WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 31 |

Окончив школу в 1923 г. он направился в Токио, где собирался поступить в Токийский коммерческий колледж.

Архивы колледжа утеряны, поэтому остаётся неизвестным, был ли он принят в колледж или нет. Соволь вернулся в Сеул в том же году, в надежде укрепить свои позиции в литературном мире. В это время он познакомился с ещё одним выпускником школы Пэчже, На То Хяном, и два друга занялись писательством, ведя при этом богемный образ жизЖане Инвер ни. На То Хян, единственный близкий друг Соволя в литературном мире, умер в 1927 г.

Поэмы Соволя вскоре начали появляться в большом количестве в ведущем литературном и интеллектуальном журнале тех времён «Кебёк» («Творчество»), а его книга «Азалии» была издана в 1925 г. Ким Ок, редактор журнала, вне сомнения поддерживал своим авторитетом молодого литератора, без этого начинающим было невозможно открыть дверь в мир литературного дебюта.

Однако, жизнь Соволя была не лёгкой. Его поэзия не нашла понимания у значительной части интеллигенции изза своей аполитичности. У него были проблемы с деньгами, он пил. И нельзя сказать, что он жил вне связи со временем. Через своё прошлое он был знаком с ведущими писателями и политиками, с национальными лидерами разных культурных и политических взглядов. Он на себе испытал последствия колониального подчинения Кореи, что выразилось в закрытии школы Осан, финансовых трудностях.

Однако в его поэзии едва ли можно увидеть намёк на политические и экономические проблемы того времени. Это почти преднамеренное отсутствие какого-либо упоминания о государственном положении Кореи, вызвало недовольство некоторых патриотически-настроенных общественных деятелей.

Середина 1920-х гг. характеризовалась развитием националистического движения, и, в конечном счёте, разделением на левые и центристские культурные национальные движения. Политическая и интеллектуальная жизнь Кореи 1920-х гг. всё больше и больше становилась накалённее и непостоянной. Такие журналы, как «Кебёк», процветавшие в 1920-х, были закрыты японским правительством в конце этого десятилетия. Колониальное правительство пыталось установить цензуру, чтобы ослабить национальное движение. Соволь оставался вне политики, он продолжал писать красивые стихи в народном стиле.

С одной стороны, Ким Соволь был городским поэтом, человеком городской культуры, с другой стороны, по происхождению, по тому, что он писал, это был деревенский поэт, I Сиротенковские чтения который пришёл из деревни и постоянно в неё возвращался через свои работы. Но в смешении города и деревни, в переездах из деревни в город и обратно, Соволь в действительности следовал образцу, которому следовали многие корейские поэты и писатели во время колониального периода, Возможно, такое раздвоение личности, наряду с жизненными невзгодами и отсутствием должного признания, объясняют его увлечение наркотиками в конце жизни.

В его поэзии нет места насущным проблемам, улицам, магазинам, уличному шуму, такие слова как «Япония», «Корея» отсутствуют в поэзии Соволя. Однако Соволь считается глубоко национальным поэтом. Им восхищаются за красоту и мастерство выражения чувств на корейском языке.

В работе «Воспоминания о Соволе» (1934 г.) Ким Ок восхвалял красоту выражения, умелое использование языка, ритмические качества поэта.

После освобождения Кореи в 1945 г. и окончания Корейской войны, правительство Южной Кореи разрабатывало образовательные программы и учебники, которые развивали бы национальное самосознание. Государственная история Юга преподносилась в контексте сопротивления Японии и развития корейской националистической идеологии. Поэзия Соволя не вписывалась в эту схему, он не писал о корейской национальной идентичности, а сочинял меланхоличные стихи в народном стиле. Решение было найдено в том, что уныние, грусть, тоска, печаль, меланхолия в поэзии – это проявление традиционного корейского чувства «хан», которое ассоциировалось у них как протест всему не корейскому, а именно японскому подчинению.

Исходя из всего выше написанного можно сделать вывод, что период оккупации Кореи был неоднозначным как в политическом, так и в культурном плане. Это хорошо прослеживается в творчестве Ким Соволя, который не относил себя ни к одной из сторон, он не был из числа коллаборационистов, так и не придерживался четких националистических чувств, он был выше всего этого. Ким Соволь просто продолжал писать свои стихи.

И.В. Крючков И.В. Крючков (д.и.н., профессор, г. Ставрополь) ВЕНГЕРО-ХОРВАТСКИЙ КОНФЛИКТ В ДОНЕСЕНИЯХ РОССИЙСКИХ ДИПЛОМАТОВ В 1908 Г.

Большое внимание российские дипломаты уделяли политической ситуации в национальных окраинах Венгрии.

Национальная политика правительства Венгрии очень тщательно анализировалась дипломатами. В начале ХХ в.

самой проблемной территорией Венгрии оставалось Триединое королевство (Хорватия и Славония), которое, несмотря на получение автономии в 1868 г. было не довольно своим статусом в рамках Венгерского королевства. Поэтому начало 1908 г. вновь привлекло внимание российских дипломатов к событиям, происходившим в Триедином королевстве. Очередные выборы в сабор завершились уверенной победой сербо-хорватской коалиции и поражением сербских радикалов и унианистов, сторонники А.Старчевича также добились определенного успеха. Дипломаты выразили в целом свое удовлетворение итогами выборов. В самой победе коалиции они не видели ничего устрашающего и для единства Венгерского королевства.

При этом дипломаты опирались на слухи, циркулировавшие в Венгрии и Сербии [АВПРИ. Ф.151. Л.12], согласно которым коалиция настроена отрицательно не к Будапешту, а к ненавистному ей бану П. Рауху. То есть коалиции, по данным консульства, были не присущи сепаратистские настроения и все антимадьярские заявления коалиции есть ни что иное, как средство давления на правительство Венгрии с целью устранения неугодного ей бана.

В данной связи возникает вопрос, а почему дипломаты использовали слухи во время подготовки довольно серьезного донесения в МИД России Это, очевидно, свидетельствует о том, что российские дипломаты, находившиеся в I Сиротенковские чтения Венгрии, имели с оппозиционными силами страны довольно узкие контакты, дабы не скомпрометировать себя в глазах венгерских властей, которые очень ревностно относились к любым связям россиян с национальной оппозицией.

Кстати из Санкт – Петербурга на этот счет не раз приходили циркуляры, призывающие к предельной осторожности.

Российские дипломаты традиционно относились с подозрением к деятельности хорватских националистов. Поэтому любые их действия против коалиции воспринимались отрицательно. В частности, и тогда, когда националисты устроили абструкцию в саборе, после того как он принял обращение под названием «К народу», а не «К хорватскому народу» [АВПРИ. Ф.151. Л.15].

В это же время появляются очередные разговоры о сербо-хорватском сближении. И Генеральное консульство в Будапеште признавало наличие данной тенденции. Однако на его взгляд это сближение могло привести только к двум последствиям. Первое - это поглощение католиками православных и реализации идеи «Великой Хорватии». Второе, соответственно поглощение православными католиков с реализацией идеи «Великой Сербии» [АВПРИ. Ф.151. Л.31].

Другой альтернативы генеральный консул России в Будапеште В. фон Штрольборн не видел. Отсюда он не верил во все разговоры о югославянском единстве. Национализм и клерикализм являлись основными мотивами, определяющими поведение хорватов и сербов, и это исключало возможность создание некого братского союза.

Одним из главных событий в политической жизни Триединого королевства и Венгрии в целом в 1908 г. стала публикация Г. Настичем брошюры «Финал» [Nastitsch G., 1908]. В ней сербское и отчасти хорватское национальное движение, обвинялись в связях с «великосербскими» кругами в Белграде и распространении сепаратистских настроений. Сам Г. Настич некоторое время входил в состав одного из югославянских кружков, что дало основание властям заявить о достоверности фактов, изложенных в брошюре. Бан П.Раух использовал эту брошюру для репрессий против оппозиции, в частности были арестованы И.В. Крючков такие видные деятели сербо-хорватской коалиции как братья А. и В. Прибичевичи. Вскоре по этому делу начинается громкий судебный процесс, который, по мнению его организаторов должен был разоблачить антигосударственную деятельность сербо-хорватской коалиции [Северокавказский…, 1910. С.2; Терские…, 1912. С.3-4].

В создавшейся ситуации Генеральное консульство попыталось разобраться в данной сложной ситуации. Кстати один экземпляр брошюры Г.Настича был отправлен консульством в Санкт-Петербург. Уже в первых донесения генеральный консул выразил уверенность в том, что труд Г.Настича является фальшивкой, политической провокацией, которую очевидно организовал П.Раух для расправы над оппозицией [АВПРИ. Ф.217. Л.3]. В качестве одного из доводов приводился тот факт, что венгерская пресса довольно быстро потеряла интерес к этому процессу, почуяв неладное [АВПРИ. Ф.151. Л.63]. Через некоторое время эти предположения получили свое подтверждение. Сам судебный процесс завершился бесславно.

К П. Рауху и его сторонникам российские дипломаты относились как нечистоплотным политикам, которые готовы были пойти на любую ложь и провокации лишь бы достичь сиюминутных успехов. Когда в феврале 1909 г. в некоторых населенных пунктах Триединого королевства появились прокламации с призывами к вооруженному восстанию, что привело к аресту сербов, дипломаты не на минуту не сомневались, что это проделки самого Рауха, к которым сербы не имеют никакого отношения [АВПРИ. Ф.151. Политархив.

Оп.482.Д.582.Ч.2. Л.19]. Позже один из сторонников Рауха проговорился, что данная провокация действительно было подготовлена «франковцами» с ведома Рауха.

БИБЛИОГРАФИЯ АВПРИ. Ф.151. Политархив. Оп.482.Д.582. Ч.1. Л.12.

АВПРИ. Ф.217. Генеральное консульство в Будапеште. Оп. 1015.

Ед.хр.41. Л.3.

Северокавказский…, 1910. Северокавказский край. №68.

I Сиротенковские чтения Терские…, 1912. Терские ведомости. №234.

Nastitsch G., 1908. Final… Budapest, 1908. – 91 S.

I Сиротенковские чтения Н. Волчкова (студентка, г. Ставрополь) БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В США В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX ВЕКА: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ В современных условиях возрождения благотворительности в России актуально обратиться к опыту частной благотворительности, а также созданию частных фондов и некоммерческих организаций в странах Запада. Благотворительность может играть в обществе особую роль. Нереалистично ожидать, что с ее помощью будут решены все социальные проблемы, но она может принести ощутимую пользу. В связи с этим представляет значительный интерес западный, в особенности, североамериканский опыт филантропии. Ее роль в истории западных обществ ХХ века трудно переоценить. Ведь благотворительность является тем социокультурным феноменом, изучение которого представляет практический и научный интерес. Так как благотворительность охватывала все сферы жизни в США, то обращение к истории благотворительной деятельности приобретает особую значимость как творческое переосмысление огромного опыта общественной практики с целью использования его с учетом современной реальности.

Принимая во внимание актуальность и значимость темы, представляется целесообразным изучить следующие проблемы:

- причины возникновения благотворительности, ее истоки и источники (роль религии, влияние национального характера американцев и т.д.);

- основные направления благотворительности;

- виды и формы благотворительности;

- состав участников благотворительности.

Данные проблемы могут быть изучены на основании целого ряда источников. Наиболее крупная группа источников по теме – это источники личного происхождения – мемуары.

Н. Волчкова Это свидетельства современников – «акул бизнеса» - крупных промышленников, которые внесли заметный вклад в филантропию. Они являлись «пионерами», создателями благотворительных фондов, примеру которых последовали и другие. Среди них можно отметить мемуары следующих:

Г.Форда «Моя жизнь, мои достижения» [Форд Г., 1983], Э.

Карнэги «История моей жизни» [Карнеги Э., 1994], Рокфеллера [Рокфеллер, 1995]3 и др. Эти люди задумывались о том, что крупный бизнес может и должен служить обществу.

Следующий вид источников – это социальное законодательство, которое позволяет выявить отношение государства к социальным проблемам. Статистические данные содержатся в «Хрестоматии по истории США» в «Сборнике документов по истории нового времени» [Хрестоматия…, 2005; Сборник… 1987].

Наиболее комплексно тема филантропии была разработана в зарубежной историографии. Исследования начинались с 50-х гг. ХХ в. в нескольких аспектах.

Ф.И. Эндрюс [Andrews F.E.] рассматривает черты благотворительности в XX веке. Эшли [Ashley W.] и Ланкфорд [Lankford J., 1964] изучают отношение государства к этому процессу.

Маккарти [McCarthy K.D., 1984] рассматривает такой аспект как отношение к культуре в области благотворительности. Курти [Curti M., 1963] занимался таким вопросом, как международная благотворительность США в ХХ в.

Берман [Berman E.H.] освещает историю создания и функционирования различных крупных фондов: Рокфеллера, Карнеги, Форда и др. В работах Гаджиева [Гаджиев К.С., 1990], Лернера [Лернер М., 1992], Бурстина [Бурстин Д., 1993] можно выявить истоки и источники благотворительной деятельности в США, ее генезис и развитие. Таким образом, наличие широкого круга источников и исследовательской литературы позволяет комплексно рассмотреть такое феноменальное явление как благотворительность во всех ее аспектах и проявлениях.

БИБЛИОГРАФИЯ I Сиротенковские чтения Бурстин Д., 1993. Американцы. В 3-х томах. - М.

Гаджиев К.С., 1990. Американская нация: национальное самосознание и культура. - М.

Карнеги Э., 1994. История моей жизни. - Минск.

Лернер М., 1992. Развитие цивилизации в Америке. Т.1-2. - М.

Рокфеллер, 1995. История фонда. - М.

Сборник… 1987. Сборник документов по истории нового времени 1870-1914. / Под ред. Острикова П.И. - М.

Форд Г., 1983. Моя жизнь, мои достижения. - М.

Хрестоматия…, 2005. Хрестоматия «История США» / Под ред.

Иваняна И.А. - М.

Andrews F.E. Foundations: 20 view points. - N.Y.: Russell Sage Foundations.

Ashley W. Philanthropy and Government: A Study of the Ford Foundation's Overseas Activities. Ph.D. dissertation.

Berman E.H. The Influence of the Carnegie, Ford and Rockefeller Foundations on American Foreign Policy: The Ideology of Philanthropy. - N.Y.: State University of NYP.

Lankford J., 1964. Congress and the Foundations. River Falls:

Wisconsin State University.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.