WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Областная лизинговая программа Ростовской области требует от производителей техники согласования с Министерством сельского хозяйства и продовольствия области номенклатуру продукции, передаваемой в лизинг, а также цен на нее.

Из Таблица 6 видно, что комбайны ОАО “Ростсельмаш”, на приобретение которых предоставляется бюджетный кредит, обходятся производителям на 34% дороже, чем в среднем по области. При этом за счет областного бюджета компенсируется в среднем 25% стоимости комбайнов, то есть такая схема “поддержки” не выгодна сельхозпроизводителям даже не принимая во внимание проценты по кредиту и искажение ценовых пропорций при возврате его продукцией.

В Нижегородской области нет собственной лизинговой программы, областная администрация компенсирует часть первоначального платежа по федеральному лизингу. При этом цены тракторов, приобретаемых в лизинг, завышены, а доля техники в лизинге у сельхозпроизводителей низкая, что говорит о непривлекательности федеральной лизинговой программы для производителей.

В целом соотношение цен техники, приобретаемой по лизингу, с ценами приобретения по другим каналам, показывает неэффективность лизинговых схем.

3. Группировка регионов по типу аграрной политики.3.1 Основные факторы группировки регионов по типу аграрной политики Для анализа эффективности региональных программ предлагается выделить группы регионов со сходным типом региональной агропродовольственной политики.

Предложенная группировка регионов строится на основе анализа мер поддержки сельхозпроизводителей в семи регионах РФ (Челябинская область, Чувашская республика, Вологодская область, Нижегородская область, Ивановская область, Ростовская область, Пермская область) и предполагает два основных направления различий между регионами: по уровню расходных возможностей региона по поддержке сельского хозяйства и по либеральности региональной аграрной политики (то есть, по уровню административного вмешательства при ее осуществлении).

Для разбивки регионов на кластеры по этим двум направлениям было выбрано показателей, приведенных в Таблица 7. Три переменных определят место региона среди других по уровню расходных возможностей, и три – по типу аграрной политики.

Таблица 7. Переменные для кластеризации регионов по уровню расходных возможностей и типу аграрной политики, 2001 год Показатель Назначение Челябинск Чувашская Вологодска Пермская Ростовская Ивановска Нижегород переменных ая область республика я область область область я область ская область 1. Доля трансфертов из определяет 1,9 16,6 0 0 11,1 26,7 1,федерального бюджета в уровень доходах бюджета расходных региона, % возможностей 2. ВРП на душу определяет 41744 24996 53699 63552 29203 18538 населения, руб/чел уровень расходных возможностей 3. Соотношение определяет 1,54 1,18 1,96 2,00 1,68 0,84 1,среднедушевых уровень денежных доходов и расходных величины прожиточного возможностей минимума, % 4. Количество программ определяет тип 54 поддержки общих услуг аграрной политики 5. Доля расходов на определяет тип 34,4 21,8 0 0 1,3 0 1,формирование аграрной продовольственных политики фондов в агарном бюджете, % 6. Количество определяет тип 19 13 7 3 11 12 ограничительных аграрной решений администрации политики и исполнительной власти субъекта в области регулирования АПК Источник: Консультант Регионы, Госкомстат РФ, Минфин РФ В рамках настоящего исследования ставилась задача определить, по каким критериям можно оценивать либеральность аграрной политики. Мы остановились на следующих переменных. Количество программ по поддержке общих услуг свидетельствует о том, насколько региональные власти нацелены на создание условий и правил игры на рынке, в противовес непосредственному вмешательству в рыночные процессы.

Доля расходов на формирование продовольственных фондов используется как аппроксимация доли средств, перераспределяемых административно, поскольку в большинстве регионов продовольственные фонды – наименее прозрачная статья расходов бюджета, а продовольственные корпорации, этим фондом распоряжающиеся, наименее рыночные структуры.

Последняя переменная, количество ограничительных решений администрации и субъекта в области регулирования АПК, складывается из суммы ограничений на рынках ресурсов и прочих ограничений торговли и конкуренции. Балл за ограничения на рынках ресурсов рассчитывался следующим образом. Там, где программы поддержки приобретения ресурсов применяются с высоким уровнем административного вмешательства в определение источников приобретения ресурсов, непосредственное распределение субсидии между сельхозпроизводителями, ограничениями конкуренции, ставился один балл за каждое ограничение. За каждую программу, оставляющую возможность приобретения ресурсов на свободном рынке с последующей компенсацией затрат не зависимо от источника приобретения, балл вычитался.

Прочие ограничения включают прямые и косвенные ограничения торговли, применяющиеся при осуществлении аграрной политики, в частности, привязку субсидий к поставкам продукции в региональные фонды, а также выплату субсидий при условии поставок продукции внутри региона. Кроме того, здесь учитывается искусственное формирование монополии при осуществлении программ поддержки.

На графике (Рисунок 1) видна отрицательная зависимость между типом аграрной политики и уровнем расходных возможностей. То есть, богатые регионы, с большими возможностями по расходованию средств на поддержку сельского хозяйства проводят более либеральную аграрную политику. В то же время, чем беднее регион, чем меньше у региона возможностей расходовать бюджетные средства на поддержку своего сельского хозяйства, тем больше в регионе применяется мер поддержки, влекущих за собой административное вмешательство в рыночные отношения.

Таким образом, из графика можно сделать вывод о существовании двух типов регионов. Первый тип (Группа 1) – это богатые регионы с либеральной аграрной политикой. Для таких регионов характерна низкая зависимость от федерального трансферта, высокие показатели уровня жизни, большое количество программ по поддержке общих услуг, при низкой доле закупок в региональные продовольственные фонды и малом количестве программ поддержки сельского хозяйства, приводящих к образованию монополии или ограничению конкуренции. Второй тип (Группа 2) – бедные регионы в которых аграрная политика строится на чрезмерном вмешательстве региональной администрации в функционирование аграрного сектора.

В тренд отрицательной зависимости между типом политики и расходными возможностями не укладывается на графике Челябинская область (Группа 3). Самый большой уровень административного вмешательства в этом регионе сочетается с достаточно высокими показателями бюджетной обеспеченности. Это заставляет предположить, что Челябинская область является представителем третьего типа регионов, в которых высокий уровень зарегулированности не связан с недостатком бюджетных средств, а определяется общей сложившейся структурой экономики региона, относящейся к административному, а не рыночному типу.

Рисунок 1. Группировка регионов по типу аграрной политики 3,Пермская Группа Группа область Челябинская 2,Вологодская Нижегородская область область область Ростовская 1,область Чувашская Группа республика 0,Ивановская область 0 0,5 1 1,5 2 2,5 Уровень административного регулирования Источник: собственные расчеты Для проверки существования визуально видимых из графика трех типов регионов был проведен кластерный анализ, подтвердивший, что регионы распределяются по группам именно таким образом, как это представлено на рисунке.

Поскольку в рассмотрении участвуют лишь семь регионов, каждая группа представлена небольшим количеством регионов. Однако, мы пытались выбрать систему устойчивых критериев отнесения региона к тому или иному типу, поэтому есть основания предполагать, что при увеличении количества исследуемых объектов, они будут укладываться в выбранную систему классификации и будут отнесены к одному из трех описанных типов.

Одним из факторов отнесения региона к тому или иному типу аграрной политики была степень искажающего воздействия на рынок программ поддержки использования ресурсов. Рассмотрим, как пересекаются выводы предыдущего раздела об эффективности таких программ в трех регионах выборки и результаты группировки.

Нижегородская область попала в группу номер один. И здесь эффективнее других работают программы поддержки минеральных удобрений, компенсации процентных ставок по кредиту на приобретение ГСМ и поддержки обеспечения производителей сельхозтехникой.

В Ивановской области программы имеют неэффективную структуру: товарный кредит с привязкой поставок в региональные фонды, ограничение номенклатуры техники, поставляемой по лизингу. В условиях ограниченности ресурсов особенно важно их эффективное использование, и существенным шагом на пути повышения эффективности замена регионального лизинга и товарного кредита компенсацией за счет бюджетных средств процентных ставок по коммерческому кредиту.

Ростовская область попала во вторую группу - регионов с высоким уровнем административного вмешательства в рынки. Эффективность программ поддержки ресурсов здесь заметно ниже, чем в первой группе. Поскольку бюджетные возможности Ростовской области не накладывают таких серьезных ограничений на программы агропродовольственной политики, как в двух других регионах второй группы, необходимо расширять поддержку бюджетных услуг, отходить от непосредственного участия администрации в распределении субсидий, и расширять программы, способствующие развитию рыночных отношений и конкуренции на рынках сельхозтехники и удобрений, а не подавляющие их.

Уровень расходных возможностей Таким образом, на примере трех регионов показано, что более либеральная аграрная политика будет приводить к большей эффективности программ регулирования.

4. Выводы Региональные программы государственного регулирования ресурсов имеют один общий недостаток конечными выгодополучателями таких программ являются не столько сельхозпроизводители, сколько поставщики покупных ресурсов.

Основная причина такой ситуации – участие региональных администраций в распределении субсидии, приводящее к завышению административных издержек, коррупции. В результате программы не достигают своих целей.

Так, несмотря на трудности с техническим пееревооружением производства, крайне малая часть предприятий выборки воспользовалась государственными лизинговыми программами для приобретения техники.

Предложенная группировка регионов по типу аграрной политики показывает связь между уровнем административного вмешательства на рынки и эффективностью программ регулирования АПК в частности, программ поддержки приобретения ресурсов, что позволяет выработать единые рекомендации по совершенствованию политики для всех регионов каждой из групп.

Ограниченность номенклатуры ресурсов, предоставляемых с государственной субсидией, административное определение сельхозпредприятий, допущенных к программе, а также наделение ограниченного круга производителей правом поставлять ресурсы в рамках программы приводит к завышению цен и снижению стимулирующего эффекта государственного регулирования.

Существенно большую эффективность демонстрируют схемы, при которых региональные администрации не участвуют в непосредственном распределении дотации, а компенсируют производителям часть расходов на приобретение ресурсов независимо от источника приобретения, номенклатуры продукции, и формы сельхозпредприятия. Такие формы государственного регулирования заметно эффективнее как с точки зрения удешевления ресурсов, так и с точки зрения интенсификации их использования и повышения продуктивности производства.

5. Список литературы МАУ В., Жаворонков С., Яновский К. (2003) Политические и правовые факторы экономического роста в российских регионах. В кн.: Экономика переходного периода.

Сборник избранных работ 1999-2002. М.: Дело.

РЫНКИ ФАКТОРОВ ПРОИЗВОДСТВА В АПК РОССИИ: ПЕРСПЕКТИВЫ АНАЛИЗА. (2002) Материалы научной конференции 6-7 июля 2001 г. Голицино - II. М.: ИЭПП.

СЕРОВА Е., Карлова Н., Мелюхина О., Храмова И., Тихонова Т., Тарасов А. (2000) Повышение эффективности использования бюджетных средств в АПК России.

www.iet.ru/afe/projects/budget.pdf VALDES A. (1999) Agricultural Support Policies in Transition Economies. Report Prepared under the Regional Studies Program. World Bank.

VALDES A., Foster W. (2002) Reflection of the Policy Implications of Agricultural Price Distortion and Price Transmission for Producers in Developing and Transition Economies.

OECD.

VITALIS V., (1999) “Second Level Regional Policies in the Russia Federation and the Multilateral Trade Rules Affecting Such Policies ”. New Zealand Embassy, Moscow.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.