WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 39 |

В частности, Н.Ксенофонтова обращает внимание на то, что в СССР и России наблюдается ненормальное соотношение уровней неонатальной и пост-неонатальной смертности. Она предлагает исправлять неонатальную составляющую в соответствии с возрастным распределением умерших, наблюдаемым в странах с хорошим качеством регистрации (Ksenofontova, 1994). Предлагаемое решение не столь просто, как кажется на первый взгляд, так как для его реализации надо построить типовые таблицы младенческой смертности, как это сделано для всех возрастов, а затем решать вопрос, к какому семейству относятся республики бывшего СССР.

Кроме того, в связи с особенностями быта и развития системы здравоохранения в СССР, именно в поздний неонатальный и пост– неонатальный период, когда ребенок уже полностью зависит от бытовых условий в семье, риск смерти может быть выше, чем в ранний неонатальный период, когда он большую часть времени находится в закрытом лечебном учреждении (Avdeev, Blum, 1996).

Отчасти подтверждение последней точки зрения можно найти в серьезном и, кажется, единственном исследовании факторов младенческой смертности в СССР в сравнении с развитыми странами в период с 1975 по 1991 годы. Анализ главных компонентов, проведенный авторами, показал, что обратное влияние факторов развития и модернизации на уровень пост-неонатальной смертности в СССР выражено гораздо существеннее, чем влияние на неонатальную и материнскую смертность (Pinnelli, Nobile, Lapinch, 1994, p.386).

Начиная с 1993 года, в Российской Федерации (в балтийских странах несколько ранее) принимается новое определение живорождения, соответствующее рекомендациям ВОЗ; тем не менее, ожидаемого 20-30-процентного роста младенческой смертности не происходит. Это объясняется тем, что использование новых признаков в полной мере затронуло только статистику родильных домов. Регистрации в органах ЗАГС подлежали только родившиеся:

• с массой тела 1000 г. и более;

• если масса при рождении неизвестна, длиной 35 см и более, или при сроке беременности 28 недель и более;

• живорожденные с массой тела менее 1000 г. при многоплодных родах;

• все родившиеся с массой тела от 500 до 999 граммов, если они прожили 168 часов после рождения.

Поэтому, хотя в 1993 году коэффициент младенческой смертности вырос до 20,2‰, то есть более чем на 10%, роль изменения определения живорождения здесь была незначительной.

Действительно, коэффициент мертворождаемости уменьшился на 6% по сравнению с 1992 годом, ранняя неонатальная смертность увеличилась на 8%, неонатальная – на 7%, зато пост–неонатальная выросла на 15%, что было в значительной степени обусловлено очередной эпидемией гриппа. В последующие годы младенческая смертность в России начинает понижаться, достигнув 17,2‰ в году. Кажется, что в эти же годы интерес к изучению младенческой смертности окончательно затухает. Последние опубликованные по этой проблеме работы датируются 1995-1996 годами, но лежащие в их основе исследования относятся к более раннему периоду.

Это отсутствие интереса тем более удивительно, что последние десятилетия отмечены значительными изменениями характеристик младенческой смертности (Рис. 11 и Табл.4). Прежде всего, в 19811990 годах изменилась структура причин смерти вследствие существенного снижения смертности от болезней органов дыхания.

В течение 10 лет смертность от этой причины уменьшилась втрое, а если сравнить 1981 и 2005 гг., этот показатель снизился более чем в раз. Смертность детей до 1 года от инфекционных заболеваний также заметно снижалась: от 1981 к 1990 году – в 3 раза, а всего с 1981 по 2005 год, снижение было 6-ти кратным. Кроме того, в начале 1980х в России «современные» причины, то есть преобладающие в развитых странах, – отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде, и врожденные пороки – были причиной только 42% смертей детей моложе 1 года. К 1991 году этот показатель вырос до 67% и оставался практически неизменным до 2000 года, а в первое пятилетие XXI века стабилизировался на уровне 73-74%.

Мы можем также наблюдать заметные изменения в перинатальной смертности, а именно ее внезапный рост в период с 1980 по 1987 г., совпавший с периодом повышения рождаемости. И в дальнейшем динамика перинатальной смертности также отражала изменения в показателях рождаемости. Но, с другой стороны, начиная с 1988 года, статистика регистрирует тревожный рост числа смертей от несчастных случаев, а с 1990 года – и рост показателей смертности от этой причины.

Рис. 11: Эволюция младенческой смертности по причинам в России в 1981-2005 гг.

Инфекции Врожденные аномалии Отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде Несчастные слу чаи Болезни органов Болезни органов дыхания пищеварения Дру гие причин 1981 1987 1991 1995 1999 И, наконец, Рис.12 показывает недавние изменения в структуре неонатальной смертности: ранняя неонатальная смертность снижается с 1993 года, тогда как поздняя неонатальная смертность стабилизировалась на уровне 1995 года, пережив незначительный рост в предшествующее пятилетие.

Рис.12: Компоненты неонатальной смертности в городском и сельском населении России, 1959-Коэффициент ранней неонатальной смертности Городское население Сельское население 1959 1961 1963 1965 1967 1969 1971 1973 1975 1977 1979 1981 1983 1985 1987 1989 1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 Коэффициент поздней неонатальной смертности 6.5.5.4.4.0 Городское население Сельское население 3.3.2.2.1.1.1959 1961 1963 1965 1967 1969 1971 1973 1975 1977 1979 1981 1983 1985 1987 1989 1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 Табл.4 Показатели младенческой смертности по основным группам причин в России в 1981-2000 гг. (на 1000 родившихся) Отдельные Болезни состояния, Болезни Врожденные Несчастные Другие Год Инфекции органов возникающие в органов Всего аномалии случаи причин дыхания перинатальном пищеварения периоде 1981 3.38 6.70 3.29 6.04 1.08 0.35 0.96 21.1984 3.20 5.91 3.84 7.33 1.08 0.25 0.78 22.1985 2.39 4.81 3.66 7.75 0.90 0.21 0.97 20.1986 1.95 3.85 3.80 8.12 0.81 0.17 0.99 19.1987 1.90 3.68 4.15 8.76 0.81 0.14 1.06 20.1988 1.69 3.44 3.81 7.67 0.73 0.15 1.12 18.1989 1.34 2.53 3.30 6.94 0.66 0.13 1.00 15.1990 1.13 2.08 3.12 6.76 0.60 0.09 0.89 14.1991 1.02 2.22 3.18 6.54 0.64 0.11 0.90 14.1992 0.93 2.12 3.07 6.39 0.68 0.11 1.05 14.1993 1.07 2.33 3.07 6.63 0.74 0.11 1.04 14.1994 1.02 2.06 3.39 7.12 0.80 0.12 1.06 15.1995 1.18 2.24 3.87 7.27 0.94 0.10 1.19 16.Табл.4 (продолжение) Отдельные Болезни состояния, Болезни Врожденные Несчастные Другие Год Инфекции органов возникающие в органов Всего аномалии случаи причин дыхания перинатальном пищеварения периоде 1996 1.13 2.05 3.83 7.02 0.88 0.12 1.19 16.1997 0.98 2.06 3.82 6.59 0.91 0.11 1.14 15.1998 1.01 1.99 3.94 6.79 0.96 0.10 1.23 16.1999 1.11 2.03 3.74 6.88 1.08 0.12 1.41 16.2000 0.93 1.65 3.56 6.79 0.97 0.09 1.38 15.2001 0.80 1.44 3.44 6.64 0.92 0.09 0.65 13.2002 0.67 1.22 3.13 6.16 0.82 0.08 0.59 12.2003 0.59 1.05 3.02 5.70 0.86 0.08 0.42 11.2004 0.54 0.96 2.80 5.19 0.80 0.08 0.46 10.2005 0.50 0.83 2.69 4.91 0.76 0.07 0.52 10.Источники: Население СССР, 1988 (демографический ежегодник). М.: Госкомстат, 1989, с.680;

Демографический ежегодник России, 1997. М.: Госкомстат, 1997, с.454-455; Демографический ежегодник России, 2000. М.: Госкомстат, 2000, с.291-292; Демографический ежегодник России, 2006. М.: Росстат, 2006, с.409-410.

Выводы В конце XIX - начале XX столетия система охраны здоровья населения в России практически отсутствовала. По всем показателям доступности медицинской помощи Россия отставала от развитых европейских стран. Санитарный надзор существовал в зачаточной форме лишь в крупнейших городах. Поэтому уровень общей и в особенности младенческой смертности в России был намного выше, чем в большинстве западноевропейских стран. Развитие системы народного здравоохранения началось по линии улучшения медицинского обслуживания взрослого населения, но в меньшей степени затронуло материнство и младенчество и практически не коснулось санитарии. Поэтому к началу первой Мировой войны Россия подошла с экстраординарно высоким, по сравнению с другими странами, уровнем младенческой смертности.

Система народного здравоохранения в России возникает лишь в 1860-е годы с созданием института земских врачей, сосредоточивших свои усилия в первую очередь на борьбе с острыми и заразными заболеваниями. Проблемы охраны здоровья женщин и детей, развития системы родовспоможения также были в центре внимания земской медицины, но её успехи в этом направлении были более скромными. В начале ХХ века темпы развития системы народного здравоохранения и растущее общественное внимание к проблемам высокой общей и младенческой смертности позволяли надеяться на скорое ее снижение до уровня европейских стандартов того времени (младенческая смертность порядка 15-20%). Перед началом первой мировой войны в России создаются контуры программы по борьбе с высокой младенческой смертностью, и возникает довольно сильное общественное движение, деятельность которого постепенно меняет характер от научного к практическому.

В ходе политических кризисов 1914–1924 годов поступательное развитие общественного здравоохранения в России прерывается, а созданная ранее инфраструктура оказывается практически полностью разрушенной. Новая политическая власть в России пытается решить вопрос охраны материнства и детства через создание централизованной системы медицинской помощи, а также через развитие сети детских учреждений (ясли, детские сады, школы), принимающих на себя значительную часть ответственности за воспитание и заботу о детях. Практическое крупномасштабное осуществление эта политика получает лишь с середины 1930-х годов, но её немедленные результаты тушуются в условиях войны 1941– 1945 годов.

С конца 1940-х годов в России и в СССР начинается невиданно быстрое снижение младенческой смертности, обусловленное, с одной стороны, созданием мощной инфраструктуры и системы медицинской помощи женщинам и детям, а с другой стороны, – внедрением в широкую лечебную практику новых препаратов, таких, как сульфамиды и антибиотики. Снижение младенческой смертности продолжается до начала 1970-х годов. В первой половине 1970-х годов в СССР отмечается беспрецедентное для европейской демографии явление – рост коэффициента младенческой смертности.

Примерно с этого времени младенческая смертность становится аргументом в идеологическом споре между «Востоком» и «Западом».

Во второй половине 1970-х годов коэффициент младенческой смертности вновь начинает очень медленно понижаться, сохраняя в целом эту тенденцию до сегодняшнего дня.

Хотя общественный интерес к проблеме младенческой смертности в России проявлялся уже в XVIII веке, она никогда не была предметом систематического исследования по различным причинам. Первоначально это было обусловлено отсутствием системы статистического наблюдения, которая в России начала складываться только в конце XIX века. Отдельные выборочные исследования начала ХХ века могли бы стать основой полноценного изучения младенческой смертности в России, но они были прерваны Первой мировой войной и последовавшими за ней революциями и Гражданской войной. Полноценная система демографической и моральной статистики складывается в России и в СССР лишь к середине 1930-х годов,1 но как раз в это время публикация демографических данных сводится к минимуму, а их использование строго регламентируется. Репрессии, обрушившиеся на советских демографов и статистиков в конце 1930-х годов, привели к тому, что В то время различали собственно демографическую статистику, изучающую явления, «не зависящие от поведения» (например, рост населения или смертность) и моральную статистику, изучающую поведение (рождаемость, аборты, браки и разводы и т.п.).

исследования в области населения вообще и младенческой смертности в частности были практически полностью блокированы почти на 30 лет. Оживление в изучении младенческой смертности в России и в СССР начинается в конце 1970-х – начале 1980-х годов, что во многом обусловлено неожиданным ухудшением показателей в 1971–1976 годах. Тем не менее, этот феномен вызвал оживленные дискуссии и многочисленные публикации по проблеме детской смертности в СССР. В конце 1980-х – начале 1990-х годов наблюдается новый всплеск интереса к проблеме младенческой смертности, обусловленный, на этот раз, введением в научный оборот статистических данных, бывших до этого времени секретными или ограниченными в использовании. Кроме того, интерес подогревался и ожиданиями повышения младенческой смертности в связи с введением нового определения живорождения в начале 1990-х годов в республиках бывшего СССР. Поскольку этого не произошло, интерес к проблеме начал затухать, число оригинальных публикаций вновь уменьшилось, а к концу 1990-х годов этот сюжет практически полностью исчезает со страниц научных изданий. Таким образом, как история, так и перспективы младенческой смертности в России остаются пока загадкой.

В первой половине ХХ века исследования младенческой смертности в России и в СССР базировались на концепции социальной патологии. В методологическом плане они были весьма прогрессивны для своего времени, так как включали в исследовательское поле не только социально-экономические, но некоторые промежуточные детерминанты, такие, как репродуктивное поведение (возраст матери, интервалы между рождениями, порядок рождения) и питание. К сожалению, из-за неразвитости системы национальной статистики эти исследования носили локальный характер.

Исследования второй половины ХХ века, а точнее 1970–1990х годов по большей части носят описательный характер. Это во многом обусловлено господством статистико-демографической парадигмы, при которой все гипотезы концентрируются вокруг проблемы качества регистрации и сравнимости данных, а социальноэкономические и промежуточные детерминанты практически полностью исключаются из анализа. Но и в рамках статистической парадигмы трудно назвать углубленные исследования, затрагивающие все аспекты младенческой смертности в этот период.

Исследователи, как правило, пользуются весьма ограниченным набором показателей и пытаются в основном объяснить демографическое демографическим.

В 1980-е и в начале 1990-х, во многом благодаря работам зарубежных демографов, в круг интересов вновь попадают промежуточные переменные, а именно загрязненность окружающей среды. Но исследования в этом направлении остаются разрозненными и фрагментарными. Уже после распада СССР наблюдается возврат к исследованию агрегированных социальноэкономических детерминант младенческой смертности, но эти единичные работы базируются на ретроспективном материале и имеют лишь исторический интерес.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.