WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |

Период относительной социально-политической стабильности, не сопровождающийся значительными потрясениями, переворотами и кардинальными реформами, пришелся на первую треть XV в. (1400-1434 гг.). Этот этап был воспринимаем уже ближайшими потомками через одно-два поколения как «золотой век флорентийской республики», когда возникающие в обществе проблемы решались «не с оружием в руках за баррикадами, а шарами при голосовании». Однако за покой пришлось заплатить соответствующую цену: сужение рамок коммунальной демократии, вытеснение из системы управления членов младших цехов, тенденция к замыканию правящей элиты, девальвация многих республиканских ценностей, возрастающая политическая индифферентность большой части граждан стали платой за устойчивость политического равновесия и блестящий культурный расцвет Флоренции, начавшийся именно в этот период.

Осмысление «новшеств» в сознании горожан было всегда тесно связано с феноменом политического изгнанничества, составляющего острую проблему для всех коммунальных обществ городов-государств Италии. Частые смены политических режимов в городе на Арно в XIV в. сопровождались многочисленными высылками противников пришедшей к власти социальной группы, а их возвращение вследствие очередного переворота почти всегда приводило к так называемым «политическим и налоговым вендеттам», когда вернувшиеся изгнанники требовали возвращения раI Сиротенковские чтения нее конфискованного и уже перераспределенного имущества, а также возмещения ущерба и политического реванша. Необходимость предотвращения в такие периоды усилившихся проявлений произвола и беззакония, всплеска преступности и насилия, угрозы сползания общества к диктаторских методам правления и широкомасштабному террору, порождала в сознании граждан ментальные установки поисков «золотой середины», то есть отказа от радикальных крайностей. Эти настроения особенно заметны во второй половине XIV в., в эпоху частой смены политических режимов.

Горожане довольно редко осознавали благодетельность политических перемен, современниками которых они являлись и чаще в том случае, если в результате происходил, как им казалось, возврат к недавнему прошлому и удавалось избежать опасности единоличной власти и диктаторских форм правления. В XIV в. большая часть пополанов приветствовали свержение герцога Афинского в августе 1343 г. и восстановление полномочий выборной Синьории, воплощающей в ментальных представлениях коммунальный суверенитет. То же самое можно сказать про государственный переворот в январе 1382 г., устранивший не только «мир, вывернутый наизнанку» - преобладание младших цехов у кормила власти, но и начала диктаторских действий Джорджо Скали и Томмазо Строцци, сумевших сосредоточить в своих руках чрезвычайные функции власти. Хотя одобрение перемен начала 1382 г. не отличалось таким единодушием, как свержение герцога Афинского, однако большинство граждан были удовлетворены постановлениями балии февраля-марта 1382 г. специально избранной комиссии для проведения реформ, законодательная практика которой, учитывая опыт прошлого, не допустила и возвращения диктатуры партии гвельфов, установив, таким образом, некоторое социально политическое равновесие в обществе.

В какой-то мере опыт происходящих событий учитывался и в умах отдельных граждан, в частности, представителей семьи Медичи. Козимо Медичи в 1434 г. удалось И.А. Краснова утвердить персональное влияние в городе именно потому, что не происходило никаких видимых перемен в системе управления: весь республиканский антураж оставался на прежних местах, граждане иногда приходили к мысли, что под коммунальными формами скрывается по сути единоличная власть, но эти мысли носили еще очень неопределенный характер. Неизменные реалии политической жизни не давали им возможности окончательно убедиться в изменении режима.

I Сиротенковские чтения Ю.Г. Смертин (д.и.н., профессор, г. Краснодар) «ПЕРЕСТРОЙКА» В ЮЖНОЙ КОРЕЕ:

ГОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА РО ДЭ У Ро Дэ У родился в 1932 г. в деревне, неподалеку от Тэгу в семье мелкого чиновника. После окончания местной школы пошел в армию, служил в военной полиции, в г. поступил Военную академию, которую окончил в 1955 г.

В 1959 г. обучался в США в Специальной военной школе (Северная Калифорния). В 1968 г. окончил Корейский армейский военный колледж, затем принимал участие в войне во Вьетнаме.

По возвращению в Сеул он был повышен в звании до бригадного генерала и с 1974 г. по 1979 г. был командиром Особой воздушно-десантной бригады. Затем был командующим силами безопасности столичного округа. Играл важную роль в военном перевороте, который привел к власти в декабре 1979 г. его близкого друга Чон Ду Хвана. После переворота Ро занимал высокие посты на воинской службе, в 1981 г. демобилизовался из армии и был назначен государственным министром по делам политики и безопасности. С этого времени оп считался преемником Чон Ду Хвана. В марте 1982 г. он стал министром по делам спорта, а в следующем месяце – министром внутренних дел. В июле 1983 г. он был назначен президентом Оргкомитета Сеульской олимпиады и одновременно президентом Корейского олимпийского комитета.

Подтверждением того, что Ро рассматривается Чоном в качестве наследника во власти, стали выборы его в Национальную ассамблею и на пост Президента правящей Демократической партии справедливости (ДПС) в 1985 г. В начале 1987 г. начались массовые демонстрации и забастовки в связи со смертью студента от полицейских пыток.

Неблагоприятный имидж военной хунты в глазах мировой Ю.Г. Смертин общественности ставил под угрозу проведение Олимпийских игр в Корее. В июне 1987 г. выдвижение Ро Дэ У кандидатом на президентские выборы привело к новым массовым демонстрациям, которые окончились только после того, как Ро пообещал, что инициирует серию реформ. Они включали прямые президентские выборы и амнистию для политзаключенных, включая ветеранов оппозиционного движения Ким Тэ Джуна и Ким Ён Сама. Был разработан проект новой конституции. Чон принял эти предложения, и Ро стал президентом ДПС в августе 1987 г.

На президентских выборах 1987 г., которые знаменовали начало подлинно многопартийной демократии, оппозиция – Демократическая партия за воссоединение (ДПВ), Партия мира и демократии (ПМД) – выдвинула своих кандидатов, но победил кандидат ДПС Ро Дэ У, набравший 36,6% голосов электората. Новая конституция вступила в действие в феврале 1988 г. На выборах в Национальное собрание в апреле 1988 г. большинство мест получили ДПС (124 из 2999), ПМД (71) и ДПВ (59). Новое правительство обещало расширить автономию университетов, разрешить создание студенческих организаций, либерализовать законы о печати и облегчить поездки граждан за границу. Президентство Ро было отмечено успешным, с точки зрения организации и проведения Сеульской олимпиады в октябре 1988 г. Включение Южной Кореи в мировой контекст способствовало усилению процессов демократизации в обществе. Власти дали согласие на образование новых профсоюзов, которые получили право на заключение коллективных договоров, и объявили об отмене обязательной военной подготовки для студентов университетов, извинились за кровавое подавление студенческого восстания в г.

Кванджу (май 1980 г.), официально разрешили торговлю с соцстранами и доступ к информации о них.

После Олимпиады администрация Ро Дэ У активизировала проведение т.н. северной политики, направленной на установление связей с коммунистическими государствами;

с СССР полномасштабные дипломатические отношения были установлены в 1990 г. В сентябре 1989 г. Ро выдвиI Сиротенковские чтения нул идею образования «корейского сообщества» в качестве промежуточного шага для воссоединения Севера и Юга в «объединенную демократическую республику», в 1991-гг. с Северной Кореей был заключен ряд соглашений, но они не получили воплощения до ухода Ро с поста президента в 1993 г.

Лишился власти инициатор «перестройки» в результате процессов, которые сам и вызвал. Ослабление контроля над прессой сделало ее свободной, а «демократизация» превращалась в демократию. Как и в СССР, «перестройка», в конце концов, уничтожила своего лидера. В конце 80-х гг. студенты возобновили антиправительственные выступления, на предприятиях и железных дорогах начались забастовки, крестьяне проводили массовые демонстрации в Сеуле. Политическая оппозиция консолидировалась, она объединилась в Демократическую либеральную партию (ДЛП), которая на выборах в 1990 г. получила более 2/депутатских мандатов в Национальном собрании. На президентских выборах в декабре 1992 г. президентом был избран Ким Ён Сам, кандидат от ДЛП, набравший 42% голосов. Первый в истории Кореи гражданский президент продолжил реформирование общества и государства, углубляя политическую и экономическую демократию.

Ро Дэ У, как и Чон Ду Хван, при новом президенте стали объектами нападок со стороны тех, кто хотел, возвратиться к вопросу о персональной ответственности военных за событии в Кванджу. В 1993 г. бывший генерал Чон Сон Хва через суд обвинил Чона и Ро в организации военного мятежа в 1979 г. Судебное расследование подтвердило обвинение, но никаких последствий это не имело. Это вызвало волну протестов, и в декабре 1995 г. Чон и Ро были арестованы и обвинены в коррупции, мятеже и государственной измене. Чон Ду Хвана приговорили к смертной казни, которая позднее была заменена пожизненным заключением, а Ро Дэ У к 22 с половиной годам тюрьмы, затем срок был сокращен до 17 лет, и большому штрафу. Однако оба они были освобождены из тюрьмы по амнистии, проведение которой потребовал после своего избрания в декабре Ю.Г. Смертин 1997 г. на пост президента Ким Тэ Джун, давний политический оппонент когда-то могущественных узников.

Корейский опыт перехода от тоталитаризма и авторитаризма к демократии перекликается с политикой «перестройки» в СССР, что позволяет сделать вывод об универсальности процессов модернизации обществ с неразвитыми институтами гражданского общества. Разумеется, на ход и длительность трансформации влияют исторический опыт, картина мира, общественная этика и другие составляющие национального менталитета.

I Сиротенковские чтения Б.В. Виноградов, (д.и.н., доцент, г. Славянск-на-Кубани) В.Б. Виноградов (д.и.н., профессор, г. Армавир) ЕЩЕ РАЗ ОБ ИНТЕГРАТИВНОСОБЫТИЙНОЙ ПЕРИОДИЗАЦИИ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ Учреждение в Армавирском госпединституте в 1993 г.

кафедры всеобщей истории ознаменовалось, по крайней мере, двумя принципиально важными и взаимосвязанными идеями. Впервые специальной брошюрой была издана разработанная В.Б. Виноградовым, С.Л. Дударевым и Е.И.

Нарожным оригинальная периодизация всемирной истории. Параллельно в кавказоведческую литературу вошла дефиниция В.Б. Виноградова «российскость», принятая к интенсивной разработке исследовательским коллективом возглавляемой им научно-педагогической школы в качестве определяющей парадигмы взаимозаинтересованного процесса русско-кавказской интеграции.

Последовавшие вслед за тем разносторонние действия были недавно обобщены в статье, неслучайно помещенной в сборнике «Проблемы всеобщей истории» [Проблемы…, 2005. С.123-128], посвященном 90-летнему юбилею профессора Василия Трофимовича Сиротенко. В связи с дальнейшим нарастанием и углублением соответствующих усилий [см., например: Дударев С.Л., 2006; Виноградов В.Б., 2006] уместно, как представляется, акцентировать некоторые конкретные положения.

Широкий, научно-общественный резонанс вышеобозначенных инициатив и реальных наработок совпал по времени с началом позитивной консолидации отечественной исторической науки, подвергшейся массированному погрому в условиях развала СССР и крайнего разгула сепаратизма на Юге России. Деструктивным националистичеБ.В. Виноградов, В.Б. Виноградов ским силам противостояли не только локальные, провинциальные «очаги сопротивления», но и наиболее компетентные и авторитетные ученые и научные издания.

Так, академик РАН И.Д. Ковальченко в проблемной статье, помещенной в журнале «Новая и новейшая история» [Новая…, 1995], подчеркнул: «Вся история человечества – это растущее общение, взаимосвязь и взаимовлияние народов и стран». Патриарх изучения 1000-летней истории России, академик РАН Б.А. Рыбаков тогда же провозгласил «беспрецедентным в мировой истории добровольное вхождение в состав Российской империи целого ряда народов, в том числе значительной части северокавказских» [цит. по:

Гаджиев В.Г., 2005. С.49, 336]. Академик МАН Л.И. Кузеванов с похвалой охарактеризовал результаты деятельности армавирских коллег как «неклассическую концепцию истории», которая «поможет реализовать гражданина XXI века; во многом будет содействовать укреплению стабильности российской цивилизации» [Российский…, 1996. С.7].

Не составляет труда продолжить эту сводку. Но не в ней главное! Настойчивое и успешное дальнейшее осуществление перспективной программы побуждает внимательно отслеживать, учитывать и синтезировать параллельные концепции длительной эволюции человечества, подверженной противоречивому воздействию как поступательных, так и конфликтогенных, а также глубоких кризисных факторов и проявлений, имеющих серьезнейшие ойкуменические последствия для хода формирования «современной цивилизации» во всех ее проявлениях. В конце концов, кризис (от греческого – решение, решительный исход) – это перелом, тяжелое переходное решение, определяющее судьбообразующее перерастание в новое (отнюдь не случайное) качество.

Например, в последние 10 лет своими аналитическими построениями знаменит Институт российской истории РГТУ, возглавляемый известным мыслителем и публицистом Андреем Фурсовым. Именно сейчас происходит обнародование и апробация теории нескольких тяжелых системных кризисов, буквально потрясших человечество, решающе «переформатизировав» его в русле восхождения к единому будущему.

I Сиротенковские чтения Обосновывается, что таковых пережито не меньше трех:

1) самый долгий и страшный кризис верхнего палеолита, закончившийся «неолитической революцией»; 2) поздняя античность, времена мучительного падения Западной Римской империи в тугом комплексе всех проявившихся причин и последствий; 3) кризис так называемого «длинного» XVI в. (1453-1648), т.е. между захватом Константинополя турками-османами и Вестфальским миром, завершившим Тридцатилетнюю войну.

Начиная с рубежа 1960-70 гг. постулируется и нарастает очередной всеохватный, поистине планетарный кризис в условиях конфликтогенного потенциала неизбежной глобализации в ее разных эмпирически «нащупываемых» или искусственно конструированных моделях [см. конспективное изложение: Фурсов А., 2007 и др.].

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.