WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 31 |

Находясь в Каэне, Колиньи был обвинён двором в причастности к убийству герцога де Гиза. Он собрал 12 марта всех главных сеньоров своей свиты и сказал, по словам Брантома, в свое оправдание следующее: «Я никаким образом не виновен и ни каким образом не заставлял его (т.е.

Польтро) это делать хочу сказать ещё и то, что со смертью Гиза мы потеряли опасного врага нашей веры». Колиньи заявил о своём желании дать публичный ответ королеве Екатерине Медичи. В тот же день он составил оправдательную записку, к которой Беза добавил несколько строк.

Королева проигнорировала просьбу Колиньи отсрочить казнь убийцы до того как обвиняемые в организации покушения на Гиза не переговорят с Польтро1. 14 марта Колиньи покинул Каэн.

В свою очередь Гизы приступили к подготовке покушения на адмирала. «Некто по имени Мэй, вел переговоры с д'Омалем, братом герцога де Гиза и получил от него экю и лошадь, чтобы убить Колиньи». Он предложил воспользоваться моментом, когда Колиньи будет находиться на охоте, для реализации своего плана. Но Мэй был разоблачён. Парламент обвинил его в клевете, признал виновным в подготовке убийства и приговорил к колесованию.

Король решил закончить, наконец, этот процесс, который тянулся уже несколько лет. Перед созывом в январе 1566 г. ассамблеи в г. Мулен для обсуждения различных вопросов, он попытался примирить Гизов и Шатийона.

Вдова герцога и кардинал Лотарингский с одной стороны и адмирал с другой пообещали признать приговор королевского совета. Колиньи снова оправдывался и клялся, что не Ж.С. Метёлкина принимал никакого участия в организации убийства герцога де Гиза. После рассмотрения этого дела совет единогласно заявил об отсутствии улик против адмирала. Приговор, вынесенный по этому поводу 29 января 1566 г. выглядел так:

«Король в лице своего совета, выслушав обе стороны по известному делу, без какого-либо расхождения, по мнению принцев и советчиков, заявляет, что адмирал де Шатийон невиновен в соучастии в убийстве герцога де Гиза. Король также берет под свою защиту и охрану обе стороны, предписывая им жить в будущем в мире и согласии, не предпринимая ничего друг против друга. Если какая-либо из сторон и их родственников или друзей нарушит приговор, то они будут объявлены виновными в покушении на Его Величество, на мир и спокойствие в королевстве. Он приказывает объявить об этом приговоре во всех парламентах королевства».

Кардинал Лотарингский и Анна д'Эсте, вдова герцога, пообещали подчиниться этому решению. Однако, молодой герцог Генрих де Гиз, которому было тогда всего лишь лет, не отказался от мести и не приехал в Мулен. Он не считал себя связанным словом, данным его матерью. Его дядя герцог д'Омаль задержал свой приезд в этот город, чтобы так же не участвовать в примирении. К тому же, это перемирие оказалось простой формальностью.

ПРИМЕЧАНИЯ Отказ королевы-матери в свидании Колиньи с Польтро не случаен. Ее саму подозревали в причастности к убийству Франсуа Гиза (Ред.).

I Сиротенковские чтения С.Л. Дударев (д.и.н., профессор, г. Армавир) К ОЦЕНКЕ ФЕНОМЕНА КИТАЯ ЭПОХИ СРЕДНИХ ВЕКОВ И РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ 1.Следует отметить удивительную устойчивость, живучесть, глубокую укорененность китайской цивилизации, которая, продемонстрировав известную гибкость и плюралистичность, впитав в себя множество разнородных элементов в эпохи смут и нашествий внешних врагов (в периоды Наньбэй чао, Сун, Юань, а затем и Цин), сохраняла в основе свою гомогенность, «переварив» все внешние захваты и вторжения. Китай оказался удивительно приверженным конфуцианской модели общества, которая пронизывает все его поры и, надо полагать, является основой этой гомогенности.

2.Одновременно опора на конфуцианство оказалась причиной не только стойкого сохранения своей самобытности и идентичности, но и последующего закостенения всей социальной и духовной системы, утери способности к трезвой самооценке и адекватному восприятию окружающего мира.

3.Основным фактором политической истории Китая рассматриваемого времени является государство и административно-бюрократический чиновничий аппарат как его опора и основа. Они наряду с конфуцианством играли ведущую роль в оформлении основных особенностей китайского социума. Чиновничество было ведущей общественной прослойкой, воплощавшей чаяния и идеалы социума.

3.Для китайской аграрной истории характерна постоянная борьба между государственной, частной и мелкокрестьянской собственностью на землю со стабильной тенденцией к приватизации земли и возникновению крупной земельной собственности и превращению крестьян в арендаС.Л. Дударев торов земли у землевладельцев. В то же время, рост крупного землевладения никогда не приводил к возникновению самостоятельных политических образований в Китае типа западноевропейских герцогств, графств и т.п., ибо приоритет центральной власти, несмотря на периоды ее упадка, в целом был неоспорим. К тому же, как считают китайские историки, доминирующее положение в китайском обществе эпохи империи (конец III в. до н.э. – начало XX в.) занимали не крупные землевладельцы, а средние и мелкие.

4.Социальное развитие Китая имеет в своей основе жесткую иерархичность и достаточную непроницаемость сословных перегородок. Одновременно для китайского общества характерна и определенная социальная мобильность, выражавшаяся в функционировании системы государственных экзаменов (роль которой, в то же время, нельзя переоценивать). Несовпадение классово-сословных градаций делало общественную структуру нечеткой и не вполне завершенной.

5.Городское сословие в Китае в изучаемый период не сложилось, а цеховая система не стала подобной западной.

Город и горожане находились под жестким политическим контролем государства.

6.Элементы капитализма проглядывали в китайской экономике XVI – начала XVII в. (рассеянная, централизованная мануфактура), но не вышли за рамки зародышевого состояния и были очень спорадичными по причине отсутствия государственной поддержки (не проводилась политика протекционизма), мощного налогового пресса и отсутствия правовых гарантий личности и частной собственности, само понятие которой не было четко юридически оформлено.

7.Можно предположительно говорить о том, что Китай в XVI – начале XVII в. достиг «позднефеодальной» стадии развития (продолжавшейся до начала XX в.), которая неадекватна европейским образцам. Его развитие оказалось прервано новым нашествием извне, которое не дало возможности развиваться тем росткам положительных изменений, которые наметились при династии Мин. Впрочем, I Сиротенковские чтения судя по характеру проводившихся в стране преобразований после падения Мин в 1644 г. вождями восставших крестьян, от Китая трудно было ожидать резкого роста принципиальных новшеств – общество снизу до верху не было на них ориентировано.

8.В 1644 г. начался очередной династийный цикл (на которые и распадается история Китая в имперский период), который завершился в 1911 г. Синьхайской революцией. С 1911 по 1949 г. в стране шла череда революций, гражданских войн, иностранных интервенций, после чего возникла Китайская народная республика. «Коммунистическая династия» с ее авторитарными традициями существует в Китае более полувека. Интересно, как долго продлится этот «династийный цикл» и чем завершится Или в постиндустриальную эпоху характер развития Китая будет подвержен другим (общемировым) циклам исторического развития Ответ на этот вопрос может дать только будущее.

Е.В. Галкина Е.В. Галкина (к.и.н., доцент, Ставрополь) ТОЛЕРАНТНОСТЬ АМЕРИКАНСКИХ КВАКЕРОВ В КОНЦЕ XVII - XVIII ВВ.

Одним из религиозных направлений, длительное время занимавшим важное место в жизни американских колоний, было квакерство. Пенсильвания с конца XVII столетия являлась одной из самых больших по территории, энономически развитых и известных колоний квакеров, основанных на американском континенте. Уильяму Пенну, владельцу колонии, хотелось не только быстрее освоить территорию, но и сделать ее процветающей. Для реализации этой идеи он в проекте заселения новых территорий отдавал предпочтение трудолюбивым крестьянам, умелым ремесленникам, талантливым ученым без средств к существованию, младшим сыновьям дворянских семей, оставшимся без наследства и желавшим поправить свое материальное положение. При этом предусматривался максимум веротерпимости. У. Пенн, таким образом, стремился обеспечить стабильный доход от растущей и богатеющей колонии, которая бы стала примером для всего человечества, уникальным “святым экспериментом” в деле возрождения первоначального христианства – “града Божьего».

Собственник Пенсильвании пытался реализовать в Америке идеалы общественного устройства, содержавшиеся в учении основателя “Общества Друзей” Джорджа Фокса: веротерпимость, защиту прав личности, имущественное равенство. В колонию, спасаясь от преследований, начали стекаться “Друзья” из Англии, Уэльса, Голландии и Германии, где на квакеров были жестокие гонения со стороны властей и государственной церкви. На протяжении почти всего колониального периода Пенсильвания оставалась, в основном, квакерской территорией. Устройство и управление жизнью колонии было попыткой практического осущеI Сиротенковские чтения ствления религиозной и политической программы квакеров.

Благодаря энергичной деятельности агентов У. Пенна в Западной Европе, а также созданной им благоприятной обстановке в самой колонии (имеется в виду, прежде всего веротерпимость) в начале XVIII века из Германии в Пенсильванию эмигрировало, кроме квакеров, немало меннонитов (последователей голландского реформатора XVI века Менно Симона), реформаторов и лютеран. В итоге в этот период немцы составляли примерно половину населения Пенсильвании.

Квакерам удалось создать в колонии обстановку религиозной толерантности, сочетавшуюся со свободным и демократическим характером социальной жизни переселенцев.

Понятие “толерантность” по смысловой насыщенности значительно шире, нежели просто ”терпимое отношение”. Определение “толерантности” наиболее масштабное, подразумевающее терпимое отношение к иным национальностям, расам, языку, религии, политическим и иным мнениям, национальному или социальному происхождению. Толерантность квакеров означала отказ от догматизма, что требовало внутренней силы, уверенности в своей способности найти истину в диалоге. В результате, Пенсильвания того времени была одной из самых многонациональных колоний в Северной Америке.

В первые десятилетия XVIII в. общины квакеров существовали в Род-Айленде, Северной Каролине, Пенсильвании, Нью-Джерси, Нью-Йорке, а также небольшое их количество было в Мэриленде. Квакеры в Новом Свете являлись уже не неутомимыми искателями истины и глашатаями, несущими в мир слово Евангелия, но скорее его рядовыми исполнителями. В западном полушарии к середине XVIII в.

насчитывалось больше квакеров, нежели в метрополии. И - что особенно важно - в Америке у них была создана собственная община. В ХVIII столетии у квакерства было немало свойств, используя которые, оно могло бы реально стать преобладающей религией Америки. В Англии за этим движением закрепилась дурная слава из-за его неприятия обЕ.В. Галкина щественных формальностей и социальной иерархии, равнодушия к церковным догмам. Но сама его внешняя неоформленность, характерный для него мистицизм, типичное пристрастие к индивидуальной чистоте и строгости – все эти факторы выступали как неблагоприятные. Стремление к нравственным исканиям во всем сыграло против них. В то время как квакерские догмы становились бескомпромиссными, пуританство, набиравшее силу в колониях и отвечавшее интересам основной массы населения, проявляло больше способности к приспособлению в изменявшихся условиях. А квакеры в Америке, придерживаясь радикальных протестантских взглядов, замыкались в своем собственном “мире”. Стойко перенося суровые испытания в Новом Свете, “Друзья” все больше укреплялись в своей вере, благодаря чему вызывали неподдельное восхищение и уважение окружающих. Это помогло им выжить и закалиться в эпоху гонений на них. Благодаря такому подходу квакеров и других религиозных общин, после победы в Войне за независимость во многих бывших североамериканских колониях утвердился принцип веротерпимости.

Толерантность квакеров не только нравственно характеризовала это религиозное движение, но и являлась специфической технологией их взаимодействия с людьми. Это обеспечивало им достижение целей через уравновешивание различных интересов, убеждение сотрудничавших сторон в необходимости поиска взаимоприемлемого компромисса. Проявляя толерантность по отношению к самим себе, американские квакеры становились таковыми по отношению к другим, и им легче было принимать окружающих такими, какие они действительно были. Квакеры, будучи толерантными, уважали других жителей колонии со всеми их особенностями религиозного характера, различиями в образе жизни или мыслей.

По отношению к церковным движениям и сектам квакеры признавали полную терпимость, исходя из того, что взаимоотношения с людьми должны основываться на безусловном равенстве. Поэтому “Друзья” отвергали роскошь, не признавали титулов, ни перед кем не снимали шляпы и I Сиротенковские чтения ко всем обращались на “ты”.

Благодаря усилиям квакеров, проводимой ими политике, Пенсильвания значительно успешнее развивалась в экономическом, политическом и социальном отношении, чем многие другие колонии. В силу веротерпимости она стала колыбелью антирабовладельческого движения в Британской Северной Америке.

Оценивая роль квакеров в истории Америки, следует отметить, что они имели немало возможностей реализовать свое учение, во многом благодаря доктрине толерантности.

Но для этого им не хватило сил, воли, устремленности и настойчивости. Серьезным испытанием для них явилась Война за независимость, когда им, как пацифистам, нужно было проявить себя. Принципиальная враждебность к войне, характеризовавшая квакерское сознание, изначально предопределила и неприятие ими Американской революции. Постепенно квакерство растворилось в многонациональном населении США, при этом сохраняя свое религиозное учение и принципы толерантности.

В.Н. Ерохин В.Н. Ерохин (к.и.н, доцент, г. Нижневартовск) Х.Р. ТРЕВОР–РОУПЕР О ГЕНЕЗИСЕ КАПИТАЛИЗМА И «КРИЗИСЕ XVII ВЕКА» Изучение процесса генезиса капитализма и социально – экономических процессов, происходивших в Западной и Центральной Европе в XVI – XVII веках, относится к важнейшим проблемам в изучении европейской истории раннего нового времени. Заметный вклад в работу в данной предметной области внес известный британский историк Х.Р. Тревор-Роупер (р. 1914), сделавший ряд представляющих интерес выводов.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.