WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 19 |

11–13 января 2011 г. в Женеве состоялся первый раунд переговоров, на котором были рассмотрены подходы к составлению будущих разделов соглашения – о торговле промышленными и сельскохозяйственными товарами, санитарных и фитосанитарных мерах, технических барьерах, защитных мерах в торговле, таможенных процедурах и правилах определения страны происхождения товаров, упрощении торговых процедур, а также правах интеллектуальной собственности. Помимо этого, проблема торговли услугами, движение инвестиций и государственных закупок обсуждалась на уровне Россия – ЕАСТ. Следующий раунд переговоров запланирован на апрель 2011 г. в Казахстане6.

Вместе с тем выбор ЕАСТ в качестве партнера, да еще фактически первого в дальнем зарубежье, по переговорам по ССТ, представляется достаточно спорным. С одной стороны, это объ1 U.S. International Trade Commission. U.S.-Korea Free Trade Agreement: Potential Economy-wide and Selected Sectoral Effects \\ Investigation No. TA-2104-24. Corrected printing, March 2010, Washington DC, 393 р.

2 Другие примеры, которые могут представлять особый интерес для России: India – New Zealand Joint Study for a Free Trade Agreement/Comprehensive Economic Cooperation Agreement. – http://www.mfat.govt.nz/downloads/ trade-agreement/india/nz-india-joint-study-report.pdf; Trade Sustainability Impact Assessment of the Negotiations on a Free Trade Area between the EU and Ukraine: Position Paper. – http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2009/may/tradoc_ 143165.pdf.

3 Сообщение Министерства экономического развития Российской Федерации от 23 ноября 2010 г. – http:// www.economy.gov.ru/minec/press/news/doc20101123_04.

4 Этому шагу предшествовало создание совместной исследовательской группы (СИГ) для изучения перспектив более тесного торгового и инвестиционного сотрудничества. Данная договоренность была достигнута в декабре 2007 г. в Москве на уровне министров торговли/иностранных дел России и государств-членов ЕАСТ. В ноябре 2008 г. по завершении своей работы группа представила отчет с рекомендацией о заключении широкоформатного ССТ между Россией и странами ЕАСТ.

5 Тезисы выступления Министра Э.С. Набиуллиной на церемонии начала переговоров по соглашению о свободной торговле между ЕАСТ и странами Таможенного союза, г. Женева, 23 ноября 2010 http://www.economy.

gov.ru/wps/wcm/connect/e3c3718044cab7359083f5af753c8a7e/tezisi.docMOD=AJPERES&CACHEID=e3c3718044cab359083f5af753c8a7e.

6 http://www.efta.int/free-trade/free-trade-news/2011-01-14-efta-rubeka-fta.aspx РОЛЬ СОГЛАШЕНИЙ О СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛЕ ВО ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ...

единение, насчитывавшая ранее 10 стран, в последние годы теряла своих ключевых участников, а соответственно, и влияние в мировой, и даже европейской экономике. С другой стороны, ЕАСТ уже заключила 19(!) подобных договоров, ожидает вступления в силу четырех соглашений о свободной торговле и ведет переговоры еще с шестью партнерами, что свидетельствует о большом практическом опыте переговорщиков ЕАСТ в данной сфере.

Выбирая партнеров по соглашениям, ЕАСТ в основном ориентируется на партнерскую сеть, выстраиваемую ЕС, однако в некоторых случаях даже опережает его. Так, например, ЕАСТ заключила соглашения о свободной торговле с Канадой, Украиной, значительно раньше ЕС – с Южной Кореей. В свою очередь, наиболее прагматичная и настойчивая из участниц ЕАСТ – Швейцария – первой из развитых государств заключила двустороннее ССТ с Японией1, а также приступает к переговорам с Китаем (объявление о начале переговоров было сделано на форуме в Давосе в январе 2011 г.).

При этом необходимо отметить наличие весьма тесной интеграции между ЕАСТ и ЕС. Помимо нахождения в общеевропейском экономическом пространстве и Шенгенской зоне, эти объединения связаны системой торгово-экономических договоров, включая первое соглашение о свободной торговле от 1972 г.

Вместе с тем Россия намерена продолжать диалог с ЕС по подписанию Нового базового соглашения (НБС), потенциально предусматривающего создание зоны свободной торговли и даже вхождение России в единое экономическое пространство с Евросоюзом. Поэтому начало переговоров ТС-ЕАСТдолжно быть тесным образом скоординировано в смысловом и временном плане с предстоящим диалогом России с Евросоюзом.

Договоренность о переговорах по ССТ между Таможенным союзом и Новой Зеландией была достигнута в Москве в мае 2010 г. на встрече Министра экономического развития Российской Федерации Э.С.Набиуллиной и Министра торговли Новой Зеландии Т.Гросера. По итогам работы совместной группы экспертов в октябре 2010 г. министрам был направлен доклад (дорожная карта), в котором содержалась рекомендация начать переговоры о двустороннем ССТ с перспективой охвата не только торговли товарами, но также и торговли услугами, движения инвестиций, перемещения физических лиц, прав интеллектуальной собственности, механизма разрешения споров, государственных закупок и прочих вопросов по желанию сторон.

В итоге на встрече министров торговли/иностранных дел членов Таможенного союза и Новой Зеландии 9 ноября 2010 г. было официально объявлено о старте в начале 2011 г. переговоров о заключении двустороннего ССТ. Были даже оговорены желательные сроки завершения переговоров – к концу 2011 г.Заметим, что Новая Зеландия имеет устойчивую репутацию самого последовательного сторонника либерализации торговли в мире, а ее переговорная делегация обладает большим и, что важно, успешным опытом. К настоящему времени Новая Зеландия имеет уже 8 действующих соглашений о свободной торговле и пять – в стадии переговоров. Основное достижение страны – действующее с 2008 г. ССТ с Китаем. Новая Зеландия активно ведет переговоры о новых соглашениях, концентрируясь в основном на партнерах в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

При этом необходимо отметить, что страны ЕАСТ и Новая Зеландия являются сравнительно малозначимыми торговыми партнерами России. Согласно российской таможенной статистике, на ЕАСТ в 2000-х годах приходилось 2–4% товарного экспорта России и 1–2% импорта. Новая Зеландия в тот же период была рынком сбыта менее чем 0,1% российских товаров, а в импорте России на ее долю приходилось до 0,1%3. В торговле коммерческими услугами с Россией удельный вес ЕАСТ был немного выше – до 5% в экспорте и 4% – в импорте4. В 2004–2009 гг. доля ЕАСТ (фактически только Швейцарии) в прямых иностранных инвестициях в Россию состав1 При этом необходимо учитывать, что предварительные многолетние консультации на уровне ЕАСТ-Япония и проведение соответствующих исследований, в итоге закончились принятием решения о нецелесообразности заключения соглашения в подобном формате.

2 Сообщение Министерства экономического развития Российской Федерации от 13 ноября 2010 г. – http:// www.economy.gov.ru/minec/press/news/doc20101113_010.

3 Рассчитано по данным ФТС России. В 2010 г. Новая Зеландия занимала только 81-е место в рейтинге торговых партнеров России по объему товарооборота.

4 Банк России: Статистика внешнего сектора. – http://www.cbr.ru/statistics/Prtid=svs.

ЭКОНОМИКО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ ляла в среднем около 2%, в прямых российских инвестициях, направленных за рубеж – немногим более 3%1.

Практически идентичное с точки зрения торговой статистики положение Россия занимает в системе внешнеэкономических связей стран ЕАСТ и Новой Зеландии. Доля России в товарном экспорте и в импорте этих стран в 2000-х годах колебалась в интервале 0–4%2.

Швейцария – наиболее активный инвестор из рассматриваемой группы стран – направляла в Россию в 2005–2009 гг. в среднем 1% прямых инвестиций, однако часть этих ПИИ формируют репатриированные российские капиталы3.

Как уже отмечалось, Новая Зеландия и основной для России партнер в ЕАСТ, Швейцария, относятся к странам с весьма либеральной экономической политикой4. Правда, для Швейцарии эта политика не распространяется на сельскохозяйственные товары, которые исключаются из ССТ, заключенных этим государством как вместе с партнерами по ЕАСТ, так и индивидуально. Новая Зеландия, являясь значительным экспортером сельскохозяйственной продукции, наоборот, заинтересована в улучшении доступа на российский рынок этих товаров.

В таких условиях взаимная либерализация торговли и смежных сфер внешнеэкономической деятельности будет, видимо, ассиметричной, т.е. России придется открыть существенные сегменты своего рынка для равной конкуренции с товарами (в частности, продукцией рыболовства), услугами и капиталами из этих государств. В ряде случаев это может оказаться чувствительным для российских производителей, даже несмотря на сравнительно небольшие объемы торговли5. В то же время доступ на рынки ЕАСТ и Новой Зеландии уже достаточно открыт, но это высококонкурентные рынки, где российским экономическим агентам будет нелегко найти свою нишу.

Как представляется, соглашение с Новой Зеландией – это не просто один из «пилотных» проектов России, но еще и демонстрация реального намерения страны включиться в процесс экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), который стал зоной наибольшего распространения передовых форм ССТ. Особенно активны в продвижении экономической интеграции через ССТ участники форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС), в котором России предстоит председательствовать в 2012 г.

Сейчас в зоне АТЭС уже действует 38 двусторонних ССТ и одно четырехстороннее соглашение, которое может в случае расширения своего состава стать основой общерегиональной зоны свободной торговли – Транстихоокеанское стратегическое экономическое партнерство6. Россия остается фактически единственной страной, входящей в АТЭС, не создавшей зоны свободной торговли с партнерами по этому форуму7.

Сложившееся положение дел ставит Россию, пока единственную экономику, участвующую в АТЭС и до сих пор не присоединившуюся к ВТО, в несколько двусмысленное положение накануне председательства в форуме. В последние годы дискуссионный формат АТЭС активно использовался для того, чтобы привлечь внимание к необходимости направить процесс разрастания ССТ в более контролируемое русло, чтобы стремиться к унифицированным стандартам заключения подобных соглашений. Конечная цель АТЭС в этом контексте – вести дело к построению экономически интегрированного сообщества в АТР.

1 Росстат – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/enterprise/investment/foreign/# 2 По данным UN Comtrade. При этом необходимо учитывать российский реэкспорт из Швейцарии, который формирует значительную часть взаимного товарооборота.

3 Swiss National Bank. Swiss direct investment abroad: By country - capital outflows – http://www.snb.ch/ext/ stats/fdi/pdf/en/1_1_CH_Direktinve_Kapitalexporte.pdf.

4 См. The Heritage Foundation. Index of Economic Freedom, World Rankings – http://www.heritage.org/index/ Ranking.

5 70% крупнейших статей (по стоимости, на шестизначном уровне Гармонизированной системы описания и кодирования товаров) российского импорта из Новой Зеландии – мясомолочная продукция. Значительные преимущества партнеры России могут получить в сфере инвестиций и ряде секторов сферы услуг, которые ранее не регулировались международными обязательствами Российской Федерации.

6 В настоящее время членами соглашения о Транстихоокеанское стратегическом экономическом партнерстве являются Бруней, Новая Зеландия, Сингапур и Чили. Ведутся переговоры о перезаключении данного соглашения в связи с присоединением США, Австралии, Перу, Вьетнама и Малайзии.

7 Тайвань также не имеет действующих соглашений с членами форума, что обусловлено политическими причинами, однако заключил их со странами Центральной Америки, не входящими в АТЭС.

РОЛЬ СОГЛАШЕНИЙ О СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛЕ ВО ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ...

Уйти от обсуждения этого вопроса в 2012 году невозможно, но России в нынешних условиях выступать в качестве лидера или модератора дискуссии довольно затруднительно.

В настоящее время для России и ее партнеров по Таможенном союзу очень важно определить стратегические цели заключения соглашений о свободной торговле. В сообщениях СМИ говорится в данном случае лишь о «создании благоприятных условий для сотрудничества не только в торговле, но и в сфере услуг, инвестиций, конкуренции и защиты прав интеллектуальной собственности». Вероятно, информация частично носит конфиденциальный характер, поскольку переговоры начались недавно.

Помимо этого, в основе переговорной позиции стран лежат коммерческие интересы национального бизнеса. В этой связи перспективы формирования адекватной позиции России представляются сложными, учитывая отсутствие четко сформулированных пожеланий отечественных деловых кругов. Однако можно говорить о том, что вероятным результатом переговоров в рамках Таможенного союза будет снижение или отмена ввозных пошлин, упрощение таможенных процедур и т.д., а также либерализация доступа иностранных компаний в отдельных сферах на российский рынок.

Судя по высказываниям представителей российского руководства, Россия делает акцент на использовании ССТ как альтернативного инструмента внешнеэкономической политики в случае торможения переговоров о присоединении к ВТО. Предполагается проведение аналогичных переговоров и с другими зарубежными странами1. Однако опыт таких стран, как Китай и Вьетнам, включившихся в 2000-х годах в интеграционный процесс в АТР через ССТ показывает, что переговоры по ССТ происходили уже на базе зафиксированных обязательств в рамках ВТО и включали новые обязательства «ВТО+»2.

Фактическое совпадение во времени ожидаемого завершения переговоров о присоединении к ВТО, отладка деятельности только что созданного Таможенного союза и построение единого экономического пространства, а также серия переговоров о двусторонних торговых соглашениях обусловливает дополнительную нагрузку на российские переговорные кадры, которые, следует признать, со многими из перечисленных задач сталкиваются впервые. В итоге получение необходимого опыта подобных переговоров может быть достигнуто ценой принятия на себя ряда международных обязательств на постоянной основе.

Как представляется, для успешного процесса переговоров о либерализации торговли и других форм внешнеэкономической деятельности в двустороннем режиме со странами дальнего зарубежья необходима их жесткая синхронизация как по времени, так и содержанию с процессом присоединения к ВТО, диалогу с ЕС, а также с интеграционными процессами на постсоветском пространстве.

1 В частности, уже проведены первые раунды переговоров с Вьетнамом, Сирией, Алжиром по вопросу свободной торговли с Таможенным союзом. Закончены соответствующие переговоры с Сербией, практически завершены с Черногорией. http://news.open.by/economics/39815, 4 ноября 2010 г.

2 Анализ заключения ССТ в контексте присоединения России к ВТО требует отдельного рассмотрения.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.