WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 39 |

«Жатва скорби» является в конечном итоге результатом работы Конквеста совместно с Джеймсом Мейсом в проекте Гарвардского института украинских исследований, начатого в 1982 году.

Советском Союзе, так и на Западе. После прочтения книги эти сомнения у большинства скептиков рассеялись. Однако многие западные ученые сразу не согласились с рядом обозначенных Коквестом деталей и выводов. В частности, критике подверглись бездоказательно высокие оценки демографических потерь от голода и репрессий, а также утверждения о том, что голод имел национально избирательный характер и был направлен на уничтожение отдельных этнических групп, в первую очередь украинцев. С учетом огромного влияния этих книг на западную и советскую общественность, можно утверждать, что Р.Конквест, разрушая одни мифы (об отсутствии или слабости террора), сам того не желая, создавал новые мифы, которые оказывают влияние на формирование политического сознания и в наши дни.

Своеобразным итогом отечественных и зарубежных исследований первого этапа изучения движения населения в сталинский период советской истории явилась монография С.Максудова «Потери населения СССР», изданная в 1989 году в Бостоне (Максудов, 1989; Киселев, 1991).1 Основываясь на данных переписей населения 1926, 1939 и 1959 гг., данных текущей Сергей Максудов - псевдоним Александра Бабенышева, историка, демографа, математика. Он является одним из самых известных в мире специалистов по изучению потерь населения СССР в 1918–1956 гг. Преподавал и вел исследовательские работы в Гарвардском и Бостонском университетах (США), в Украинском институте Эдмонтона (Канада). В 60–70 годы, будучи участником правозащитного движения в СССР, А.Бабенышев выступает в защиту арестованных писателей А.Синявского и Ю.Даниэля, распространяет листовки против советского вторжения в Чехословакию, подписывает письмо протеста против высылки А.Солженицына. Он пишет и распространяет самиздат, едет в ссылку к поэту Иосифу Бродскому и академику Андрею Сахарову, с семьей которого был дружен. Составлял «Сахаровский сборник», изданный на Западе на шести языках с предисловием Г.Белля и Л.Копелева. Первая его публикация по оценке потерь советского населения в годы гражданской войны, коллективизации и второй мировой войны вышла в 1977 г. в журнале «Cahiers du Monde Russe» в Париже. В 1981 г. эмигрировал в США. Автор книг «Сахаровский сборник», «Потери населения СССР», «Потери населения в результате коллективизации и голода на Украине», «Неуслышанные голоса», «Документы Смоленского архива», «Кулаки и партийцы», десятков статей, опубликованных в разных журналах стран Запада. См.: Александр Бабенышев (Сергей Максудов). Обращение к украинским парламентариям» http://www.ua-pravda.com/old/articles/lib/1558.phpmode=printable статистики населения, опубликованных в справочных изданиях статистических органов СССР, публикациях отдельных авторов (Корчак-Чепурковского, Урланиса, Сифман и др.), С.Максудов с помощью методов демографического прогнозирования попытался оценить потери населения всего СССР и Украины, выявить их географическую дифференциацию, восстановить ряды демографической динамики за 1927-1958 гг.

Второй этап начался в эпоху «перестройки» и «гласности», когда постепенно стали устраняться все преграды для изучения ранее запретных тем советской истории, открывались архивы, благодаря чему демографическая статистика 1930-х гг. стала доступной. За архивной (информационной) революцией последовала историографическая. С конца 1980-х гг. на читателей обрушивается шквал работ отечественных историков и демографов, посвященных разным сторонам жизни советских людей в годы первых пятилеток, в том числе голоду и сталинским репрессиям. В 1989 г. произошло важное для историков и демографов событие: в Центральном государственном архиве экономики (ЦГАНХ)1 были обнаружены сохранившиеся материалы «утраченной» Всесоюзной переписи населения 1937 года. Коллектив историков Института российской истории под руководством Ю.А.Полякова и В.Б. Жиромской подготовил к публикации материалы переписи 1937 г. и неизданные материалы переписи 1939 г., а также серию публикаций по малоизученным проблемам демографической истории России в первой половине ХХ века (Араловец, 1995; Жиромская,1990;

Жиромская, Киселев, Поляков, 1996; ИИ СССР, 1991; ИРИ, 1994, 2000; др.). Е.В.Цаплин (Цаплин, 1989; Цаплин, 1991) одним из первых обнародовал данные о движении населения в 1930-х гг., хранившиеся ЦГАНХ. В.В.Кондрашин (Кондрашин, 1991) первым привлек для изучения голода в Поволжье нетрадиционные для историков источники: книги актов гражданского состояния за период с 1927 по 1940 г., хранящиеся в архивах районных ЗАГСов, а также результаты специального опроса «Свидетель голода 1932— 1933 годов в деревне Поволжья».

Следует также назвать исследования упоминавшихся ранее историков В.П. Данилова (Данилов,1988 (а), 1988(б), 1989, 1990 и Ныне Российский государственный архив экономики (РГАЭ).

др.), Н.А. Ивницкого (Ивницкий, 1995, 2000 и др.), которые обогатили наши представления о коллективизации деревни, ликвидации кулачества, причинах демографического кризиса новыми данными и оценками. Демографические аспекты системы ГУЛАГа и насильственных переселений в 1930-х гг. достаточно подробно представлены в работах В.Н. Земскова (Земсков, 1990, 1991, 1992, 2003). Характеристика объемов и направлений принудительных миграции в СССР до начала второй мировой войны также дана в работах российского географа П. Поляна (Полян, 2001).

Вопросы изучения жизни и потребления людей в условиях карточной системы 1928-1935 гг., становление советской централизованной системы снабжения, а также влияние изменений в системе распределения на демографические процессы рассмотрены в работах Е.А. Осокиной (Осокина, 1991, 1993). Открытие архивов стимулировало дальнейшее развитие историко-демографических исследований в отдельных частях Советского Союза. Появляются обстоятельные исследования демографической ситуации в 1930-х гг.

в Украине (например: Перковський, Пирожков, 1989; Pyrozhkov, 1996; Кульчицкий, 1989, 1991, 2003), в Центральном Черноземье (Загоровский, 1998), Сибири (Исупов, 1990, 1991), в Северном Кавказе от Дона до Терека (Осколков, 1991), в Казахстане (Абылхожин, Козыбаев, Татимов, 1989; Козыбаев, Абылхожин, Алдажуманов, 1992). В самом начале 2000-х гг. демографические последствия сталинской индустриализации и коллективизации были обобщены в монографиях двух известных отечественных историков В.Б.Жиромской (Демографическая история России в 1930-е гг., 2001) и В.А.Исупова (Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине ХХ века, 2000).

Российские демографы, несмотря на их относительную по сравнению с историками малочисленность, также активно включились в изучение демографических процессов 1930-1950-х гг.

после открытия информации, которая длительное время ждала в архивах своих исследователей. Как известно, в отличие от представителей других социальных наук, демографы отличаются тщательной проверкой качества данных о населении, для чего привлекаются специальные методы анализа. В частности, они показали, что перепись населения 1937 г. не была дефектной.

Отечественные демографы сходятся во мнении, что недоучет населения в переписи 1937 г. не превышает аналогичный показатель в других советских переписях и составляет порядка 0,3%-0,4% (Волков 1990; Лифшиц 1990; Тольц, 1988, 2003). В изучении демографической истории СССР особняком стоят исследования Е.М. Андреева, Л.Е. Дарского и Т.Л. Харьковой. Эти известные российские демографы выполнили уникальную работу по коррекции архивных данных и восстановлению динамики численности населения, возрастного состава и основных демографических показателей для СССР и России (Андреев, Дарский, Харькова, 1991,1993,1998). Позже, аналогичную работу применительно к Украине проделала группа, включавшая в себя французских, российских и украинских специалистов (Vallin, Mesle, Adamets, Pyrozhkov, 2002).

Открывшиеся архивы позволили зарубежным ученым уточнить свои собственные оценки потерь населения Советского Союза и концепции о причинах возникновения демографического кризиса в 1930-х гг., а также провести целый ряд новых исследований. (Davies, Graziosi, Tauger, Wheatcroft и др.). Новые исследования, прежде всего выполненные во Франции совместно российскими и французскими демографами, были посвящены оценке демографических последствий голода (Adamets, Blum, Zakharov, 1994), распространению абортов в СССР в 1920-1950-е гг.

(Avdeev, Blum, Troitskaja, 1993) и др. Отдельно следует выделить книгу по демографической истории Советского Союза «Родиться, жить и умереть в СССР», написанную известным французским историком и демографом А.Блюмом. Эта книга была издана во Франции в 1994 году, а в 2005 году была переведена на русский язык.

Исследования второго этапа позволили во многом восстановить картину демографического развития страны и ее регионов, очертить круг возможных причин демографического кризиса 1930-х гг. и оценить масштабы его последствий. Но важно отметить и другую сторону в изучении историко-демографических процессов 1930-х гг. – политическую. Все исследования этого периода и на первом, и на втором этапе были в той или иной мере политизированы. Однако, если на первом этапе их характер имел четкий антисоветский подтекст, то на втором этапе отношение к рассматриваемому периоду стало менее однозначным, особенно в бывших союзных республиках. Наивысшей ступени политизации достигла проблема голода на Украине, где, начиная с конца 1980-х гг., истолкование событий 1932–1933 годов оказало решающее воздействие на размежевание сторонников демократизации и поклонников старых порядков. «Голодомор» оказался в центре политической и культурной жизни, стал предметом обсуждения и краеугольным камнем в процессе построения нового государства и создания новой национальной идентичности (Грациози, 2007).

В определенном смысле начало исследованиям подобного рода было положено созданием при президенте Р.Рейгане в году специальной комиссии Конгресса США по изучению голода на Украине, которую возглавил известный советолог Джеймс Мейс. В итоговом документе Комиссии 1988 года голод 1932-1933 гг.

называется актом геноцида против украинского народа со стороны руководства СССР. С начала 2000-х годов, еще при президенте Кучме тема Голодомора стала основополагающей во внешней и внутренней политике Украины. Основной целью украинского руководства стало получение международного признания Голодомора в качестве акта геноцида со стороны сталинского руководства СССР. Научное обоснование этого акта было обеспечено целым рядом исследований украинских и западных ученых. Например, в 2003 году 28 участников конференции по Голодомору в Виченце (Италия) обратились к Правительству Италии и Европарламенту с предложением признать голод 19321933 гг. актом геноцида против украинского народа (Mace, 2003). В итоге 28 ноября 2006 года Верховная Рада Украины приняла Закон Украины «О Голодоморе 1932-1933 годов в Украине». В преамбуле Закона дано определение геноцида, которое соответствует действующим международным правовым документам. Установлено, что «публичное отрицание Голодомора 1932–1933 годов в Украине признается надругательством над памятью миллионов жертв Голодомора, унижением достоинства Украинского народа и является противоправным». Президент Виктор Ющенко внёс поправки к этому закону, позволяющие привлекать к уголовной ответственности лиц, публично оспаривающих версию событий 1932-1933 гг., изложенную в законе. 25 государств – членов ООН, в том числе Австралия, Азербайджан, Грузия, Италия, Канада, Молдова, Польша, США, признали голод 1932-1933 годов актом геноцида против украинского народа.

В то же время целый ряд исследователей и общественных деятелей из разных стран мира, в том числе Александр Солженицын и Сергей Максудов, выступили с несогласием принятых в данном Законе положений о геноциде. Сегодня, как справедливо заметил Грациози, историки делятся на две категории: категория «А» включает тех, кто изучает голодомор 1932-1933 гг. как национальную (этническую) проблему; категория «Б» изучает проблему демографического кризиса конца 1920–30-х гг. в масштабах всего Советского Союза. В поиске истины нужен шаг, чтобы принять самые убедительные тезисы гипотез каждой категории «А» и «Б», а неудовлетворительные их элементы отбросить (Грациози,1991).

Таким образом, вопросы о причинах демографического кризиса 1930-х гг., его последствиях и потерях по-прежнему стоит на повестке дня. Ответы на эти вопросы, по мнению ученых, может дать переход к изучению демографических процессов на уровне сельских районов, а также отдельных населенных пунктов. Такой переход, как показывают работы ряда историков и архивистов (Кондрашин, 1991; Голодомор1932-1933 рр. на Чернігівщині …, 2003; др.), уже начался, и он определит содержание третьего этапа исследований демографического кризиса 1930-х гг., и его главной составной части – голода.

Оценки потерь населения На сайте Президента Украины размещены материалы «Голодомор 1932-1933 років – геноцид в Україні» Института истории национальной академии наук Украины, в которых в следующей форме ставится вопрос о потерях: «Число прямых и непрямых жертв Голодомора точно установить на сегодняшний день трудно. Между историками идут дискуссии, сколько людей погибло:

5, 7, 9 или 10 миллионов Но, так или иначе, речь идет о миллионах безвинных жертв». Создается впечатление, что, действительно, количественная оценка потерь – дело второстепенное. Какая, собственно говоря, разница — погибло 2, 4, 10 миллионов человек Тем более что истинную цифру погибших установить невозможно.

Но разница за этими цифрами стоит огромная, многие из них далеки от истины. Как справедливо отмечал С.Максудов, трагические события тех лет требуют бережного, трепетного отношения, в точности и аккуратности проявляется уважение к жертвам потерь, а пренебрежительное публицистическое «не все ли равно» является оскорблением их памяти (Бабенышев, 2007). К этому следует добавить, что именно количественные оценки определяют масштабы демографической катастрофы в целом, на отдельных территориях и среди разных народов. Они являются главным аргументом в обосновании тех или иных политических выводов, например, об ответственности тех или иных групп за многочисленные жертвы, о геноциде, о сравнении голода на Украине с нацистским холокостом и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.