WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 19 |

Разделы Стратегии очень неравнозначны по степени проработанности. Наиболее эклектичные – раздел, определяющий то, каким должно быть инновационное государство, и раздел по инфраструктуре инноваций (там меньше всего данных о результативности деятельности созданных при участии государства многочисленных объектов технологической инфраструктуры). Раздел, названный «Эффективная наука», выглядит сравнительно логичным, и его содержание увязано с основными этапами реализации Стратегии, что характерно далеко не для всех разделов. В целом в Стратегии есть упоминание, в разных местах и с разной степенью детализации, практически всех известных инструментов стимулирования инновационной деятельности – от госзакупок и технологических платформ до технического регулирования и налоговых мер. Уделяется внимание и выбору приоритетов развития, на которых должны объединить свои усилия государство, наука и бизнес. В этой части документа удивляет то, что в списке важнейших направлений создания технологических платформ соседствуют понятия разного порядка – от целых отраслей (аэрокосмические технологии, информационные технологии, ядерная энергетика) до технологий, являющихся подвидом группы технологий или частью направления (композиционные материалы и даже – «производство светодиодов»). Повидимому, содержание Стратегии не свободно от давления лоббистов, продвигающих интересующие их конкретные тематики и бизнесы.

В области развития науки в Стратегии выделен ряд приоритетов.

Первый приоритет, который уже реализуется на практике – это комплекс мер по наращиванию науки в вузах. При этом тема интеграции вузов с другими организациями звучит, но не акцентируется и никак не разъясняется. Из текста Стратегии в неявном виде следует, что вузы должны со временем занять место РАН и стать главными центрами фундаментальной науки в стране. Так, сказано, что исследовательские университеты «должны стать ядром нового интегрированного научно-образовательного комплекса, обеспечивающего … выполнение значительной доли фундаментальных и прикладных исследований».

Второй приоритет относится к сфере прикладной науки – это создание национальных исследовательских центров, причем по модели НИЦ «Курчатовский институт». Положение о необходимости создания в стране центров превосходства (ранее устанавливалось их ориентировочное число – 5–7) есть в целом ряде предшествующих концептуальных и стратегических документов. Но пока создан только НИЦ «Курчатовский институт», он постоянно усиливается за счет дополнительного бюджетного финансирования, а также присоединения к нему известных институтов. Однако то, насколько эффективна его деятельность, – и, соответственно, нужно ли тиражировать эту модель, – вызывает оживленные дискуссии в научном сообществе. Приводимые оценки, как правило, не слишком позитивные. В то же время понять, как же на самом деле развивается НИЦ, непросто – объективных данных о деятельности данной организации нет. Но есть опасения, что модель НИЦ – это модель монополизации отдельных направлений исследований. А монополизация вряд ли может быть стимулом к повышению эффективности.

Характерно, что разработчики Стратегии понимают опасность монополизации, и даже собираются бороться с этим явлением путем поддержки «как минимум нескольких конкурирующих между собой исследовательских организаций глобального научного уровня в рамках каждого из направлений с существенно пересекающимися тематиками исследований». Это – самый дорогой путь борьбы с монополизмом. Он практиковался в СССР в науке ВПК, на которую отпускались основные ресурсы. Сейчас уже применять такой подход сложнее. Вот здесь бы и важно было бы использовать новые механизмы проведения конкурсов, организации государсИННОВАЦИОННАЯ РОССИЯ – 2020: СТАНУТ ЛИ НАУКА И ИННОВАЦИИ...

твенных закупок, – о которых говорится в других разделах Стратегии, – а также привлечение зарубежной экспертизы, – в том числе и для повышения прозрачности работы «центров превосходства».

Третий приоритет – кадровая политика. В Стратегии перечислено немало мер, в том числе есть несколько совсем новых, таких, например, как введение статуса «федеральных научных сотрудников», или реализация пилотной программы по привлечению на руководящие посты в федеральные и исследовательские университеты специалистов, имеющих опыт руководства в ведущих зарубежных вузах. В этом подразделе сказано много правильных слов о необходимости увязывать заработную плату с результатами работы, освобождаться от неэффективных сотрудников, о введении возрастного ценза на занятие руководящих постов, о создании условий для карьерного роста молодых. По сравнению с другими подразделами «кадровый» подраздел можно считать наиболее проработанным.

Четвертый приоритет – совершенствование финансовых механизмов, ориентация на приоритетные направления научно-технологического развития, оптимизация работы грантодающих организаций. Это направление также не новое, многократно постулированное, но по нему пока нет очевидного прогресса. В этом контексте примечательной является тема совершенствования работы государственных научных фондов. В Стратегии перечисляется целый ряд намерений по улучшению работы научных фондов – от традиционных слов о необходимости роста их бюджетного финансирования до важности привлечения зарубежных экспертов к оценке проектов. Однако именно этот подраздел наводит на мысли о том, что Стратегия и реальная жизнь научного комплекса существуют в каких-то параллельных мирах, потому что планы, обозначенные в Стратегии, находятся в полном противоречии с реальным бюджетным процессом, согласно которому финансирование научных фондов к 2013 г. будет сокращаться.

Таким образом, в разделе «Эффективная наука» – может быть впервые для документа подобного рода – достаточно ясно, хотя и не прямолинейно, изложена позиция правительства по вопросу о том, каким оно видит научный комплекс страны к 2020 г. Это видение спорное, и недостаточно подкреплено аргументами. С уверенностью можно говорить о том, что наука к 2020 г. будет, но вот эффективная ли – этот вопрос остается без однозначного ответа.

ЭКОНОМИКО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ РОЛь СОгЛАшЕНИй О СВОбОдНОй ТОРгОВЛЕ ВО ВНЕшНЕЭКОНОМИЧЕСКОй ПОЛИТИКЕ РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ А.Пахомов, К.Мурадов В 2010 г. деятельность Российской Федерации в сфере интеграционных процессов резко активизировалась. Прежде всего это касается создания Таможенного союза (в составе России, Белоруссии и Казахстана) и начала формирования на его основе Единого экономического пространства, а также российская инициатива по созданию зоны свободной торговли в рамках СНГ. Помимо предпринятых шагов по усилению центростремительных тенденций на постсоветском пространстве, Россия объявила о намерении начать переговоры по заключению соглашений о свободной торговле (ССТ) и со странами дальнего зарубежья.

Интеграция России в мировую экономику, ведущая к повышению эффективности участия страны в международном разделении труда и расширению возможностей реализации ее сравнительных преимуществ на внешних рынках – одна из основных целей внешнеэкономической политики РФ. Достижение этой цели Россия связаваето с участием в многостороннем процессе регулирования экономики и финансов, деятельностью в рамках региональных экономических объединений и развитием различных форм торговых отношений с отдельными странами или группами стран.

Решение апробировать такой двусторонний инструмент, как заключение Россией ССТ со странами дальнего зарубежья, позволяет говорить о появлении в 2010 г. новой тенденции во внешнеэкономической политике страны, который в предыдущие 10–15 лет рассматривался как гипотетическое направление интеграции в мировую экономику. Изменение курса, как представляется, обусловлено рядом причин внутреннего и внешнего характера1.

Несмотря на мировой кризис, популярность ССТ в последнее время не снижается. По состоянию на начало 2011 г. в мире насчитывается не менее 205 действующих двусторонних соглашений, хотя только 5 из них предполагали создание таможенных союзов. Еще 17 соглашений о свободной торговле подписаны, но еще не вступили в силу. Среди региональных экономических объединений таможенные союзы более распространены: из 18 объединений не менее десяти формально нацелены как минимум на эту форму экономической интеграции.

Таблица РЕГИОНАЛЬНЫЕ И ДВУСТОРОННИЕ СОГЛАШЕНИЯ О СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛЕ ВО ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЯХ ОТДЕЛЬНЫХ СТРАН МИРА Количество Доля экспорта, Средневзвешенный импортный подписанных Совокупный направляемого тариф, %, 2009 г.

Страна ССТ (в скобках экспорт, млн в страны-парт(группа стран) – вступившие в долл., 2009 г. неры по ССТ*, силу), на январь с учетом всех %, 2009 г. РНБ** 2011 г. преференций ЕС 31(29) 1 588 647 27,4 3,15 2,Швейцария 25(21) 172 474 71,3 3,02 1,Норвегия 24(20) 117 901 87,4 2,00 1,Исландия 24(20) 4 057 86,7 2,60 1,Чили 20(18) 53 732 87,7 5,70 0,Сингапур 20(18) 269 832 66,4 0,04 0,1 Более подробно о необходимых и достаточных условиях ведения Российской Федерацией переговоров о заключении соглашений о свободной торговле с иностранными государствами см. А.Пахомов «Возможности участия России в преференциальных торговых соглашениях со странами дальнего зарубежья» \\ Экономико-политическая ситуация в России, январь 2009, сс.67-70.

РОЛЬ СОГЛАШЕНИЙ О СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛЕ ВО ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ...

окончание Таблицы Количество Доля экспорта, Средневзвешенный импортный подписанных Совокупный направляемого тариф, %, 2009 г.

Страна ССТ (в скобках экспорт, млн в страны-парт(группа стран) – вступившие в долл., 2009 г. неры по ССТ*, силу), на январь с учетом всех %, 2009 г. РНБ** 2011 г. преференций Турция 16(15) 102 139 60,0 4,20 1,США 14(11) 1 056 712 40,1 1,92 1,Россия 12(12) 301 796 15,6 12,34 11,Япония 11(11) 580 719 16,3 3,11 2,Мексика 11(11) 229 712 93,2 8,84 1,Малайзия 10(9) 157 195 59,6 4,76 4,Коста-Рика 10(8) 8 711 45,2 4,33 2,Израиль 9(9) 47 935 69,0 3,01 1,Таиланд 9(9) 152 497 52,1 … … Китай 9(8) 1 201 647 24,0 4,56 4,Канада 9(6) 315 424 77,6 3,72 1,Новая Зеландия 8(8) 24 933 44,7 2,51 1,Перу 8(7) 26 738 54,3 2,68 2,Австралия 7(7) 153 767 19,9 5,21 4,Молдова 7(7) 1 288 32,Южная Корея 7(5) 363 531 14,6 7,05 7,Индия 6(6) 176 765 20,0 6,65 6,МЕРКОСУР 5(5) 184 503 8,6 9,74 6,Тайвань 4(4) 203 494 0,2 2,34 2,Хорватия 4(4) 10 492 84,9 4,49 1,* включая региональные ССТ – НАФТА, ЕАСТ и др.

** в режиме наибольшего благоприятствования (РНБ), включая адвалорные эквиваленты неадвалорных пошлин (курсивом выделены данные за 2008 г.).

Источник: рассчитано и составлено с использованием баз данных UN COMTRADE и World Bank World Trade Indicators 2009/2010.

Российское руководство признало, что ССТ могут служить эффективным инструментом развития торгово-экономических и инвестиционных связей, расширения доступа на рынки избранных партнеров и высказалось в пользу использования мирового опыта в данной области1.

В настоящее время важнейшим элементом внешнеторговой политики России является договорно-правовая база Таможенного союза (ТС) России, Белоруссии и Казахстана. Большая часть функций таможенно-тарифного регулирования делегирована наднациональному органу – Комиссии Таможенного союза. В этой связи разработка соглашений о свободной торговле в условиях применения Таможенного кодекса Таможенного союза и Единого таможенного тарифа предусматривает, прежде всего, оценку двух основных групп вопросов.

1. Анализ последствий заключения ССТ с отдельным государством (или группой государств) для экономик стран-участниц ТС, включая воздействие на отдельные отрасли промышленности, сельское хозяйство и сектор услуг. Иными словами, это исследование уровня конкурентоспособности стран ТС по сравнению с потенциальными контрагентами, с которыми планируется заключение соглашения.

2. Исследование эффектов функционирования такого ССТ для роста торговли и инвестиций между участниками Таможенного союза и третьей страной (или группой стран), прежде всего с точки зрения потенциального развития экономики России, а также Белоруссии и Казахстана.

Обычно такой анализ выполняется в рамках исследования целесообразности заключения предполагаемого соглашения (feasibility study). Сюда включается детальный анализ истории 1 См. Стенографический отчёт о совещании с участием Д.А.Медведева по социально-экономическому развитию Дальнего Востока и сотрудничеству со странами Азиатско-Тихоокеанского региона 2 июля 2010 г. – http://www.

kremlin.ru/transcripts/ЭКОНОМИКО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ и текущего состояния торгово-экономических отношений, а также оценка ожидаемых эффектов от устранения барьеров.

Параллельно также проводятся двусторонние консультации в формате специальных рабочих групп заинтересованных сторон, целью которых является принятие принципиального решения о целесообразности (или нецелесообразности) заключения данного ССТ. При этом необходимо подчеркнуть, что современные соглашения подобного типа предусматривают не только взаимное снижение импортных пошлин, но и либерализацию торговли услугами, движения инвестиций, а также договоренности по так называемым системным вопросам.

В качестве образца подобного исследования можно рассматривать доклад американской Комиссии по международной торговле о последствиях ССТ с Южной Кореей для экономики США1. Выполнение таких исследований с использованием математических методов превратилось в стандартную практику на предварительном этапе разработки соглашения2.

Россия имела соглашение о свободной торговле из стран дальнего зарубежья только с Югославией, заключенное, прежде всего, по политическим мотивам еще в 2000 г. Однако этот договор применялся на временной основе и носил ограниченный товарный охват. 23 ноября 2010 г. в Женеве состоялась официальная церемония начала переговоров по соглашению о свободной торговле между странами-участницами Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ – Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Швейцария) и членами Таможенного союза (Россия, Белоруссия, Казахстан)3. Участники подписали совместное заявление о начале переговоров по всеобъемлющему соглашению о свободной торговле между странами Таможенного союза и странами – членами ЕАСТ4.

Как отметила в своем выступлении на церемонии начала переговоров Министр экономического развития Российской Федерации Э.С.Набиуллина, «новизна проекта свободной торговли с ЕАСТ для России, проявляется не только во всеобъемлющем охвате соглашения, но и в его формате. Вступление стран Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана в полноценные переговоры о свободной торговле само по себе является важным шагом в развитии нашего молодого интеграционного объединения и его интеграции в международную торговую и экономическую систему»5.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.