WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 31 |

Curti M., 1963. American Philanthropy Abroad: A Нistory. - New Brunswick.

McCarthy K.D., 1984. Philanthropy and Culture: The International Foundation Perspective. - Philadelphia.

Б.Б. Гогуев Б.Б. Гогуев (аспирант, г. Ставрополь) ВЕНГЕРСКО-ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1930-Х ГГ.

Конкурентная борьба за влияние в Центральной Европе между Францией, Великобританией, Германией и Италией переплеталась с борьбой между малыми странами этого региона. Одними из наиболее непримиримых были противоречия между Венгрией и Чехословакией.

В политическом отношении, непосредственно после возникновения чехословацкого государства, его руководители считали врагом номер один не Германию, а скорее Венгрию, предъявлявшую к Чехословакии территориальные претензии на Словакию и Подкарпатскую Украину.

Поэтому Чехословакия в данный момент больше опасалась венгерского реваншизма и стремилась с самого начала противостоять ему дипломатическими, а в случае необходимости и военными средствами.

Со своей стороны правящие круги Венгрии не могли примириться с территориальными изменениями в Дунайском бассейне после распада Австро-Венгерской монархии и подписанием Трианонского договора. Они не хотели отказаться от «тысячелетних границ» святостефанской короны и требовали восстановления экономического и государственного единства Венгрии в Дунайском регионе.

В венграх воспитывалось чувство национальной униженности и непримиримости к каждой букве постановлений Трианона. Различные организации и учреждения ревизионистского толка развернули широкую пропагандистскую кампанию, чтобы продемонстрировать перед всем миром несправедливость Версальской системы и в то же время отвлечь от насущных социальных проблем широкие круги собственного народа. Внешними атрибутами этой политики были миллионные тиражи красочных карт с изоI Сиротенковские чтения бражением кинжала, кромсающего «живое тело» «святостефанской Венгрии», натуралистические изображения статуй с неестественно скорченными фигурами, олицетворяющими части «святостефанской короны», отошедшие к соседним государствам, и повсеместно бьющие в глаза, кричащие плакаты с лозунгом «Nem, nem soha!» («Нет, нет, никогда!») [Поп И.И., 1972. С.5]. Единственной политической организацией Венгрии, выступавшей против подобного курса, была коммунистическая партия. В ее органе, газете «Долгозок ланья» (“Dolgojok lanjya”), систематически публиковались материалы антиревизионистского характера.

Основным препятствием на пути ревизии Версальской системы в Центральной Европе венгерское правительство считало Чехословакию. Поэтому оно оставалось глухим и к действиям министра иностранных дел Чехословакии Э.

Бенеша в Лиге Наций, направленным на стабилизацию и улучшение отношений между двумя странами, и к «примирительным» посланиям президента Т.Г. Масарика. Одновременно настойчиво продолжались поиски надежного союзника в борьбе против своих соседей — Чехословакии, Румынии и Югославии. Первую брешь во внешнеполитической изоляции удалось пробить в 1927 г. подписанием итало-венгерского соглашения, после чего Венгрия наряду с Австрией стала опорным пунктом Италии в Центральной Европе. Но в Венгрии на Италию не возлагали большие надежды, считая, что из-за слабого военного потенциала она не сможет в нужное время оказать Венгрии действенную помощь.

Вопрос о национальных меньшинствах всегда стоял на повестке дня отношений Венгрии и Чехословакии. В начале 1937 г., когда венгерские правящие круги искали новые пути для осуществления своей ревизионистской политики, он стал их главным орудием.

Сепаратистские устремления венгерских реваншистов были отражены в деятельности националистических организаций в Чехословакии — Христианско-социальной партии и Венгерской народной партии. По примеру генлейБ.Б. Гогуев новцев, стремившихся сгруппировать под своим руководством все буржуазные немецкие партии в Судетах, обе буржуазные венгерские партии в марте 1936 г. слились в единую Венгерскую объединенную партию. Как указывалось на её учредительном съезде в Новых Замках, целью этого слияния было «завоевать автономию Словакии и Закарпатской Руси (Подкарпатской Украины)» [Ежегодный…, 1936. С.476].

Глинковская партия продолжала настаивать на автономии Словакии и отвергала предложения вступить в правительство. В 1936-1938 гг. она установила связи с другими "автономистскими" партиями в ЧСР, но в отличие от них всё ещё находилась на позициях единого чехословацкого государства. В июне 1936 г. произошло объединение двух венгерских партий — Христианско-социальной и Национальной в Объединенную венгерскую партию, которая в 1938 г. установила тесные отношения с Судето-немецкой партией Генлейна [Пушкаш А.И., 2003. С.68]. На съезде в Песчанах ГСНП одобрила резолюцию, призывавшую к борьбе за автономию Словакии. Боязнь немецкого и венгерского ирредентизма заставляли Прагу игнорировать словацкие требования, а также отрицать справедливость польских претензий.

Соседние страны с самого начала пытались использовать национальное недовольство внутри ЧСР в своих интересах. Они вели постоянную античехословацкую пропаганду, поддерживали националистические партии, в том числе и материально. Крупные европейские державы, выступавшие арбитрами в этой нелёгкой политической ситуации, не могли привести к разрешению спорных национально-территориальных вопросов, ибо их действия руководствовались политикой личной выгоды. Франция в итоге потерпела крах в своей политике сколачивания Дунайской федерации; Италия, шаг за шагом, уступала Германии свои позиции в Дунайском бассейне; стало действительным фактом признание Италией решающей роли Германии во многих вопросах, касающихся Дунайского бассейна. Венгерско-чехословацкие отношения, и без того нахоI Сиротенковские чтения дившиеся напряжённом состоянии после 1919 г., всё сильнее заходили в тупик.

БИБЛИОГРАФИЯ Ежегодный…, 1936. Ежегодный вестник «Заграничная политика».

Поп И.И., 1972. Чехословацко-венгерские отношения 1935-1939.

- М.

Пушкаш А.И., 2003. Внешняя политика Венгрии (фев.1937 – сент. 1939 гг.). - М.

С.В. Печенкин С.В. Печенкин (к.и.н., доцент, г. Воронеж) К. РАДЕК – «МОГИЛЬЩИК» ТРОЦКИСТСКОЙ ОППОЗИЦИИ В истории российского социал-демократического и коммунистического движения есть достаточно много «белых» пятен. В частности, нет четкого анализа понятия «российская оппозиция» применительно к 20-м годам XX в.

Проблема состоит в неясных, нечетких контурах самого оппозиционного движения в СССР. Практика оппозиционного движения показала, что троцкизм как политическое течение на поверку оказался невостребованным широкими народными массами и эта практика еще раз показала, что в политической жизни России существует феномен – слабое оппозиционное движение.

В чем особенности этого феномена На примере политической деятельности К.Радека в рядах троцкистской оппозиции хотелось бы вскрыть некоторые аспекты данного феномена.

15 октября 1923 г. в ходе внутрипартийной дискуссии в РКП (б) появляется «заявление 46-ти» в Политбюро ЦК РКП (б), где наряду с подписями Е. Преображенского, Ю. Пятакова, Н. Муралова, А. Бубнова, появляется и подпись К.

Радека [Артемов В.А., 2000. С.144]. Каковы причины перехода К. Радека в стан оппозиции В силу того, что К. Радек не смог пробиться на дипломатический Олимп, с одной стороны, с другой – из-за неудачной деятельности в рамках Коминтерна он получает негативную оценку руководства РКП (б), ИККИ, и переходит на позицию троцкизма, хотя нужно оговориться, что он никогда не был «твердым» троцкистом [Артемов В.А., 2000. С.146].

XIII конференция РКП (б) 16-18 января 1924 г. констатировала факт существования оппозиции, а К. Радек был отнесен к ее влиятельной части [Борьба…, 1970. С.220].

I Сиротенковские чтения В январе 1925 г. Л. Троцкий был снят с высших постов в государстве, а К. Радек в декабре 1927 года, на XV съезде был исключен из партии. 12 января 1928 г. НКВД объявило о ссылке руководителей оппозиции в Сибирь. К. Радек был отправлен в Тобольск, а в июне 1928 г. переведен в Томск, где вместе с другими оппозиционерами внимательно следил за событиями в стране.

По свидетельству немецких историков, К. Радек говорил В. Зорге о том, что теперь их всех убьет материальная нужда [Steffen I., Wiemers A., 1977. S.77]. И в конечном итоге он оказался прав, так как не только материальная нужда, но и политический вакуум, толкнули большинство ссыльных на капитуляцию перед режимом И. Сталина.

Практически нигде, ни в российской, ни в зарубежной историографии, не проанализирован этот этап его деятельности: с 1928 до 1930 года.

Какую же роль сыграл К. Радек в троцкистской оппозиции И его противники, и его соратники все в один голос утверждают, что именно он, К. Радек сыграл злую шутку с оппозицией, морально, идеологически ее развалив.

Один из лидеров оппозиции, Н. Муралов, в апреле г. в письме к Н. Мрачковскому, Х. Раковскому и И.Н.

Смирнову, анализируя деятельность К. Радека в рядах оппозиции акцентирует внимание на то, что «замечательные произведения будущего нарушителя (К. Радека – С.П.) законов и традиций переваривались агентами ГПУ и обогащали архивы и подвалы последнего» [РГАСПИ. – Ф.326, оп.1, Д.107, л.122]. То есть, Н. Муралов приглашает своих собеседников задуматься над тем, почему, когда началась внутриоппозиционная дискуссия, «всем надоевшая писанная болтовня с проработкой троцкизма беспрепятственно путешествовала по всему Союзу и аккуратно доставлялась многочисленным адресатам» [РГАСПИ. – Ф.326, оп.1, Д.107, л.122]. И. Н. Муралов прямо обвиняет К. Радека в изгнании Л.Д. Троцкого из Союза: «Болтовня о «блоке» и энергичная проработка К. Радеком «троцкизма» способствовала (подчеркнуто автором – С.П.) решению право-центристской группы об изгнании Л.Д. из Союза» [РГАСПИ. – Ф.326, оп.1, С.В. Печенкин Д.107, л.122.]. В июне 1929 г. Х. Раковский в письме к С.

Минцу отмечает, что «попавши в Тобольск … он (т.е. К. Радек – С.П.) стал заниматься переоценкой ценностей» [РГАСПИ. – Ф.326, оп.1, Д.135, лл.24-26]. И Х. Раковский намекает, что уже в это время К. Радек пытается наладить контакт с Москвой, с официальными органами [РГАСПИ. – Ф.326, оп.1, Д.135, лл.24-26]. В письме Х. Раковский повторяет мысли Н. Муралова о том, что «импульсивность Радека» действовала во вред оппозиции.

Практическая деятельность К. Радека способствовала тому, что он сумел все-таки сагитировать оппозицию и привести ее к И. Сталину. Отметим, что после этого критического письма к Минцу, Х. Раковский, как один из лидеров, в августе 1929 г. попросился обратно в партию [РГАСПИ. – Ф.326, оп.1, Д.135, лл.27-31]. Сталин должен был быть благодарен К. Радеку. Эта благодарность выражается в возвращении его в Москву и в предоставлении работы в международном отделе ЦК ВКП (б), где он становится заведующим отделом газеты «Известия». Полагаю, что когда К. Радека арестовали в сентябре 1936 г. по обвинению в создании «параллельного антисоветского центра», то он стал одним из немногих, кто не был приговорен к расстрелу. Об этом стоит задуматься и в целом его можно расценивать как «могильщика» троцкистской оппозиции.

БИБЛИОГРАФИЯ Артемов В.А., 2000. Карл Радек: идея и судьба. – Воронеж, 2000.

Борьба…, 1970. Борьба В.И. Ленина и Коммунистической партии Советского Союза против троцкизма. – М., 1970.

Steffen I., Wiemers A., 1977. Auf zum letzten verhr. Erkentnisse der verwntwotlichen Hofnarzen der Revolution Karl Radek. – Mnchen, 1977.

РГАСПИ. – Ф.326, оп.1, Д.107, л.122.

I Сиротенковские чтения С.В. Назаров (к.и.н., доцент, г. Армавир) ЖЕНСКАЯ ПОЛИТИКА ГЕРМАНСКОГО НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА В годы фашистской диктатуры женщины были лишены многих из завоеванных в течение предыдущего столетия демократических прав, например избирательного права.

Женщины не допускались также к преподаванию в высших учебных заведениях, к профессиям судьи, адвоката и т.п. Идеал немецкой женщины в духе фашистской идеологии выглядел следующим образом: «Немецкие женщины хотят быть только женами и матерями… Они не скучают по фабрике, не тоскуют по работе в конторе и парламенте.

Уютный дом, любимый муж и кучка счастливых детишек ближе их сердцу».

Следует отметить, что национал-социализм изначально (с момента создания Программы НСДАП 1920 г.) интерпретировал окружающий его мир как мужской. Это проявлялось уже в языке Программы, речь в ней шла о «гражданах», «немцах». Да и впоследствии, говоря о будущих выдающихся личностях, Гитлер имел в виду «сыновей народа», а отнюдь не его дочерей. Не исключено, впрочем, что здесь определенную роль играет свойственная немецкому языку андроцентричность [Горошко Е., Кирилина А., 1999.

С.239]. Единственное упоминание о женщине (только как о матери, в одном контексте с ребенком) содержится в пункте Программы, иные ее характеристики, в том числе правовые, отсутствуют [Тyrell A., 1991. S.23-26]. Гитлер считал, что мир женщины - "ее семья, ее муж, ее дети, ее дом". "Вторжение женщины в мир мужчины" было для национал-социалистов "ошибочным развитием, которое следовало повернуть назад в интересах женщины". Еще на первом общем собрании НСДАП в 1921 г. было принято решение об устранении женщин из всех руководящих органов партии [Ермаков А.М., 2003].

С.В. Назаров Обращение к "естественной" сфере жизни и труда женщины отнюдь не трактовалось как ее неполноценность.

Пропаганда делала прямо противоположное утверждение, не только одобряя традиционную роль женщины-матери, но и требуя выполнения этой роли и идеологически возвеличивая ее [Речь…, 2003]. Несмотря на бесспорно реакционные воззрения НСДАП во всех касавшихся женщин вопросах, на отсутствие женщин в правлении партии и нацистской фракции в рейхстаге, партия Гитлера притягивала женщин-избирательниц. Исследователи считают, что симпатии немок были вызваны обещаниями националсоциалистов укрепить положение брака и семьи в обществе, восстановить достоинство женщины как компаньонки и помощницы своего супруга и как германской матери, которая гарантирует будущее германской расы.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.