WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 21 |

Вопрос о нормах, обеспечивающих высокую рождаемость в больших семьях, является важным и для объяснения причин высокой рождаемости в современных развивающихся странах. Но единой точки зрения на происхождение этих норм, на причины высокой рождаемости в настоящее время нет. Ряд авторов (А.И.Антонов, В.А.Борисов, Л.Е.Дарский) полагают, что многодетность и высокая рождаемость обусловлены См. Козинцев А.Г. Переход к земледелию и экология человека. В кн.: Ранние земледельцы, с.18;

Вишневский А.Г. Воспроизводство населения и общество, с.93; Acsdi GY., Nemeskri J. History of human life spans and mortality. – Budapest, 1970, p. Косвен М.О. Указ.соч., с. экономическими причинами, а именно, полезностью большого числа детей для семьи, так как от этого зависит благосостояние семьи и обеспечение старости. Особенно характерна аргументация полезности многодетности в семьях австралийского ученого Дж.Колдуэлла, который считает, что детность семьи зависит от направления потока материальных благ и услуг. Если поток движется в направлении от детей к родителям, то последние стремятся иметь максимально возможное число детей, в противном случае идеалом является бездетность.Представителем другой точки зрения на причины высокой рождаемости является А.Г.Вишневский, считающий, что многодетности, как общего правила, не было, а высокая рождаемость была обусловлена высокой смертностью и имела своей целью обеспечение воспроизводства численности населения.Нам представляется более правильной первая точка зрения, хотя она, как и вторая, имеет существенный недостаток. Он заключается в игнорировании структуры патриархальной семьи и фактическом применении современного понятия «семья» к весьма отдаленным периодам. Патриархальная семья коренным образом отличается от современной нуклеарной семьи тем, что она на протяжении сколь угодно длительного промежутка времени не изменяет своей демографической структуры. Современная семья начинает свое существование с момента заключения брака между мужчиной и женщиной и представляет собой брачную пару без детей. Затем появляются дети – структура семьи меняется, она становится классической нуклеарной семьей, то есть состоит из родителей и их детей. Дети становятся взрослыми, женятся или выходят замуж, образовывают свои семьи – и их родители опять превращаются в бездетную пару. Таким образом, вся эволюция современной семьи описывается следующей формулой: бездетная семья – нуклеарная семья – бездетная семья.

Caldwell J.C. Op.cit., p. Вишневский А.Г. Воспроизводство населения и общество. М., 1982, с.159- Патриархальная семья, даже если она состоит из трех поколений, не меняет своей структуры. В ней постоянно есть старшие, среднее поколение (дети старших) и дети среднего поколения (внуки старших).

Каждый человек последовательно проходит все ступени демографической иерархии большой семьи. Неизменная структура обусловлена половозрастным разделением труда в этой основной производственной ячейке. Если рассуждать об экономической выгодности или полезности детей, то с таким же успехом можно говорить и о полезности и экономической выгодности взрослых. И дети, и взрослые были необходимым условием существования всей семьи, всего производственного коллектива в целом. Взрослые выполняли работы, связанные с большой физической нагрузкой и требующие определенных навыков, умелости; они производят большую часть продукта, но и потребляют большую его часть, что обусловлено не их особым социальным статусом, а их физиологией. Дети выполняют легкие, но необходимые работы, производят меньше продукта, но и меньше потребляют.

Осознание роли детей в производственном коллективе, видимо, произошло на этапе выделения отдельных семей из рода. Как отмечает М.М.Ковалевский, здесь должна возникнуть некая конкуренция за потомство, так как «каждая семья хотела иметь своих детей у себя в хозяйстве…».1 Поэтому, вероятно, возник обычай «кувады», то есть симулирования отцом родовых мук для установления своих прав на потомство. М.М.Ковалевский подобрал множество данных о конкуренции за детей между кланами отца и матери, а также выдержек из древних законодательств, свидетельствующих о единственном предназначении брака – рождении множества детей. Непосредственно нормы рождаемости оформлялись по-разному. Например, в Риме, Греции, Индии, Иудее муж должен был разводиться с женой, если она не родила ему сына, который мог бы продолжить культ домашнего очага. В Риме при заключении брака произносили клятву, что берут жену, чтобы иметь от нее детей; в Иудее Ковалевский М.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности. М., 193, с. речь шла не о праве, а об обязанности развестись с бесплодной женой. По законам Ману (IX, 81), муж имел право на развод, если жена не родила ему в течение 8 лет или если все дети умирали при рождении в течение лет, или если в течение 11 лет рождались только девочки. С появлением государственной власти стало санкционироваться и безбрачие.1 Обычай требовать в заложники детей тоже свидетельствует об их большой ценности в примитивном обществе.Видимо, именно в патриархальной семье появилась индивидуальная потребность в детях. Обширное потомство могло обеспечить человеку выборы на почетный пост большака. Кроме того, в сознании семьи должно было отложиться то, что дети, многодетность, большесемейность ассоциируются с процветанием. При сегментации большой семьи наверняка наблюдалась разница в образе жизни между богатыми, зажиточными большими семьями и выделившимися из них малыми. Эта разница могла стимулировать высокую рождаемость для достижения многочисленности семьи и, следовательно, процветания.

То, что большая, многопоколенная, с развитой демографической структурой семья обладала рядом экономических преимуществ, свидетельствует, например, стремление государства в России поддерживать большую семью, так как она, будучи тягловой единицей, лучше справлялась со своими обязанностями. Как отмечает М.М.Ковалевский, «государство видело в нераздельной семейной собственности средство к вынуждению податной повинности».3 Николай Ростов, став помещиком после женитьбы на Марии Волконской, семьи крестьян «поддерживал в самых больших размерах, не позволяя им делиться».4 Сербская пословица говорит: «Задружна куча тече имуча» (большая семья живет богато). Н.Куплеваский, рассматривая земельные См. Ковалевский М.М. Указ.соч., с.81- Цезарь Г.Ю. Записки о галльской войне. – В кн.: Древние германцы, М., 1937, с. Ковалевский М. Первобытное право, вып.I, М., 1886, с.40- Толстой Л.Н. Война и мир. Эпилог, ч.I, гл.VII наделы крестьян, употребляет такой оборот: «кто беден или малосемьянист».Нет никакого сомнения, что многодетность, стремление иметь как можно больше детей было не следствием рационального расчета, а образом жизни человека патриархального общества. В то же время нельзя согласиться с А.Г.Вишневским, считающим стремление к высокой рождаемости лишь ответом на высокую смертность. На самом деле высокая смертность была лишь дополнительным стимулом высокой рождаемости, основная же причина ее была в семейном производстве, его организации и структуре.

В заключение необходимо отметить, что в рассматриваемом нами типе народонаселения проявляется противоречие между стремлением к неограничению высокой рождаемости, причины которого коренятся в специфике семейного производства, и ограниченностью производственных возможностей семьи. Растущее население начинало давить на узкие социальные рамки, и единственным способом уменьшения этого давления было экстенсивное развитие производства.

Возможно, именно это противоречие послужило причиной передвижения народов, которое мы наблюдаем в Европе вплоть до V-VI веков, а в Азии – до XIV века. С другой стороны, это противоречие, если оно не снималось интенсификацией производства и сменой социальных форм организации, могло вести к парцелляризации наделов, обезземеливанию части общинников и к их социальному расслоению, то есть все равно было катализатором возникновения классового общества.

3.2. Народонаселение при рабовладении Рабовладельческое общество – это первое в истории классовое, антагонистическое общество, в котором социальная структура не совпадает с демографической. Этим и обусловлена специфика рабовладельческого типа народонаселения. Если в доклассовую эпоху демографическое воспроизводство полностью совпадало с Куплеваский Н. Состояние сельской общины в XVII веке на дворцовых землях и землях духовных и светских владельцев. Киев, 1877, с.10 (цит. по: Косвен М.О. Указ.соч., с.162) воспроизводством социальной структуры, то при рабовладении оба эти процесса носят, казалось бы, независимый характер и являются относительно независимыми.

Относительная обособленность демографического воспроизводства от воспроизводства социальной структуры таит в себе возможность противоречия и даже антагонизма между ними. Появление государства как органа управления воспроизводством социальной структуры ведет к появлению разрыва в уровнях организации управления обоими видами воспроизводства. Если структурирование верхнего яруса управления социальной структурой было правилом и сущностью государства, основной функцией которого было подавление и удержание в подчиненном состоянии класса рабов, то демографическое управление осталось прерогативой семьи. Рассогласование обоих видов управления заставляло государство время от времени структурировать демографическое управление на уровне всего общества, но отсутствие учета специфики демографического поведения делало эти попытки бесплодными.

В качестве примера рабовладельческого населения мы берем население античного мира, потому что там наиболее выпукло проявлялось противоречие между воспроизводством социальной и демографической структур.В античных обществах существовали две основные социальные группы: рабы – основная производительная сила общества, и свободные Народонаселение античного мира давно привлекает к себе внимание исследователей – историков и демографов, но изучается оно, как правило, с точки зрения определения общей численности или в плане изучения демографической политики античных государств. В числе первых работ, посвященных этому вопросу, надо назвать вышедшую в 1889 году в Лейпциге книгу К.Ю.Белоха «Население грекороманского мира» (на немецком языке), в которой даются реалистические оценки численности населения. Обзор и критический анализ этой и других работ по этом вопросу содержится в книге Б.Ц.Урланиса «Рост населения в Европе (опыт исчисления)», М., 1941, который также посвящает один из разделов численности населения античного мира. Кроме того, существует еще ряд работ, посвященных демографическим проблемам античности: Мейер Э. Народонаселение в древности. – В кн.: Народонаселение и учение о народонаселении. М., 1896; в этой же книге – статьи Л.Эльстера, посвященные популяционистской политике в Древней Греции и Риме; среди современных работ надо назвать «основы теории народонаселения». М., 1977; Судоплатов А.П. Демографические концепции.

М., 1974; Урланис Е.Б. Демографическая политика в рабовладельческом и феодальном обществах. – В кн.: Вопросы демографии. М., 1970 и др.

люди, которые противостояли классу рабов и потому составляли в идеологическом плане единый класс рабовладельцев. Но реально свободное население античного мира было неоднородно. Меньшую его группу составляли рабовладельцы, целиком живущие за счет рабского труда. При низком уровне развития производительной силы труда и, следовательно, при минимальном количестве прибавочного продукта, для того, чтобы жить за счет рабов, надо было иметь их в весьма большом количестве. Предполагают, что на 90 тысяч граждан Афинского государства приходилось 365 тысяч рабов обоего пола и 45 тысяч состоящих под покровительством чужестранцев (метеков) и вольноотпущенных. То есть на каждого свободного приходилось 4.5 раба и метека.1 В этих условиях была необходима консолидация всех свободных для удержания в повиновении порабощенных.

Не все свободные граждане имели рабов, большинство из них были крестьянами, которые самостоятельно работали на своих участках, и если использовали рабский труд, то незначительно. В городах было много ремесленников, работающих самостоятельно. В то же время незначительное число богатых рабовладельцев имело большую часть рабов. В Греции большая часть была занята в ремесленных мастерских – эргастериях или в домашнем хозяйстве. В Риме основным полем приложения рабского труда было сельское хозяйство.

Свободные мелкие производители составляли основу рабовладельческого государства – из них набиралось войско, которое захватывало и удерживало в повиновении рабов. Но по своей экономической основе эта социальная группа была чужда рабовладельческому способу производства, она представляла остаток первобытно-общинной формации и потому неуклонно разрушалась с развитием рабовладения. С появлением частной собственности и разделом общинных земель свободные люди чаще попадали в долговую кабалу к богатым и превращались, таким образом, в рабов. Социальноэкономическое развитие оставляло свободному крестьянину-общиннику Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.21, с. только две дороги: обогащение и превращение в «чистого» рабовладельца или разорение, обезземеливание и превращение в раба.

Таким образом, тенденция развития социальной структуры состояла в постепенном образовании только двух классов – рабов и рабовладельцев. При этом рабов должно было быть подавляющее большинство, а свободных – ничтожное меньшинство. Если предположить, что раб давал, при тогдашней низкой производительности труда, даже 25% прибавочного продукта, то при наличии четырех рабов рабовладелец по уровню потребления не отличался бы от раба. Учитывая, что содержания требовал не только сам рабовладелец, но и его семья, можно предположить, что на одного человека-эксплуататора должно приходиться не менее 8-10 эксплуатируемых.

Направление социальной мобильности в рабовладельческом обществе было только одно: от свободного к рабу. Рост числа рабов обусловил то, что свободные представляли единую организацию угнетения. Лучше всего это показывает пример древней Спарты, где угнетенное население – илоты, находившиеся на положении рабов, подвергались постоянному военному давлению со стороны спартанцев, периодически им даже объявлялись «войны».

Модель функционирования античного населения (Рис.8) показывает потоки, пополняющие и исчерпывающие социальные группы, наличие которых является условием существования общества. Единственным источником пополнения (восполнения) каждой социальной группы свободных является ее демографическое воспроизводство, тогда как убывать она может за счет социального передвижения (разорение и превращение в раба), за счет естественной смертности и за счет военных потерь.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.