов. Повинуясь их приказу, неодушевленные фигурки и рисунки оживали и выполняли волю создателя.

Люди верили, что ни бог, ни добрый или злой дух, ни демон были не в состоянии сопротивляться магическим заклинаниям. Земля могла развернуться, а реки, вопреки своей природе, потечь в гору, даже движение солнца в небе могли остановить словом. Таким образом, «слово» в магии играло самую важную роль в оживлении и в нанесении ущерба.

Вера в могущество магов, как верхушки населения, так и низших слоев население обеспечивала самим магам привилегированное положение. Идя навстречу религиозным потребностям всего населения, жрецы организовывали пышные церемонии. Иногда эти мероприятия проводили шарлатаны, преследующие свои интересы. Египтяне верили в Единого Бога, всемогущего, вечного и незримого, который сотворил все сущее. Но вера в Бога не избавила Египтян от магических элементов.

Даже в Библии можно проследить эту связь. Так Стефан с гордостью заявляет, что великий законодатель Моисей «был научен всей мудрости египетской» и был «силен в словах и делах» (Деян., 7: 22). Магия и религия не должны исключать друг друга, поскольку первое понятие относится больше к определенной картине мира, в то время как религия очерчивает отношение человека к Богу. Существуют как различные представления о божественной сущности, так и различные картины мира. В основе можно различить магическую, мифическую и рациональную картины мира, которые пытались сопоставлять с состоянием сна, с картинами сна и с состоянием бодрствования.

А. Баранцов Наглядный пример, содержащий элементы магии и религии - это египетская «Книга мертвых». У каждого человека есть свой звездный час, главное событие, которое окрашивает все его существование светом истины. У жителя Древнего Египта таким событием было погребение. Вся жизнь древнего египтянина служила подготовкой к великому путешествию в загробный мир. Именно со смертью приходила истинная оценка содеянного за время краткого земного существования, навечно определяющая будущее души жителя долины Нила. Поэтому "Книгу мертвых", которую клали в гроб каждому усопшему, можно с полным основанием назвать главной книгой египтянина. Это не набор поучений или молитв, а верный спутник усопшего, помогающий ему не сбиться с пути в столь непохожем на земной мир ином мире. Важный момент занимает 125 глава «Исповедь отрицания» в ней приводятся длинный перечень отрицаний:

Я не чинил людям зла… Я не поднимал руку на слабого… Я не убивал Я не приказывал убивать… и т.д.

Египтяне верили, что письменный отказ от грехов (неважно совершали ли они грех или нет) поможет им получить оправдательный приговор на загробном суде и обрести вечное блаженство в царстве мертвых. Т.е. слова «отрицаний» считали магическими.

Магия была также связана с медициной. При использовании лекарств приводились магические заговоры. Магия находила употребление и в других сферах, например, в государственных и военных делах. Таким образом, магия оказывала разностороннее влияние на жизнь древних египтян. При этом преобладали отрицательные мотивы.

Фанатичная вера в магические символы, амулеты нередко приводила к деструктивным последствиям для общества.

I Сиротенковские чтения М.С. Соколов (студент, г. Ставрополь) АНТИЧНЫЕ АВТОРЫ О ЛИЧНОСТИ ГАННИБАЛА О Ганнибале писали многие античные авторы: Тит Ливий, Полибий, Корнелий Непот, Аппиан, Плутарх. При этом необходимо отметить, что они не ставили перед собой цель всесторонне охарактеризовать личность Ганнибала, а касались этого вопроса лишь вскользь при рассмотрении II Пунической войны.

Одной из спорных проблем является определения даты рождения Ганнибала. Все писавшие о карфагенском полководце единодушны в том, что свою клятву «не быть другом римлян» он произнес в возрасте девяти лет. (Polyb. III.

11, 15; Nepot. II. 3; Liv. XXI. 1, 4; App. Hannib. I. 3). Командование войсками в Испании он принял в 221 г.; по сведениям Корнелия Непота (Nepot. II. 3), Ганнибалу тогда не было и двадцати пяти лет. Согласно еще одному указанию Полибия (Polyb. XV. 19), когда пунийский полководец в г. вернулся из Италии на родину, ему было больше сорока пяти лет. Исходя из этого мы можем считать, что, по данным античной традиции, Ганнибал родился в 247 г. (Тит Ливий, Корнелий Непот), по Полибию, время рождения Ганнибала - 247-246 гг. На счет даты рождения полководца я соглашусь с данными Тита Ливия и Корнелия Непота.

Ганнибал с детства много времени проводил в военном лагере, участвовал в походах, наблюдал за дипломатической деятельностью отца. Все это, несомненно, оказало решающее воздействие на формирование личности полководца. Именно ко времени смерти Газдрубала и выдвижению Ганнибала на его место и относится описание личности полководца, данное Титом Ливием. Ганнибал был смелым и осмотрительным, не было такого труда, от которого бы он уставал. Но наряду с этими достоинствами он обладал и ужасными пороками. Карфагенский полководец был М.С. Соколов жесток, вероломен, бесчеловечен и не уважал святынь (Liv.

XXI. 4). Такая оценка Ганнибала античным историком не удивительна. Тит Ливий был гражданином и патриотом Рима, а значит, по-другому оценить врага своей страны и не мог.

В описании Полибия, Ганнибал - гениальный полководец, который смог побеждать на вражеской территории.

Но Полибий считал, что каким бы искусным стратегом ни был Ганнибал, победить Рим он бы не смог. Греческий историк в своем труде четко изложил все преимущества римского государственного устройства над карфагенским (Polyb. III. 55-56). Это было главной причиной поражения Ганнибала. Одна, даже гениальная личность не может противостоять системе.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.