WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
Северный Кавказ: модернизационный вызов Это выступление не только мое. Мы готовили эту работу вместе с Денисом Соколовым, главным редактором журнала «Фронтир». Сначала мы думали назвать ее «Северный Кавказ: модернизационный проект», но потом решили, что на «модернизационный проект» мы, пожалуй, пока замахнуться не готовы, но вот рассмотреть, что такое модернизационный вызов Северного Кавказа и какая политика могла бы помочь Северному Кавказу принять этот вызов, мы все же попробуем.

Генетический код Стратегии:

СКФО представления о модернизации представления о Кавказе Сейчас Максим Сергеевич [Быстров] очень подробно рассказал о стратегии. Я не буду говорить о конкретных мероприятиях стратегии, но собственно любой документ в своей идеологии несет некий генетический код. Причем этот генетический код воспроизводится авторами документа, но закладывается он именно теми общественными представлениями, которые существуют по тому или иному вопросу, потому что кто бы ни писал документ, выйти за рамки тех представлений, которые сложились в обществе, очень сложно. И вот я бы сказала, что генетический код стратегии состоит из двух элементов:

это те представления о том, что такое модернизация, которые сложились в обществе, и те представления о том, что такое ситуация на Северном Кавказе. Попробую прокомментировать оба эти момента.

Проклятье успешной модернизации:

ведущая роль государства, подчиненная роль инициативы снизу концентрация финансовых ресурсов в «центре», финансирование масштабных модернизационных проектов пренебрежение качеством человеческого капитала и институциональной средой Мне в последнее время все чаще приходится повторять формулировку проклятия успешной модернизации, только применительно к Кавказу, потому что в нашей стране был опыт модернизации, который в общем все больше и больше воспринимается в сознании людей, как опыт успешной модернизации 30-х гг. ХХ века. И поэтому, когда звучит слово модернизация, возникает совершенно определенная картинка, которую я и попыталась описать. Это:

- ведущая роль государства и подчиненная роль инициативы снизу, - концентрация финансовых ресурсов в центре и использование этих ресурсов на финансирование масштабных модернизационных проектов, - абсолютно второстепенная роль, которая отводится качеству человеческого капитала, институциональной среды и т.д.

Последствия догоняющей модернизации:

краткосрочность модернизационного рывка высокая социальная цена деструктивные долговременные последствия (деградация аграрного сектора, медленная потребительская модернизация, невосприимчивость к инновациям) Если мы посмотрим, насколько успешна была та «успешная» модернизация, то мы увидим, что оценка ее не совсем правильна, потому что эти механизмы использовались не только в Советском Союзе, они использовались в ряде других стран. Они дают достаточно серьезный модернизационный рывок, но очень краткосрочный. Очень хорошо создавать экономику с нуля, когда этой экономики нет, когда есть некое почти чистое поле, на котором создаются заводы, фабрики и т.д. Как только эти заводы, фабрики созданы, они тут же становятся не просто материальными объектами, они становятся очень серьезными игроками, которые лоббируют свои интересы. И ровно в тот момент, когда это происходит, модернизационный рывок заканчивается, и начинается застой.

Хотелось бы напомнить, что постановления о внедрении достижений научнотехнического прогресса в нашей стране принимали с 1938 г. с одинаковым успехом, а скорее с его отсутствием. Но есть опыт не только нашей страны.

Недавно я посмотрела очень интересную информацию про Южную Корею. Когда после Азиатского кризиса конца 1990-х гг. в этой стране попытались провести модернизацию и модернизировать политику, их знаменитая система чиболей (которую воспринимают чуть ли не как последнее достижение модернизации) противилась этой политике настолько, что сначала из 30 чиболей 16 пришлось ликвидировать, либо реорганизовать, с тем, чтобы они перестали быть игроками на рынке. Только после этого стало возможным проводить модернизационную политику.

Следующий момент, это высокая социальная цена подобной модернизации. Тут комментарии излишни. То, что она проводилась силами ГУЛАГа, наверное, никому напоминать не надо… Давая позитивные последствия в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе она дает достаточно деструктивные результаты. В нашем случае – это деградация аграрного сектора, это очень медленная потребительская модернизация. Мы ее обычно воспринимаем как низкие доходы населения, как социальный фактор, но это не только социальный фактор. Это значит, что потребительский рынок как двигатель модернизации в советские времена не работал. Ну и, наконец, невосприимчивость к инновациям, которую все мы сейчас активно наблюдаем.

Альтернативы модернизационной политики Централизация Децентрализация Ведущая роль Ведущая роль частной государства инициативы Финансирование Поддержка инвестиций институциональной среды Ставка на крупное Ставка на мелкое и производство среднее производство «Выбор победителей» Конкуренция Диктат «сверху» Общественный диалог Я сделала чисто интеллектуальное упражнение. Я взяла все те параметры модернизации, которые характерны для ее классической схемы – централизация, ведущая роль государства, финансирование инвестиционных проектов, ставка на крупное производство, выбор победителей, т.е. государство отбирает те проекты, которым и оказывает поддержку, диктат сверху, – и попробовала написать противоположное.

Децентрализация, ведущая роль частной инициативы, поддержка институциональной среды, ставка на мелкое и среднее производство, конкуренция и общественный диалог.

Если мы возьмем правый столбец этой таблицы, то мы увидим, что в истории модернизация, которая характеризуется этими параметрами, присутствует и, может быть, не реже, чем модернизация, которая характеризуется тем, что написано в левом столбце.

История Экономический рост начинается при двух условиях:

защита частной собственности принуждение к исполнению контрактов Модернизация в странах-пионерах начиналась не путем финансирования сверху, а путем органического развития, постепенного накопления капитала. На опыте этих стран был сделан фундаментальный вывод, который никто особо и не оспаривает:

экономический рост начинается при наличии двух условий – защита частной собственности и принуждение к исполнению контрактов. Вот пока в Великобритании эти два условия не были сформулированы, экономического роста не было. Дальше постепенно они формировались в других странах, и экономический рост начинался. Но это давняя история, а теперь посмотрим на современность.

Современность Финляндия : открытость экономики, либерализация, институты, общественный диалог Италия: ведущая роль мелкого и среднего производства, связанного с местным сообществом На самом деле те страны, модернизация которых происходила во второй половине ХХ в., и особенно начиная с 80-х гг. ХХ в., демонстрируют нам, что те универсальные рецепты, которые казались абсолютно необходимыми в предшествующий период, в частности в первой половине ХХ в.,. становятся далеко не такими универсальными.

Классический пример постиндустриальной модернизации – Финляндия. Как она модернизировалась Нельзя сказать, что государство ушло из экономики, это было бы неправильно. Государство финансировало инвестиционные проекты, вкладывалось в НИОКР, но при этом проводилась жесткая политика открытости экономики, либерализация, делался серьезный акцент на улучшение институциональной среды.

Собственно по показателям – защита частной собственности, отсутствие коррупции, качество работы судебной системы – Финляндия находится во всех рейтингах на первых местах. И еще использование института общественного диалога для того, чтобы проводить реально непопулярные меры, а там приходилось это делать. Экономика росла при повышении производительности труда, безработица держалась очень долго на уровне выше 9%, и при этом был вполне социальный мир, никаких серьезных социальных возмущений не было. Финляндия – страна глубоко европейская, с другой институциональной матрицей.

Я тут посмотрела на Южную Корею, на то, что происходило после кризиса конца 90-х гг. А картинка-то та же самая: приватизация, открытость экономики, либерализация внешней торговли, либерализация режима действия иностранного капитала, акцент на поддержку мелкого и среднего производства. То есть ощущение, что тенденция достаточно универсальна.

Точно так же ставится под вопрос приоритет крупного производства в ходе модернизации. Причем надо сказать, что он особенно серьезно ставится под вопрос как раз в тех экономиках, где сильна роль клановых, семейных связей, где традиционная матрица сохранилась. Классический пример Италия.

В Италии крупное производство на определенном этапе снизило темпы роста, показало свою достаточно низкую конкурентоспособность. Тем не менее, Италия развивалась достаточно динамично за счет очень интересного инструмента, который итальянцы сами называют «промышленными округами», и который представляет собой гроздья малых и средних предприятий, очень тесно связанных с местным сообществом.

Причем, что интересно, международные корпорации пытались в наиболее успешных промышленных округах покупать отдельные предприятия, но это не дало никакого эффекта. Без сети родственных, соседских, общинных связей эти предприятия – пустая оболочка. А связанные с механизмами местного сообщества эти гроздья, кластеры, в общем эти предприятия являются основным двигателем экономического роста страны.

Я не хочу сказать, что механизмы, о которых мы говорили в начале, связанные с государственным доминированием в ходе модернизации, с концентрацией финансовых средств, полностью себя дискредитировали. Тем не менее, весь этот опыт позволяет очень серьезно поставить под вопрос единственность, универсальность и высокую эффективность этой стратегии.

Идеология Стратегии СКФО 1.Поддержка в первую очередь крупных проектов 2.Селективная поддержка – «выбор победителей» 3.Работа с инвесторами, а не с сообществами 4.Централизованные институты развития Если мы посмотрим на идеологию стратегии Северо-Кавказского федерального округа, то, к сожалению, увидим, что новые тенденции там не учтены, потому что мы получаем почти «кальку» ситуации модернизации 30-х гг.

Поддержка в первую очередь крупных проектов. Хотя поддержка малого бизнеса там декларируется. Но, честно говоря, я пока не слышала ни про одно серьезное реальное направление, которое предполагало бы это дело реализовать. Селективная поддержка, т.е.

государство выбирает те проекты, которые заведомо становятся «победителями». Причем масштабы поддержки таковы, что у их конкурентов явно шансов нет. И тем самым выбранные «победители» ориентируются на то, что они заведомо наиболее эффективны.

Работа с инвесторами, а не с сообществами. И централизация институтов развития.

Я не хочу сейчас говорить о том, хорошо это или плохо. Я просто говорю о том, что мы получаем полное воплощение той идеологии, которой уже 80 лет, и после которой уже произошло очень многое в этой сфере, что в идеологии стратегии не учтено.

Второй момент – наше представление о Северном Кавказе. Если вы помните, я говорила, что генетический код состоит из двух частей. Мы, в конце концов, можем предположить, что нет другой альтернативы. Если действительно на Северном Кавказе депрессия, низкие доходы населения, отсутствие возможности для накопления – может быть и нет другого варианта, как прийти государству, накачать эту экономику через инвесторов деньгами и получить какой-то результат.

Хочу привести цитату из знаменитой книги Эрнандо де Сото «Загадка капитала», где он показывает, что «…большинство беднейших стран Азии, Африки и Латинской Америки уже обладают ресурсами и активами, необходимыми для процветания капитализма. Даже в самых бедных странах у бедняков есть сбережения. И объем этих сбережений грандиозен – в 40 раз больше, чем вся сумма иностранной помощи, предоставленной миру после 1945 г.» Вывод кажется абсурдным. Откуда Но, кстати, этот вывод никем не оспаривается.

И надо сказать, если мы проанализируем не формальные доходы домохозяйств в СевероКавказском федеральном округе (я имею в виду в первую очередь в национальных республиках), а структуру их расходов, то мы увидим, что этот вывод вполне актуален и для Северного Кавказа.

Мы берем цифры, которые слышали непосредственно от людей. Наша информационная база – это, прежде всего, интервью. Поступление детей в вузы – от тыс., но это уж совсем плохенькие, а так – 300, 500, 600 тыс. в самые престижные, примерно такой порядок. После этого необходимо устроить ребенка на работу. За это тоже платятся деньги. Суммы тоже разные, но тоже достаточно существенные. Дальше ребенка нужно женить или выдать замуж. В Махачкале около 70, насколько я помню, свадебных салонов, вместимостью от 300 до 1500 мест. Приличная свадьба, за которую не стыдно, стоит начиная от 1 млн руб.. и выше. Есть такая традиция, что родители жениха строят семье дом, а родители невесты этот дом обставляют. Но при этом уважающая себя семья (я говорю про Дагестан) имеет участок земли в Махачкале, а земля в Махачкале стоит недешево. Если при этом мы учтем, что на Кавказе до сих пор относительно высокая рождаемость, а в горных селах Дагестана 5-6 детей – не редкость, давайте оценим по структуре расходов, каковы доходы. Я думаю, что миф о глубокой нищете на Северном Кавказе таким способом развеивается достаточно быстро и просто. Таким образом, деньги есть. Почему эти деньги не вкладываются в экономику Последствия отсутствия гарантий прав собственности и исполнения контрактов:

невыгодно вкладывать в долгосрочное развитие экономики нельзя превратить накопления в капитал необходимость корпоративной защиты собственности и контрактов Мы вынуждены возвращаться ровно к тем проблемам, которые на опыте стран – пионеров модернизации были сформулированы и никем не оспариваются. Если у нас нет гарантий прав собственности и гарантий исполнения контрактов, то, к сожалению, деньги в экономику не вкладываются. Во-первых, невыгодно вкладывать в долгосрочное развитие. Когда собственность не защищена, т.е. сегодня она моя, а завтра меня поставили в такие условия, что, либо она мне уже невыгодна, либо она уже не моя, смысла нет вкладывать. Во-вторых, нельзя превратить накопления в капитал. Эту проблему тоже де Сото объясняет, почему большие накопления не работают на экономику.

«Беда в том, что их ресурсы имеют ущербную форму: дома построены на земле, права собственности на которую оформлены неадекватно;

обязательства предприятий не определены;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.