WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 31 |

ПРИМЕЧАНИЯ Н.С. Свечин в своих неизданных записках вспоминал, как граф П.А. Пален, подговаривая одного из генералов стать на сторону переворота, сказал ему: «Группа наиболее уважаемых людей, поддерживаемая Англией, поставила себе целью свергнуть жестокое и позорное правительство и возвести на престол наследника великого князя Александра» [Шиман Т., 1909. С.20].

БИБЛИОГРАФИЯ Брачев В.С., 2003. Масоны и власть в России. – М.: Изд-во Эксмо.

Шиман Т., 1909. События 11-го марта 1801 года // Брикнер А.Г., Шиман Т. Смерть Павла Первого. – М.

Бобраков А., 2003. Вокруг Европы по волнам истории. – М.:

Изд-во «ОГНИ».

Перминов П. Под сенью восьмиконечного креста… А.М. Сидоренко А.М. Сидоренко (студентка, г. Армавир) ТИПОЛОГИЗАЦИЯ УЧАСТИЯ ЖЕНЩИН В РЕВОЛЮЦИЯХ НОВОГО ВРЕМЕНИ Новое время, безусловно, было эпохой революций. Роль женщин в этих событиях была различной, что и даёт основание провести условную типологизацию. Первый типаж - это «женщины-революционерки». Можно выделить следующие основные причины формирования данного образа:

социально-экономическую нестабильность общества (например, стихийные «голодные» восстания); просветительские идеи «естественного права», социальной справедливости; отсутствие семьи (мужа или детей) и др. Характерными чертами данного типажа являются: образованность;

организаторские способности (создание различных обществ политической направленности); активная позиция в вопросах ведения внутренней и внешней политики; разработка вопроса о равенстве полов. Важно отметить, что революционность женщин, относящихся к данному типажу, проявлялась по-разному. Это и участие в бунтах; и проведение агитационных работ в виде выступлений в клубах, на улицах, издание брошюр. Яркими представительницами революционерок были Олимпия де Гуж, Теруань де Мерикур, Луиза Мишель, Натали Лемель и др. Они были готовы к самопожертвованию ради высказываемых ими мыслей и лозунгов.

Второй типаж представляют «женщины – верные спутницы». Несмотря на тяжелую обстановку, в которой они находились из-за ожесточенных противостояний революционных и контрреволюционных армий, англичанки, американки, француженки были готовы на любое самопожертвование. Для данных женщин было характерны следующие качества: на первом месте отвага, которую проявляли представительницы прекрасного пола. Они наравне с I Сиротенковские чтения мужчинами брали в руки оружие и становились в армейский строй. Многие очевидцы тех событий были удивленны смелости и героизму женщин. На втором безропотная готовность идти за мужем и в тюрьму и в бой. Некоторые женщины, оставляя на попечение собственным родителям маленьких детей, записывались волонтерами в армию. На третьем безвозмездная помощь в создании дополнительных военных корпусов. Дамами проводились крупные «акции» по сбору денег в пользу армий.

Представительницы этого типажа были активными участницами различных обществ по оказанию помощи раненым. Они работали в качестве сестер милосердия. Усилиями женщин создавались оборонительные и фортификационные сооружения.

Третий типаж составляют «женщины – наблюдательницы». Представительницы данного типажа можно сказать, как бы выпадают из определенного нами ряда, так как они не проявляли героизм на полях сражения, не были сознательными агитаторами идеи «Свободы, равенства и братства». Эти женщины вели обычную для мирного времени жизнь: участвовали в праздничных шествиях, работали в театрах, заботились о нормальном функционировании общественных учреждений, торговали на рынках, занимались воспитанием детей.

Внешне кажется, что их деятельность во время революции не является необходимой, а скорее даже лишней. Но в действительности именно они дают возможность за агитационными лозунгами революций увидеть нормальную жизнь людей. Именно они являются основой будущей «реставрации», так как ратуют за семейный уют. Эти женщины (а их было большинство) всегда являются гарантом социальной стабилизации.

В четвёртый типаж мы выделили «женщин - жертв» революции. Представительниц этого типажа в прочем, как и предыдущего, было наибольшее количество. Основными причинами появления данного типажа являются политический террор и гражданские войны.

А.М. Сидоренко Во время установления, а затем и укрепления собственной власти революционные и контрреволюционные правительства стремились устранить оппозицию. Методы этого устранения во всех революциях были примерно одинаковыми: 1. Создание нормативно-правой базы для легализации свой деятельности; 2. Арест большинства «неугодных» и вынесение судом заранее подготовленного решения; 3.

Проведение карательных операций в отношении всех «подозрительных».

В ряды оппозиционеров и «подозрительных» очень часто попадали и женщины. Их уличали в невыполнении законов и содействии противоборствующей стороне. Жертвами становились как высокопоставленные, образованные дамы (королева Мария - Антуаннета, Манон Ролан) так и обычные простолюдинки, попавшие в «мясорубку террора». В типаж «женщины-жертвы» революции Нового времени можно включить и тех женщин, кто подвергся насилию со стороны представителей противоборствующих армий.

Разнузданность и неорганизованность войск приводила к тому, что целые группы солдат и офицеров являлись в какой-либо населенный пункт, монастырь, грабили, убивали, насиловали, не обращая внимания на возраст, здоровье, беременность своих жертв.

Таким образом, подводя итоги, можно констатировать, что женщины Нового времени принимали активное участие в революционных потрясениях. Только учёт гендерного фактора позволит лучше понять революционное прошлое, углубить знание по ряду малоизученных проблем.

I Сиротенковские чтения Е.Л. Соснина (к.и.н., доцент, г. Пятигорск) ПРОБЛЕМА КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ (1817 – 1864) ПО СВЕДЕНИЯМ ФРАНКОЯЗЫЧНЫХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ – ЭВОЛЮЦИЯ ВЗГЛЯДОВ Продолжительная и кровопролитная Кавказская война традиционно вызывает интерес в наше время. Этой темой занимались историки, военные, политики, писатели, и просто любители кавказской экзотики. Не обошли её своим вниманием и французские учёные, и путешественники XIX в.

Иностранные путешественники (Ф. Дюбуа де Монпере, Ф. Жилль) отмечали, что заниматься разбоем горцев вынуждал недостаток средств существования.

На Кавказе, также как и в Средней Азии существовала работорговля, где находились рынки рабов в приморских городах, а рабы вывозились в Крым и Турцию. Для получения «живого товара» феодалы предпринимали набеги на соседние народы, в том числе и на русские поселения. Такая форма хозяйствования компенсировала хронический недостаток средств пропитания, неизбежный при весьма скромном состоянии земледелия и скотоводства в суровых климатических условиях высокогорных областей. Такова была своеобразная экономика горцев Северного Кавказа.

В то же время горские племена, объединённые в «вольные» общества, в XIX веке изумили Россию и Европу... созданием в небывало короткие сроки нового общества, его ранней формы государственной организации.

Но на пути к новому укладу жизни стояла Россия, к тому времени ставшая сверхдержавой. Трагической кульминацией революционного преобразования «вольных» обЕ.Л. Соснина ществ явилась для горцев Кавказская война, длившаяся более полувека.

Фредерик Дюбуа де Монпере, посетивший Кавказ в 30-е годы XX века, отмечал: «Народ, подобный черкесам, для которых разбой является первой необходимостью и даже добродетелью, недоумевает, когда это вменяется ему в вину, как преступление и когда его хотят лишить права на это». Черкесы совершали набеги на наиболее уязвимые русские и казачьи поселения. По свидетельству посетившего Кавказскую линию в конце 20-х годов XIX века Ж. III. де Бесса, жизнь местного казачьего населения была «бесконечно тяжёлой и изнурительной» из-за необходимости постоянно сохранять готовность защитить себя и своё имущество.

В этих условиях происходит формирование мюридизма как идеологии горцев в Кавказской войне. Интересно то, как объясняет что такое мюридизм Александр Дюма, побывавший на Кавказе незадолго до окончания войны.

«Мюридизм, - пишет он в своей книге «Кавказ», - магометанской религии то же самое, что протестантизм в христианской. Законы его очень строги... От мюридов требовали полного игнорирования всех благ этого мира и созерцания, молитв и покорности. Эта покорность одною всем и всех одному вытекает из самой полной демократии, но предполагались безоговорочное повиновение приказам начальника, то есть имаму. Мюрид должен повиноваться имаму беспрекословно, без рассуждений: приказывает ли ему имам убить кого-нибудь, или требует самоубийства».

Как справедливо заметил французский историк XIX века Э. Дюлорье, мюридизм быстро завоевал большое число приверженцев именно потому, что его республиканский дух гармонировал с «демократическими обычаями» горцев.

Крупный французский учёный Фюстель де Куланж, знаток социального строя и нравов древних германцев, которых часто сравнивают с кавказскими горцами, писал, что подобные племена в своих набегах непредсказуемы и неуловимы, победить или обуздать их невозможно; отсутствие у них военного центра делало бесполезной для их I Сиротенковские чтения противников (римлян) стратегию решительных ударов и генеральных сражений, а отсутствие политическою центра и неустойчивая власть обращали любые договоры с ними в фикцию. Таким образом, можно найти сходство между набеговыми системами кавказских горцев и древних германцев. Фюстель де Куланж подчёркивает, что в эпоху «военной демократии» народы ещё не осознают себя как единую общность и чужды всякой «национальной идее», и приводит аналогию из классической истории. Так же как галлы и германцы мало задумывались о своём «отечестве», кавказские племена не чувствовали никакого «национального единства». Война просто становилась ремеслом и велась без «гневной злобы» и «патриотической ярости».

Как писал Флориан Жилль, побывавший на Кавказе в 1858 году, власть чеченских вождей поддерживается тем, что они, занимая толпу набегами и приманкою добычи, не дают ей времени опомниться: «Шамиль дал определённое направление развитию традиционного начала жизни чеченцев» (имелись в виду «грабёж» и «безграничная свобода»).

М. Блиев выделил два основных методологических подхода, с позиций которых освещалась Кавказская война.

Они имели решающее значение в периодически вспыхивавших политико-идеологических спорах. Один из них сложился в русской дореволюционной историографии, видевшей в кавказской войне лишь противоборство между Россией и горцами Кавказа. Другой - плод непрофессиональных суждений И.В. Сталина, в 1936 г. назвавшего Кавказскую войну "национально-освободительным движением". «Второму взгляду, - пишет М. Блиев, суждено было не только пережить своего автора, но и приобрести со временем особую распространённость».

Первые попытки освободить эту проблему от тесных идеологических рамок были предприняты, начиная с года. М. Блиев попытался вывести проблему Кавказской войны в пространство «чистой» науки. Эта попытка встретила резкое сопротивление с ярко выраженной национально-идеологической окраской. В данной ситуации особую Е.Л. Соснина ценность приобретают французские исторические источники, повествующие о событиях Кавказской войны. Нам интересен беспристрастный взгляд западноевропейцев на этот вопрос. Сознавая необходимость поставить сегодня проблему Кавказской войны в рамки академической науки и избегая её вульгаризации, мы касаемся лишь тех сообщений франкоязычных путешественников, которые говорят об интересе западноевропейских авторов к анализу данной темы, свидетельствуют о тех или иных конкретных фактах военных действий на Кавказе, воскрешают в памяти различные, подчас романтические эпизоды войны, воссоздают её историю и причины.

I Сиротенковские чтения В.В. Степанова (д.и.н., профессор, г. Нижневартовск) ДИСКУРС ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ В ГЕРМАНИИ В 60-Е ГОДЫ XIX ВЕКА 60-е годы XIX века заняли особое место в прусской и немецкой истории. Пруссия продемонстрировала вариант политической модернизации, которую можно определить как конфликтную, спровоцированную резким разрывом между социальными изменениями, происходившими в стране и политической институциализацией.

В качестве субъектов политического кризиса стали силы, выступающие за ускорение процесса модернизации в экономике, политике, культуре, и силы, стремившиеся эти процессы замедлить, приспособить к своим интересам.

В середине 50-х годов в Пруссии появилась альтернатива существующему режиму и возможность осуществления реформ мирным путем: в 1857 году к власти пришел новый король в лице принца-регента Вильгельма 1, сделавшего ставку на либеральное окружение, и признавшего неотложную необходимость подготовки и проведения масштабных реформ.

С 1858-1861 годы в Пруссии начали осуществляться реформы, политическая модернизация, усилившая роль прусского ландтага в системе политической власти, создавшая партийную систему в лице либеральной, консервативной, прогрессистской партий, способствовавшая формированию общественных организаций, частично претворившая в жизнь свободу слова, печати.

В 1861 году реформаторская деятельность правительства была подвергнута резкой критике либералами прусского ландтага, потребовавших более радикальных реформ в политической сфере и как условием для проведения таких В.В. Степанова реформ стала ожесточенная дискуссия по военной реформе, предложенной правительством.

В 1861 году оппозиция прусского ландтага создает Прогрессистскую партию с программой бескомпромиссной борьбы против прусской монархии, что выразилось в отклонении прусским ландтагом проекта военной реформы, необходимым для страны.

Консервативные силы, в противовес либералам и прогрессистам, создали партию и при поддержке армии, юнкерства, чиновников, настояли на назначении одного из своих лидеров О.Бисмарка 23 сентября 1862 года главой правительства.

Резкое противостояние прогрессистов и консерваторов в Пруссии привело к конституционному, правительственному и, в итоге, политическому кризису в стране, продолжавшемуся с 1862 по 1871 годы. Кризис проявился в борьбе между старой и новой политической элитой, в растущем недовольстве общества, конфликте ценностей, массовом разочаровании и в итоге — потере контроля над управлением страной и возможности перерастания ситуации в политическую революцию или политический переворот.

Первый этап политического кризиса (1862—1866 годы) характеризовался резким противостоянием либералов, прогрессистов и консерваторов по финансовым, военным, вопросам, обсуждаемым в нижней палате. К 1864 году политический конфликт охватывает область международных отношений, втягивая немецкие и европейские государства в события, приведшие к датской войне.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.