WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 39 |

Заболеваемость токсической диспепсией также возросла, причем все в тех же районах (кроме Свердловска). Особенно чувствительное увеличение было зафиксировано в Новосибирске, Там же. Л. 37-41. (подсчеты автора).

Там же. Л. 32, 35. (подсчеты автора).

Там же. Д. 419. Л.11.

Там же. Л. 61.

Там же. Л. 18-64 (подсчеты автора).

Там же. Д.420. Л. 56. (подсчеты автора).

Челябинске, Ростове-на-Дону и Куйбышеве – в 2-3 раза, а в Новосибирске – более чем в 4 раза1.

Естественно, что в условиях распространения голода не снизилась и заболеваемость цингой. По-прежнему больных насчитывалось почти 50 тыс. человек, причем, продолжали фиксироваться сотни случаев заболевания в ЦентральноПромышленном, Центрально-Черноземном, Юго-Восточном, Поволжском районах2, то есть там, где обычно это заболевание не возникает. Разумеется, им страдали нередко беженцы, но не только они. Местное население также болело цингой из-за крайней недостаточности и некалорийности питания, а также общего ослабления иммунных свойств организма.

Кроме того, что голод спровоцировал специфические и характерные заболевания, он еще и усугубил прямо не связанные с ним недуги. Например, снизил эффективность борьбы с малярией. В итоге в 1947 г., хотя заболеваемость малярией несколько сократилась, однако все еще в России было зафиксировано очень большое количество больных – 1,4 млн., из них «свежей» малярии – около 500 тыс., или 36% от всех заболеваний.3 Важно, что процент «свежих» случаев заболеваемости не только не сократился, но даже увеличился, что непосредственно было связано с дальнейшим ослаблением здоровья многих сотен тысяч людей.

При том, что ситуация с распространением остроинфекционных заболеваний после войны была тревожна и неоднозначна, инфекций фиксировалось множество, в том числе очень опасных и остро заразных, проявлялись они во многих регионах России, но и борьба с ними со стороны государственных медицинских учреждений велась очень активная.

Большую роль играла профилактика заболеваемости остроинфекционными болезнями. Делались прививки против наиболее опасных заболеваний. Регулярно проводились прививки против брюшного тифа. В 1945 г. ими было охвачено 19,5 млн.

человек в России, в том числе 10,7 млн. в городах, остальные – в сельской местности.4 Городское население было больше охвачено Там же. Д.362. Л. 43, 37, 64, 40, 28. (подсчеты автора).

Там же. Д.420. Л. 7. (подсчеты автора).

Там же. Д.420. Л. 16-36. (подсчеты автора).

Там же. Д. 331. Л. 125.

прививками, однако и в селе их делались миллионы, особенно в местностях, где было зафиксировано данное заболевание, а также в прилегающих районах. Поскольку не было возможности провести поголовную вакцинацию против тифа, действовали методом «подавления» очага заболеваемости. Такая политика в те годы себя оправдывала. Следует отметить, что в 1945 г. прививок пришлось сделать почти на 2 млн. больше, чем планировалось. Опасность распространения тифа привела к оправданному и необходимому в данной ситуации «перевыполнению плана». Так же активно, с перевыполнением намеченного в начале года плана, производилась противотифозная вакцинация и в 1946 г. Как уже отмечалось, брюшной тиф то и дело давал вспышки. В итоге в 1946 г. прививками было охвачено 21,5 млн. человек, из них 12 млн. в городах1. В частности, большое число прививок было сделано в Московской, Кемеровской, Свердловской, Саратовской, Куйбышевской областях, Башкирии и т.д. В 1947 г. прививки от брюшного тифа в связи с проявлениями голода и интенсификацией потоков беженцев из голодных мест становятся еще более многочисленными – за год привито 23 млн. человек2, причем, значительное число прививок делается практически во всех районах страны. Если учесть большое число вакцинированного населения в предшествующие годы, становится ясным, сколь значительное число людей подверглось профилактике против брюшного тифа. В 1947 г. в связи с осложнением эпидемиологической ситуации в России разворачивается также вакцинирование против сыпного тифа. Эта вакцина была введена 5,5 млн. человек3.

Все эти годы продолжается традиционная вакцинация населения против оспы. Как мы видели, это страшное заболевание давало хотя и небольшие, но регулярные вспышки, и терять бдительность, как это неудачно сделали во многих странах мира, в том числе и в России во второй половине ХХ века, было нельзя.

Число привитых от оспы совсем не столь велико, как получивших противотифозные прививки, но это объясняется регулярностью и всеобщностью оспопрививания, в отличие от вакцинирования против тифа, проводившегося в виде кампаний при условии возникновения Там же. Д. 362. Л. 120-121.

Там же. Д. 420. Л. 104.

Там же.

очагов повышенной заболеваемости. Прививки получали, прежде всего, младенцы и маленькие дети, а также часть населения, почемулибо их не получившая – например, из числа переживших оккупацию. Немецкие оккупационные власти обеспечивали прививками не все подвластное им население, а избирательно, в соответствии с осуществлявшейся ими политикой геноцида.

В послевоенном 1946 г. от оспы было привито 4,2 млн. человек, из них 42% составили младенцы до одного года. В 1947 г. – 4,3 млн., из них – 53% младенцев до 1 года1. В 1947 г., чтобы в условиях послевоенного голода и активных миграций более эффективно противодействовать угрозе эпидемии и подавить ее в зародыше, большое внимание уделяли ревакцинации против оспы, или повторному оспопрививанию. Ее проводили активно во всех регионах, опасаясь недоброкачественности прививок военного и предвоенного времени, а также того уже известного медицине факта, что в ряде случаев, в силу особенностей организма, прививки через некоторое время теряют действенность. Ревакцинацией в 1947 г. в РСФСР было охвачено 15,5 млн. человек. По возрасту они распределялись так: 4-5 лет – 19,4%, 10-11 лет – 30%, 18-20 лет – 22,1%. 35% всех ревакцинаций пришлось на городское население, 65% – на сельское2. Медицинские организации уделяли селу больше внимания, так как там меньше было контроля за качеством и обязательностью оспопрививания.

Особое место в условиях послевоенных трудностей и голода 1946-47 гг. занимала вакцинация против дизентерии. Дизентерия была бедствием. Она продолжала уносить и жизни, прежде всего, детские, и здоровье. Поэтому даже в 1945 г. против нее в России уже было вакцинировано более 15 млн. человек. В 1946 г. эта цифра возрастает до 21 млн., а в 1947 г. – до 24,7 млн. вакцинированных, то есть по сравнению с 1945 г. - на 60%3.

Кроме этих заболеваний, медики продолжали работу по прививанию от традиционных детских болезней – дифтерии, кори, скарлатины. В 1945 г. объемы этих прививок были относительно невелики: против скарлатины – 0,3 млн., против кори – 0,5 млн.

Там же. Д. 331. Л. 125, Д. 362. Л.115, Д. 420. Л. 114.

Там же (подсчеты автора).

Там же. Д. 331. Л. 125, Д. 362. Л.120, Д. 420. Л. 105.

Там же. Д. 331. Л. 125, Д. 362. Л.120, Д. 420. Л. 104.

Прививки были еще несовершенны, кроме того, с появлением антибиотиков большой опасности в этих детских болезнях медики и родители не видели. Больше боялись дифтерии. Против нее прививание развивалось активнее. В 1946 г. противодифтерийных прививок было сделано 3,8 млн., в 1947 г. – почти 5 млн.1 Из них было привито детей в возрасте до 2-х лет – 26%, в возрасте от 2 до лет – 46%2. Более того, с дифтерией стали бороться очень решительно, производили ревакцинацию, добиваясь радикального перелома в распространении этого заболевания. В том же 1947 г.

было повторно привито еще 4 млн. человек, из них детей до 2-х лет – 16%, от 2-х до 7 лет 40%.3 Среди вакцинированных 30% детей проживало в городах, остальные – в сельской местности, среди ревакцинированных – соответственно 35%.4 Иными словами, вакцинация и ревакцинация против дифтерии охватывали и город, и деревню. Параллельно продолжалось прививание против кори. В 1947 г. было привито примерно столько же детей, сколько и в 1946 г.;

половина из них проживала в городах. Противокоревыми прививками охватывалось и городское, и сельское население, однако и то и другое – в малой степени.

Таким образом, послевоенный период был тревожен в плане распространения остроинфекционных заболеваний. Ситуация усугублялась голодом 1946-47 гг., который имел значительные негативные, в том числе долгосрочные, последствия для здоровья населения, перенесшего тяжелую длительную войну. Однако, несмотря на постоянно возникающие эпидемические очаги, масштабных эпидемий удалось избежать, прежде всего, благодаря активной противоэпидемической и санитарной деятельности, проводившейся на государственном уровне.

Там же. Д. 362. Л.125, Д. 420. Л. 110.

Там же. Д. 420. Л. 110 (подсчеты автора).

Там же (подсчеты автора).

Там же. Д. 362. Л.120, Д. 420. Л. 104. (подсчеты автора).

Г.Бахметова ДЖОН МИЛЬТОН И ЕГО ВЗГЛЯДЫ НА РАЗВОД Английский философ и поэт XVII столетия Джон Мильтон (John Milton) принадлежит к плеяде наиболее известных ученых мирового масштаба. Он известен, прежде всего, как автор бессмертных произведений «Потерянный рай» и «Возвращенный рай» («Paradise lost» and «Paradise regained»), переведенных и изданных во многих странах мира. Вместе с тем, мало кому известно, что его перу принадлежит также сочинение, посвященное весьма актуальным во все времена проблемам брака и развода.

В современном обществе, достигшем определенного этапа социального развития, развод в семье стал вполне обычным явлением Однако в эпоху Джона Мильтона это был акт практически невозможный. Именно поэтому сочинение Джона Мильтона « Doctrine and Discipline of Divorce »1, изданное в Лондоне в году, привлекло все мое внимание. То, что меня заинтересовало больше всего – это, во-первых, каким образом столь смелое в ту эпоху и, можно сказать, скандальное произведение могло увидеть свет и, во-вторых, какие дополнительные аргументы привел автор в пользу развода, кроме тех, которыми руководствовалось общество для того, чтобы разрушить брачный союз, который заключается согласно церковной доктрине, « не на земле, а на небесах ».

Это сочинение Д.Мильтона никогда не переводилось на русский язык, поэтому здесь и далее мы приводим его оригинальное название. В справочных изданиях его чаще всего называют трактатом «О разводе».

Начнем с биографии ученого и краткой характеристики основных исторических событий в Англии в XVI и XVII столетиях.

Биографический очеркДжон Мильтон родился 9 сентября 1608 года в Лондоне в дворянской семье. Предки Мильтона владели достаточным состоянием, но, когда партия, к которой они принадлежали, потерпела поражение в войне Алой и Белой Розы2, их имение в Оксфордшире было конфисковано, и доходы семьи значительно сократились. Несмотря на это, дед Джона Мильтона сумел послать своего сына на учебу в Оксфордский университет. Однако будущий отец Джона Мильтона проучился в университете сравнительно недолго: он примкнул к движению протестантов, с чем никак не могла согласиться его католическая семья, остался без экономической поддержки, ушел из университета, переехал в Лондон, устроился на работу маклером и впоследствии женился на Сарре Кастон. В этом браке родилось шестеро детей, трое из них умерли в младенчестве; Джон Мильтон оказался, к счастью, одним из оставшихся в живых.

Учился Джон Мильтон прекрасно. Рано проявившиеся способности к языкам дали основание послать его для продолжения образования в Кэмбриджский университет, который он успешно закончил, получив степень магистра в 1632 году.

Его отец, оставив маклерскую деятельность, поселился в деревне в Букингемпшире, куда и приехал после окончания университета молодой Джон Мильтон. Он оставался с родителями в течение пяти лет, занимаясь изучением философии и языков. Но после смерти матери в 1638 году, Джон Мильтон начал путешествовать, и первые его поездки были в Париж и Италию.

Именно в Италии и зародилась мысль о создании произведения о Об информации, использованной для биографического очерка и для характеристики основных исторических событиях эпохи см. в разделе «Библиография».

Серия войн (1455-1487) между королевскими домами Ланкастр (Lancastre)Красная роза и Йорк (York) – Белая роза. Военные действия закончились в тот момент, когда король Ричард III Плантагенет (York) умер на поле сражения и королем стал Генрих VII (Lancastre).

грехах человеческих, которая впоследствии была им воплощена в « Потерянном рае ».

Пробыв за границей чуть больше года, Джон Мильтон вернулся в Англию и застал страну на пороге революции: народ был недоволен королем Карлом Первым, который хотел управлять страной без участия Парламента и предпринимал шаги для сближения с римско-католической церковью. Джон Мильтон выразил свой протест против готовящейся церковной реформы, опубликовав в 1641 году свое сочинение « О реформации в Англии и причинах, сдерживавших ее », которое вызвало горячую полемику как в научных, так и церковных кругах. Имя Джона Мильтона стало широко известным, он был вовлечен в движение за установление власти парламента против короля Карла I. Карл I закончил свою жизнь на эшафоте и, таким образом, его противники, включая Джона Мильтона, оказались победителями в борьбе против роялистов и реставрации католицизма.

В 1642 году Джон Мильтон женился на Марии Пауэлл (Mary Powell), дочери эсквайра Ричарда Пауэлла из Оксфордского графства. Однако ровно через месяц после свадьбы молодая супруга сбежала от него и вернулась в родительской дом. Именно это обстоятельство и полужило поводом для создания сочинения « Doctrine and Discipline of Divorce », о котором пойдет речь ниже.

Через два года жена снова вернулась к мужу. Джон Мильтон не только простил ее, но даже взял в дом все ее семейство, так как их материальные условия весьма пошатнулись в связи с преследованиями членов роялистской партии к которой эта семья принадлежала.

Последующие годы Джон Мильтон посвятил созданию ряда философских сочинений, а также поэзии. Однако литературные занятия не давали большого дохода, и он согласился на предложение Оливера Кромвеля (Oliver Cromwell), в ту пору лорда-протектора, стоявшего во главе английского Парламента, занять должность латинского секретаря в министерстве инстранных дел, которая хорошо оплачивалась. К этому времени Джон Мильтон начал терять зрение. Вместе с тем он не оставлял научной и политической деятельности, оставаясь ярым противником партии роялистов. И это несмотря на то, что в Англии постепенно формировалось мнение о том, что казнь Карла I была ошибкой, готовилась реставрация королевской власти и возвращение на престол Стюартов.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.