WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 31 |

В Джидду Австро-Венгрия поставляла доски, кожу, в доставке этих товаров Дунайская империя была практически монополистом. Попытки организовать торговлю сахаром в Западной Аравии Австро-Венгрии не удались, так как Франция поставляла более дешевый сахар, правда хуже по качеству. Основным экспортером в Аравию являлась именно австрийская половина империи, так как все суда из Австро-Венгрии приходили из Триеста. Через другие порты Аравии (Мухаммар, Шустер, Джульфа) в регион доставлялось мыло из Австро-Венгрии, пользовавшееся большим спросом среди арабской элиты, и ряд других товаров.

Кстати, новые успехи в Аравии накануне первой мировой I Сиротенковские чтения войны добивается российский экспорт, в регионе начинает проникать текстиль из России, в частности из Лодзи.

Аравия и Месопотамия вывозили в Европу, главным образом, финики, сухофрукты и ковры. Бум в экспорте фиников начался с приходом во второй половине XIX в. в регион британских судоходных компаний. Компании поставляли производителям специальные ящики, выдавали кредиты, получая от этого большие прибыли. Но было бы неверно утверждать, что местные жители ничего не получали от экспорта фиников. Организация экспорта фиников в Европу способствовала росту доходов местных производителей фиников. В начале ХХ в. монополия Великобритании подрывается. Коммерсанты из Австро-Венгрии организовали вывоз фиников из бассейна Персидского залива напрямую в Триест и Нью-Йорк. «Австрийский Ллойд» с помощью своих судов, в частности большого парохода «India» доставлял финики в другие страны Средиземноморья и даже в Стамбул.

«Австрийский Ллойд» установил довольно выгодный для всех участников торговых операций фрахт на перевозку фиников. В Стамбул он составлял 27,5 шиллингов за тонну, в Бейрут – 22,5- 25, в США – 45, в Триест – 35, Лондон – 15.

Кроме этого, Австро-Венгрия взяла под свой контроль поставку ящиков для упаковки фиников. Это оказалось весьма прибыльным делом. На каждую тысячу ящиков прибыль составляла 2-3 турецкие лиры, в год требовалось 800 тыс.- 1 млн. ящиков и все они производились в Австро-Венгрии. Только Россия поставляла небольшое количество ящиков - около 40 тыс. в год. Успеху Австро-Венгрии способствовал учет австро-венгерскими предпринимателями специфики ведения бизнеса в регионе. В данном случае они охотно поставляли ящики в кредит производителям фиников. Они получали 50% ящиков в кредит и 50% после реализации урожая. Австро-Венгрия активно занималась реэкспортом фиников в другие страны, в том числе в Россию.

Е.С. Рязанцева Е.С. Рязанцева (асирантка, г. Ставрополь) ДОСУГОВАЯ КУЛЬТУРА ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ В последние годы в отечественной исторической науке возрос интерес к проблемам повседневности, стали появляться исследования по проблемам бытовой культуры, образа жизни в различные эпохи. И это не случайно. Из подробностей и мелочей быта, образа жизни складывается устойчивая типологическая определенность, своеобразное «лицо» общества как такового. Ценность исследования быта в том, что он выступает «обратной стороной» общественного бытия.

Если рассматривать историографию, то в России с по 1917 гг. было издано большое количество работ. Но все эти работы рассматривают отдельные стороны жизни немецкого народа; не было ни одной работы, рассматривающей в комплексе повседневную жизнь людей и досуг.

Данное направление в историографии представлено работами С.В. Оболенской, К.Д. Петряева, С.А.Матвеева, Т.З.

Шмидта [Оболенская С.В., 1992; Петряев К.Д., Матвеев С.А., 1973; Шмидт Т.З., 1992]. В конце XIX века появились работы С.Меча, А.К. Дживелегова, Е. Самуйленко [Меч С., 1917; Самуйленко Е., 1912; Дживелегов А.Н., 1917], А.Г.

Березиной, Р. Зидера, Т.Кэндо, Ф.И.Патрушева, Э. Хобсбаума, Х. Шульце [Березина А.Г., 2005; Зидер Р., 1997;

Кэндо Т., 2000; Патрушев А.И., 2003; Хобсбаум Э., 1999;

Шульце Х., 2004].

Цель работы - показать повседневную жизнь в аспекте досуговой культуры Германской империи конца XIX - начала XX веков.

Традиционные формы досуга представлены в Германской империи следующими видами: театр, проведение литературно-музыкальных вечеров, чтение разнообразной I Сиротенковские чтения литературы, выставки, музыка и танцы. Театры, из народных, выполнявших культурно-просветительскую роль, перерастают в театры с более массовым характером и более высоким художественным уровнем. Еще одной из форм свободного времяпрепровождения можно назвать чтение газет, что носило в Германии массовый характер и не зависело от положения человека в обществе. Популярны были не только периодические издания, но и научные труды.

Посещение выставок являлись еще одной возможностью качественно провести досуг. Важным, можно назвать один из аспектов традиционных форм досуга – посещение литературно – музыкальных вечеров. Одной из их функций можно назвать образование и просвещение масс.

Не менее интересным способом проведения досуга являлся туризм самого широко диапазона: от выезда в выходные дни за город с компанией или семьей, до дальнего туризма. Танцы и пение - страсть немцев. В песне отражалась душа народа, самые сокровенные мечты и чаяния.

Новые формы досуга последней трети XIX - начале XX веков представлены кинематографом и его развитием и не менее важная форма досуга – спорт. С появлением и развитием кинематографа значительно вырос культурный уровень населения, и разнообразилась сфера досуга. Несмотря на то, что изначально преобладали фильмы иностранного производства, кинематограф не стоял на месте, он внес новую струю не только в повседневную жизнь Германии, но и оставил значительный след в мировой культуре.

Другим, не менее важным новым видом досуга являлся спорт. Значение спорта велико для физического воспитания: это было средство физического совершенствования, а также способ разрядки от повседневной суеты и нервного и физического напряжения. Для молодежи это был способ занять себя полезным занятием, а не идти в кабаки, как это было принято ранее. На первых порах физическим самосовершенствованием занимались имущие группы населения, впоследствии занятие спортом принимает массовый характер, появляются такие черты как разделение спорта Е.С. Рязанцева на профессиональный и любительский В заключении подводятся итоги исследования. В последней трети XIX века в большинстве государств Западной Европы произошел переход от политики либерализма к политике социального реформизма. Государство начинает активно вмешиваться в социальную сферу, создавая условия для досуга. Как результат, произошли значительные изменения в досуговой культуре немецкого народа, в частности, увеличение количества свободного времени.

БИБЛИОГРАФИЯ Березина А.Г., 2005. История Западноевропейской культуры XIX века: Германия, Австрия, Швейцария. – М.

Дживелегов А.Н., 1917. История современной Германии. – Спб.

Зидер Р., 1997. Социальная история семьи в Западной Европе (конец XVIII – XX веков). – М.

Кэндо Т., 2000. Досуг и развитие // Личность. Культура. Общество. – Т.II. Вып. 1(2).

Меч С., 1917. Германия (до 1914 года). – М.

Оболенская С.В., 1992. Политика Бисмарка и борьба партий в Германии в конце 70-х г.XIX века. – М.

Патрушев А.И., 2003. Германская история. - М.

Петряев К.Д., Матвеев С.А., 1973. Законы о социальном страховании в германском рейхстаге в 1881 – 1884 г. – М.

Самуйленко Е., 1912. Кинематограф и его просветительская роль. - Спб.

Хобсбаум Э., 1999. Век империи. 1875-1914. – Ростов н/Д.

Шмидт Т.З., 1992. Социальные реформы и политическая культура в Германии начала XX веков // Политическая и духовная культура Европы (новое и новейшее время). – Пермь.

Шульце Х., 2004. Краткая история Германии (пер. с немецкого).

– М.

I Сиротенковские чтения Н.Д. Крючкова (к.и.н., с.н.с., г. Ставрополь) ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО ФИНЛЯНДИИ НА СТРАНИЦАХ ГАЗЕТЫ «РОССИЯ» В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА В начале ХХ в. Финляндия отличалась высоким уровнем грамотности и культуры населения. Не удивительно, что система образования в Финляндии стала объектом пристального внимания российской интеллигенции. В этнографических очерках, литературе, посвященной проблемам образования, и либеральной периодике можно найти слова восхищения хорошо поставленным делом образования в Финляндии. Освещала этот вопрос и правая патриотическая пресса, но, разумеется, под особым углом зрения.

Так, например, в газете «Россия» – приложении к известному националистическому изданию «Окраины России» – в начале ХХ века системе образования в Финляндии уделялось довольно много внимания. Газета создавала образ Финляндии как края, не способного к самостоятельному развитию и всеми своими достижениями, прежде всего культурными, обязанного России. При этом, естественно, газета не могла рассматривать образование в Финляндии как пример для подражания. Как таковая система образования вообще не интересовала издание. В многочисленных статьях на эту тему мы можем найти крайне скудную информацию о преподаваемых предметах, методах преподавания и успеваемости учеников. Статьи газеты, посвященные образованию, концентрируются лишь на двух аспектах: либо на недостатках финской системы образования, либо на роли финских учебных заведений в пропаганде сепаратистских идей.

Статей, разоблачающих пороки финской системы образования, немного. В основном они написаны по материаН.Д. Крючкова лам финской социалистической прессы. «Хваленая финляндская образованность» в них рассматривается как часть мифа, преподносимого финнами иностранцам. Из такого рода статей читатель мог узнать, что дисциплина в школах поддерживается телесными наказаниями, которыми учителя часто злоупотребляют. Другой негативной чертой, свойственной финским школам, выступает незаинтересованность учителей в результатах своего труда. У них, пишет газета, множество дополнительных занятий, что не позволяет им находиться в школе все рабочее время, их часто не бывает даже на занятиях по расписанию. Та же картина и в высшем образовании. Качество преподавания плохое. Профессора постоянно находятся в служебных отпусках, их лекции неинтересны и однообразны: «одно и то же, что слушать их, что не слушать». Студенты гельсингфорского университета, если судить по статьям «России», проводят все свое время в кутежах, разврате, погрязают в долгах, которые выплачивают потом долгие годы. Университетские занятия стоят для них даже не на втором, а на третьем месте.

Другой блок статей (по объему намного больший предыдущего) взывает к русскому национальному самосознанию.

Здесь признается хорошее качество образования и высокий авторитет учебных заведений в финляндском обществе. Но при этом акцент делается на распространении антирусских настроений и ущемлении прав русских в системе образования.

Гельсингфорский Александровский университет газета прямо называет «главным штабом, где вырабатывается программа панфиннизма и откуда даются указания о способах лучшего ее осуществления». Читателям напоминают, что именно здесь получила теоретическую разработку идея особой финляндской государственности, что к составу профессорской коллегии этого университета принадлежали такие видные представители этой идеи, как Мехелин, Вреде, Германсон. В университете фабрикуют пропагандистов идеи Великой Финляндии, которые, возвратившись в родные места, распространяют ее среди коренного населения.

I Сиротенковские чтения Школа по примеру университета стала «послушным орудием в деле воспитания народа в направлении отчужденности, порою даже враждебности, к русской национальности». В статьях рассматривается содержание пособий, по которым занимались ученики, учебная программа. В учебниках по истории период с 1809 г. и далее представлен только внутренними событиями Финляндии без всякой связи с развитием Российской империи, тогда как история Швеции изложена довольно подробно, то же и в учебниках по географии, где Россия рассматривается в ряду пограничных с Финляндией государств. Русскому языку уделяется недостаточное количество часов, а подготовка преподавателей русского языка не выдерживает никакой критики.

«Россия» предлагает пересмотр и изменение финских учебников по истории, географии и русскому языку и подчинение преподавания этих предметов контролю русских властей.

Ситуацию в образовании в Карелии газета описывает как возмутительную. Там проживало много русских, а большинство населения составляли православные карелы, однако на общинные средства содержались только финские школы. Созданные, как подчеркивает газета, по многочисленным просьбам местных жителей русские школы в Карелии содержались за счет средств Министерства Народного Просвещения, в то время как русские и карелы были обязаны аккуратно вносить школьные налоги в общинную кассу. К этому газета добавляла информацию о нетерпимом отношении к русским школам и призывам их бойкотировать. Следствием нетерпимости стало то, что «православные карелы … перестают ходить в православные храмы, начинают чуждаться всего русского, меняют свои русские фамилии на финские».

При таких обстоятельствах рост авторитета образовательных учреждений и рост числа школ в Финляндии националистической прессой рассматривался скорее как негативный фактор, препятствующий ассимиляции финского населения. Поскольку в газете «Россия» в основном подчеркивался лишь один аспект деятельности образовательН.Д. Крючкова ных институтов Финляндии – распространение идей национальной независимости – у читателей складывалось однобокое представление об образовательных учреждениях как о политических организациях, отличающихся формами и методами, но имеющих одну единственную общую цель.

I Сиротенковские чтения Жане Инвер (аспирант, г. Краснодар) ПОЭТ КИМ СОВОЛЬ:

КОСМОПОЛИТИЧЕСКИЙ ПАТРИОТ В КОЛОНИАЛЬНОЙ КОРЕЕ (1903 – 1934) Для всех, кто интересуется корейской поэзией и корейской историей, жизнь и творчество Ким Чён Сика, известного так же под именем Ким Соволь, представляет большой интерес. Жил он в период японской оккупации Кореи, в период бурного развития и экспериментов с новыми иностранными стилями и школами в литературе. Известен он как поэт, писавший в стиле народной поэзии. После смерти Соволь стал самым популярным и известным поэтом Кореи ХХ в. Сборник поэм «Азалии» несколько раз переиздавался. Работы Соволя легко узнаются: его стихи – это меланхоличные, жалобные песни, красиво сочинённые стихи, которые особенно нравились молодым корейцам.

Родился Ким Соволь в городе Чхонджу, недалеко от Пхеньяна. Был учеником школы Осан, в которой преподавали ведущие писатели: среди них были Ким Ок, который стал первым учителем и литературным наставником Соволя, и Ли Гвансу, первый современный писатель-романист Кореи. После закрытия японцами школы Осан, Соволь продолжил обучение в школе Пэчже.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.