WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |

Биографии многих выдающихся женщин средневековья говорят о том, что большинство из них стремилось к власти, ради самой власти. Данный типаж представляет наиболее радикально настроенных женщин, условно объединённых в группу не по судьбе или достижениям, а по тем методам, которые они использовали ради достижения цели («Деотерия, видя, что её дочь от первого брака становится уже совсем взрослой, боясь, как бы король не почувствовал к ней вожделения…сбросила её с моста, посадив в закрытые носилки, привязанные к диким быкам» [Турский Г., 1987. С.75]. Многие королевские особы устраивали заговоры против мужей и даже детей. Они физически устраняли соперниц на своём пути (по легенде Элеонора Аквитанская отравила молодую любовницу Генриха II; Фредегунда подтолкнула Хильперика к решению избавиться от законной супруги королевы Гальсвинты и др.).

Женщины-матери. В данную группу вошли не только женщины-регенты, но и дамы, добившиеся власти своим детям, которые будучи взрослыми, прислушивались к их советам (мать Карла Великого Бертрада жила до старости в большом почёте). Но счастливая судьба была большим исключением для женщин, нарушивших гендерные нормы А.Н. Полуева и стереотипы. Данное нарушение обосновывало закономерность трагического завершения жизненного пути. Многие королевы были казнены, заточены в монастырях, или отравлены.

БИБЛИОГРАФИЯ Они предпочитали… Они предпочитали честный бой сплетням и кривотолкам / Клуб женских единоборств // http://www.fscclub.com/gender/shtml.

Перну Р., 2001. Крестоносцы. Пер. с фр. А.Ю. Карачинский. – СПб.

Протоколы…, 1963. Протоколы обвинительного процесса Жанны д’Арк // Хрестоматия по истории средних веков в трёх томах под ред. С.Д. Сказкина. Т.II. – М.

Турский Григорий, 1987. История франков. – М., 1987.

Masculinity…, 1999. Masculinity in Medieval Europe / Ed. By Hadly D.M. – L.; N.Y.

I Сиротенковские чтения В.А. Буняева (студентка, г. Ставрополь) ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ФРАНЦИСКАНСКОГО МОНАШЕСКОГО ОРДЕНА В ИТАЛЬЯНСКИХ ГОРОДАХ (XIII-XIV ВВ.) Жизнь и деятельность Франциска Ассизского – пожалуй, одно из ярчайших явлений европейского Средневековья.

Он сам и его деятельность восхищали современников и потомков. Исследователи считают его предвестником новой культурной эпохи – Возрождения. Именно эта особенность делает его смотрящим одновременно и в прошлое, и в будущее. Данное обстоятельство сообщает актуальность заявленной проблеме. Именно Франциск Ассизский в жестокую пору крестовых походов высказал мысль о том, что куда лучше обращать магометан в христианство, нежели убивать их [Цветочки…, 1990. С.63]. Учитывая современную социально-политическую ситуацию в мире в целом и в Западной Европе, в частности, эта мысль звучит актуально и сегодня.

Следует отметить, что тема личности Франциска Ассизского и деятельности ордена францисканцев в Италии XIII – XIV вв. получила достаточно глубокое и всестороннее освещение в научной литературе. В первую очередь примечательны исследования Л.А. Котельниковой [Котельникова Л.А., 1979; Итальянское…, 1967], В.И. Рутенбурга [Рутенбург В.И., 1987] и С.Д. Сказкина [Сказкин С.Д., 1978; Из истории…, 1981] которые особенно важны для раскрытия вопросов аграрного развития Северной Италии, жизни итальянского города и участия в ней ордена францисканцев. Следует упомянуть и работы о св. Франциске Л.П.

Карсавина [Карсавин Л.П., 1915], Г.К. Честертона [Честертон Г.К., 1991], П.М. Бицилли [Бицилли П.М., 1995], Г.-Ч.

Ли [Ли. Г.Ч., 1911], С.Г.Лозинского [Лозинский С.Г., 1986] и В.А. Буняева В.И. Герье [Герье В.И., 1908]. Эти труды представителей отечественной и английской школ разных направлений (от позитивизма и провиденциалистских воззрений до марксизма) были призваны выявить истоки народной религиозности францисканцев, охарактеризовать психологию средневекового человека. Таким образом, историография проблемы достаточно обширна. За весь период изучения истории францисканского ордена исследователями была заложена основательная база исследуемой темы, но это не означает, что в ней не осталось «белых пятен».

Целью данного исследования является рассмотрение такого сложного исторического и культурного явления, как жизнь и деятельность Франциска Ассизского и ордена францисканцев в городской среде Северной и Средней Италии, поскольку именно здесь учение одного из самых известных святых в истории Католической церкви и созданная им организация получили самое широкое распространение.

Источники по изучению заявленной проблемы условно можно разделить на несколько направлений: житийный жанр (Первое и Второе Житие св. Франциска, составленные Фомой да Челано), хроники самих францисканцев, раннефранцисканская «цветочная» литература. Отдельную группу составляют электронные источники, а именно – официальный сайт Ордена Францисканцев – Братьев Меньших Конвентуальных [Францисканский портал].

Основные положения представленной проблемы могут быть представлены как следующие тезисы:

1) анализ истории итальянских городов XIII – XIV вв. позволяет рассматривать их развитие как конструктивный фактор средневековой государственности и важнейшую часть предыстории городов Италии раннего нового времени. Их экономическое развитие в рассматриваемый период было более быстрым и успешным, чем в других европейских странах. В социальном развитии главной тенденцией названного периода стала консолидация городского сословия. Политическое развитие итальянских городов в период с XI по XV в. знало несколько стадий, связанных с I Сиротенковские чтения развитием трех типов городского устройства: демократической пополанской республики, патрицианской республики, власть в которой постепенно забирала в руки олигархия и синьории (тирании). В XIII – XIV вв. итальянский город становится местом зарождения интеллектуальной культуры. Сформировавшаяся прослойка интеллектуалов играла решающую роль в духовной жизни итальянских городов;

2) биография Франциска Ассизского показывает, что он уже при жизни почитался как святой, а сразу после его смерти легенды и сказания о нем умножались и росли.

Действительный образ Франциска Ассизского закрыт от нас легендарной версией его личности, в создании которой принимала участие не только богословская литература, но и народная фантазия. Но фактически остается бесспорным основание ордена францисканцев, которым было положено начало нищенствующим монашеским орденам в Католической церкви;

3) для Италии XIII – XIV вв. деятельность Франциска Ассизского и его ордена имели важное значение. Во многом благодаря нищенствующим орденам, среди которых деятельность францисканцев занимала одно из ведущих мест, Католической церкви на время удалось преодолеть кризисные явления, вызванные болезненной адаптацией христианского вероучения и церковной организации к процессу расцвета городов как центров ремесла и торговли. Разработка своеобразной аскетической практики сыграла уравновешивающую роль в поляризующемся мире горожан, активный прозелитизм придал деятельности ордена выраженную миссионерскую и цивилизаторскую значимость.

Кроме того, монахи-францисканцы внесли свой вклад в развитие богословия, а также точных и естественных наук, а их миссионерская и благотворительная деятельность способствовала развитию духовной жизни итальянских городов.

БИБЛИОГРАФИЯ В.А. Буняева Бицилли П.М., 1995. Элементы средневековой культуры. – СПб.

Герье В.И., 1908. Франциск Ассизский, апостол нищеты и любви. – М.

Из истории…, 1981. Из истории социально-политической и духовной жизни Западной Европы в средние века. – М.

Итальянское…, 1967. Итальянское крестьянство и город в XI – XIV вв. – М.

Карсавин Л.П., 1915. Основы религиозности в XII – XIII вв., преимущественно в Италии. – СПб.

Котельникова Л.А., 1979. Некоторые особенности социальной природы итальянских пополанов в XIV – XV вв. // Социальная природа бюргерства XIII – XVII вв. – М.

Ли. Г.Ч., 1911. История инквизиции. – СПб.

Лозинский С.Г., 1986. История папства. - М.

Рутенбург В.И., 1987. Итальянский город от раннего средневековья до Возрождения. – Л.

Сказкин С.Д., 1978. Избранные труды по истории. – М.

Францисканский портал. Мир и добро // http://www.francis.ru Цветочки…, 1990. Цветочки святого Франциска Ассизского./ Пер. с лат. А.П. Печковского. – М.

Честертон Г.К., 1991. Вечный человек. – М.

I Сиротенковские чтения Е.С. Шимохина (аспирант, г. Армавир) КОРОЛЕВСКОЕ ЧУДО: ВРАЧЕБНАЯ МИССИЯ ФРАНЦУЗСКИХ КОРОЛЕЙ Королевское чудо, также как любое проявление сверхъестественного в условиях средневековья, имело глубокие корни, уходящие в дохристианскую эпоху. Французский король воспринял от своих предшественников необходимость некого сакрального попечительства о судьбах подданных, однако, если дохристианской эпохе был свойственен акцент на коллективном благодеянии (вызывание дождя «для всех», хороший урожай «для всех» и пр.), то христианство сделало упор на благодеянии персональном, начав специализироваться на прекращении индивидуальных страданий.

Еще один аспект востребованности подобных проявлений могущества короля был связан с характерным для христианского менталитета «доказательством чудом». То, что было видимым, или казалось таковым, считалось непререкаемо истинным, подтверждающим подлинность связанного с ним невидимого. Даже для Абеляра, этого скептического ума средневековья, требующего, чтобы вера непременно была «мотивированной», чудо выступает главенствующим мотивом веры, подтверждением ее правильности [Арсеньев И., 2005. С.130]. Тем самым возможность короля творить чудеса рассматривалась как наиболее убедительное средство показать, что он действительно обладает неким мистическим багажом, отличающим его от простых смертных.

Естественно, что, признавая за французским королем дар целительства, церковь шла на значительные уступки королевской власти, ведь изначально «добрые чародеи рекрутировались главным образом из среды духовенства» [Ле Гофф Ж., 1992. С.152]. Утверждение надчеловеческой природы короля обставлялось со стороны церкви опредеЕ.С. Шимохина ленными сдерживающими тезисами, среди которых, в частности, утверждалось, что сами по себе чудеса не являются признаками святости [Блок М., 1998. С.96]. В результате целительство считалось божественным даром, предоставляемым посредством церкви помазаннику божьему.

Официальные свидетельства о целительстве как непременном атрибуте королевской власти относятся к правлению династии Капетингов. Здесь «умение исцелять тела», впервые приписанное Роберту Благочестивому, скорее, носит характер индивидуального проявления его святости.

«Эффектность» подобных способностей Роберта, однако, вызывает интерес и у его потомков, предъявивших претензии на родительское наследство и в этой области.

В том, что именно золотуха становится предметом королевской специализации, видны чисто прагматические соображения «удобства» этой болезни. Золотуха, или туберкулезный аденит [Бессмертный Ю.Л., 1991. С.111], довольно часто демонстрирует ослабление своих симптомов – вплоть до иллюзии полного исцеления, что в совокупности с особым психологическим настроем больного, полностью убежденного в действенности королевских усилий, давало необходимый эффект «чуда», демонстрируемого королем.

Возможно, что неразрывная связь монарха с «королевской болезнью», выразившаяся в самом названии, была вызвана не только участием короля в исцелении, но и существовавшем ранее убеждении, что это болезнь и вызываться может именно королем. Древняя уверенность в существовании весьма развитых магических способностей правителя, когда он может одновременно и испепелять, приносить вред, и исцелять, приводила к тому, что «люди верили, будто прикосновение королевской руки может как заразить золотухой, так и вылечить от нее» [Блок М., 1998.

С.123]. В данном случае мы, видимо, имеем дело с суеверным страхом средневекового человека перед всем, выходящим за рамки его обыденного понимания, когда сакральное могущество облекается не только в доброжелательные, но и угрожающие формы, опасные для простого смертного. Общественное мнение, таким образом, «наделяI Сиротенковские чтения ло священных особ свойствами грозными и пагубными» [Блок М., 1998. С.154], однако, при этом оно не лишало их и благодетельных функций, когда "священное" и "способное исцелять" были синонимами. Христианская идея, взявшая под опеку чудотворную миссию короля, официально зафиксировала внимание исключительно на исцелении, отбросив пугающие древние представления об обратном эффекте королевского прикосновения.

Неразрывная связь королевского чуда с официальной церковной доктриной выразилась в обретении французским королем «сакрального спонсора», содействовавшего монарху в его врачебной практике. Этим помощником явился св. Маркуль, «послужной список» которого пестрел многочисленными чудесами и фактами исцеления. Среди последних, впрочем, не фигурировала золотуха, однако средневековое мышление со свойственной ему изобретательностью вывело эту способность святого из каламбура его имени: «плохо шея» - значит, умение исцелять болезни шеи [Блок М., 1998. С.377]. Официально, начиная с Иоанна Доброго, через день после коронации совершалось паломничество к св. Маркулю в Корбени, где король как бы вступал в еще одну часть своего мистического властного наследства, принимая от святого его целительные функции.

Еще раньше, дабы окончательно христианизировать королевское чудо, было введено присоединение крестного знамения к возложению рук на золотушного больного – Жоффруа де Болье приписывал это благочестивое нововведение Людовику Святому, причем в интересном ракурсе: «дабы исцеление скорее силе крестного знамения приписывалось, нежели власти королевской» [Блок М., 1998.

С.216]. Однако трансляция через короля божественной милости посредством крестного знамения, по-видимому, происходила и раньше Людовика Святого [Ле Гофф Ж., 2001.

С.623].

Адепты натурализма полагали целительную силу неким семейным, физиологическим свойством королевского рода, отмечающим его божественную избранность. Естественно, Е.С. Шимохина что роль церкви в приобщении конкретного короля к сакральному фонду при этом непозволительно уменьшалась.

Однако связь между легитимностью претензий короля на власть и наличием у него лишь в этом случае целительных способностей перевешивала все прочие идеи.

В конце ХV века чудесные исцеления во Франции входят в изобразительное искусство, символизируя триумф королевского чуда, отныне занимающего место наряду с чудесами святых, которым должны поклоняться в церкви благочестивые прихожане.

БИБЛИОГРАФИЯ Арсеньев И., 2005. Секты Европы от Карла Великого до Реформации. - М.: Вече.

Бессмертный Ю.Л., 1991. Жизнь и смерть в средние века.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.