WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Таблица 2. Аллокативная эффективность применения удобрений в зерновом производстве* Год Pудобрений P зерна VMP-Pудобрений (VMP-Pудобрений)/ Pудобрений MP VMP 2000, низкая оценка Внутренние 1597 1,85 1865 3450 1853 1,Внешнеторговые 95 1,85 54 94 -1 2000, высокая оценка Внутренние 1597 4 1865 7460 5863 3,Внешнеторговые 95 4 51 204 109 1,1990, низкая оценка Внутренние 76 1,5 281 422 346 4,Внешнеторговые 95 1,5 51 77 -191990, высокая оценка Внутренние 76 3,5 281 984 908 11,Внешнеторговые 95 3,5 51 179 84 0,* P – цена зерна и удобрений за тонну, внутренние цены в рублях, внешнеторговые – в долларах США MP – предельный продукт: тонн зерна произведенного при использовании 1 тонны удоьрений, VMP –стоимость предельного продукта Источник: Цены в России и расчеты авторов Неправильное распределение минеральных удобрений руководством хозяйств, в принципе, может легко привести как к их избыточному использованию, так и недоиспользованию. Гриличес (1963) в своих классических исследованиях американского сельского хозяйства принимал оцененное им преобладание предельного стоимостного продукта минеральных удобрений над факторной ценой как проявление нарушения равновесия в форме недоиспользования минеральных удобрений. Стремительное увеличение использования минеральных удобрений в период 1950-1980 гг. делало такое объяснение высоко вероятным для Америки. Использование минеральных удобрений в российском сельском хозяйстве также существенно выросло в послевоенные годы: в целом использование минеральных удобрений возросло с 3.3 млн. тонн в 1970 г. до 9,9 млн. тонн в 1990 г. (Госкомстат Российской Федерации (б), 2001 г., стр. 405). Однако во время переходного периода использование минеральных удобрений в России стремительно уменьшилось и составило в 2000 г. только 1,4 млн. тонн (минеральных удобрений). Данные таблицы 2 показывают, что в 1990 г. в России удобрения даже более недоиспользовались с точки зрения внутренних цен, чем в 2000 г., когда доходность хозяйств от использования большего количества удобрений превышала их цену в 4-12 раз. Во время советского периода, однако, государство устанавливало цены на сельскохозяйственную покупную, продаваемую, а также распределенную продукцию.

Таким образом, таблица 2 не может быть использована для демонстрации неправильного распределения ресурсов как рыночное нарушение равновесия, которое могло быть исправлено ходом времени или введением в действие более проницательных хозяйственных руководителей.

Данные исследований, на которых мы основываем наши показатели предельного стоимостного продукта, могли превышать его фактические показатели. Одна из причин — это классическая проблема “необъективного руководства” (см. Мундлак). Очевидно, что руководители хозяйств обладают разными способностями, и наиболее эффективные из них вырабатывают более высокий предельный продукт и, следовательно, используют больше минеральных удобрений. Таким образом, в результате всеохватывающего регресса предельный продукт минеральных удобрений в среднестатистическом хозяйстве преувеличивается – оцениваемый коэффициент эластичности продукции сравнивает прибыль хозяйств с эффективным и неэффективным управлением при использовании минеральных удобрений, напрямую связанным с управлением хозяйством. Однако тот факт, что из множества разных оценок предельного продукта удобрений в качестве нижнего уровня мы используем минимальные из них, уменьшает шансы на то, что этот нижний уровень достаточно высок.

Мы могли также недооценить общие затраты хозяйства на применение удобрений, которые включают не только покупную стоимость, но и расходы на внесение минеральных удобрений. В идеале расходы на внесение могли бы быть включены в переменные технического и трудового ресурса, используемые для оценивания производственных функций. Однако во всех приводимых здесь исследованиях используется функциональная форма Кобба-Дугласа, которая предполагает, что все ресурсы заменяются, и в связи с этим не позволяет, например, чтобы технические и трудовые ресурсы составляли одно множество с удобрениями. По оценкам Эпштейна (проект BASIS), расходы на внесение удобрений могут равняться 20% от их цены. Однако нарушение равновесия, которое мы оцениваем, настолько велико, что увеличение предельной стоимости фактора удобрений на 20% не приведет к тому, что обнаруженная тенденция к недоиспользованию удобрений будет развиваться в противоположном направлении.

Другой причиной нарушения равновесия могут быть финансовые ограничения, такие как недостаток рабочего капитала у хозяйства, как в виде собственных доходов, так и кредитов для покупки ресурсов. В российском сельском хозяйстве пока не существует хорошо разработанной кредитной системы, поскольку нерентабельность большинства российских хозяйств в переходный период препятствовала развитию коммерческого кредитования в сельском хозяйстве.

Последнее из возможных объяснений нарушения равновесия заключается в том, что хозяйства готовы платить более высокие цены за удобрения, но поставщики не желают продавать их даже по более высоким ценам. Данное объяснение кажется наиболее убедительным. Очевидно, что для получения удобрений (Интерфакс), российским хозяйствам нужна помощь высшего руководства, такого как их региональное правительство, которое или платит более высокие цены за удобрения, или дает распоряжение о более низких ценах поставки. Региональные правительства часто “продают” удобрения хозяйствам по привлекательно низким ценам, а взамен обязывают эти хозяйства продавать продукцию им или, по крайней мере, внутри своего региона.

Данные таблицы 2 показывают, что большой разрыв между предельным стоимостным продуктом удобрений VMP (по условным подсчетам) и ценой существенно сократился в переходный период. Основная причина в том, что соотношение цены зерна и удобрений (и то, и другое в тоннах) существенно снизилась: с 3.7 в 1990 г. до 1.17 в 2000 г.

Это снижение совпадает с чрезвычайным ухудшением общих условий торговли для российских сельскохозяйственных производителей в переходный период. Предполагает ли это дальнейшее ухудшение условий торговли минеральными удобрениями (и, возможно, другими покупными ресурсами), присущее процессу реформирования, для российских производителей зерна, которые будут устранять любое очевидное недоиспользование удобрений с точки зрения аллокативной эффективности и рентабельности хозяйств Анализ аллокативной эффективности использования удобрений, предпочтительнее проводимый с точки зрения оптовых цен, а не внутренних, показывает, что именно в этом может и заключаться причина того, что с национальной точки зрения не существует недоиспользования удобрений, так как исходными данными для сравнительной оценки выступают мировые цены. Данные таблицы 2 показывают, что в 2000 г., когда использовался низкий уровень оценки предельного продукта MP удобрений, а цены на удобрения и оптовые цены измерялись по их экспортной оптовой стоимости, оптовая цена на удобрения почти была равна их предельному стоимостному продукту VMP. В таком случае использование удобрений находилось на оптимальном уровне. В 1990 г.

оптовая цена удобрений превышала предельный стоимостный продукт VMP (при низком уровне предельного стоимостного продукта), означая избыточное использование удобрений. При использовании в 1990 г. и 2000 г. высокого уровня предельного стоимостного продукта мы снова получаем в результате, что удобрения недоиспользуются (цена < предельного стоимостного продукта VMP). По причинам, обсуждавшимся в предыдущем разделе, мы считаем, (основываясь на исследованиях Седика, Трублада и Арнаде, а также Осборна и Трублада), что, чем ниже стоимость предельного продукта, тем более вероятность быть точным. Одним словом, по отношению к оптовым ценам в переходный период не существовало недоиспользования удобрений.

Вывод о том, что в начале переходного периода наблюдалось избыточное использование удобрений с точки зрения оптовых цен, согласуется с большим сокращением использования удобрений в России в течение переходного периода (как в целом, так и для производства зерновых) и тем фактом, что с середины 1990-х годов Россия экспортировала более 80% продукции минеральных удобрений. Вывод о том, что использование удобрений в производстве зерна в настоящее время находится на оптимальном уровне (или, по крайней мере, очень близко к нему) относительно оптовых цен, даже при существовании большого нарушения равновесия по отношению к внутренним ценам, помогает объяснить, почему российские хозяйства не могут получить большее количество удобрений по существующим внутренним ценам. Оптовые цены на удобрения настолько высоки по отношению к внутренним ценам, что у российских производителей удобрений намного больше стимулов производить их на экспорт, а не для внутренней продажи. В 2000 г. соотношение оптовых цен (на тонну) удобрений и зерновых (цены сельхозпроизводителя) равнялось 1.86, тогда как соотношение внутренних цен (зерновые в ценах сельхозпроизводителя) составляло 0.86. Более подробно данные таблицы 2 показывают, что в 2000 г. российские производители удобрений получали $95 за тонну продукции, проданной на мировом рынке, и только $57 при продаже отечественным пользователям (1 597 рублей за тонну конвертировалось в доллары США по обменному курсу в 2000 г., составлявшему 28 рублей за доллар). Другим стимулом к экспортированию для российских производителей удобрений было то, что они могли сохранить и инвестировать свои прибыли за границей. Эти стимулы для экспорта минеральных удобрений объясняют, почему российские хозяйства нуждаются в помощи нерыночных сил, таких как региональное правительство, для получения поставок удобрений.

Следовательно, внутренние российские рынки удобрений отражают не только нарушение равновесия между ценами на покупные ресурсы и их предельным стоимостным продуктом, но и тот факт, что внутренние цены очень сильно отличаются от (относительных) оптовых цен. С начала переходного периода в первой половине 1990-х гг. условия внутренней торговли зерном по отношению к применению удобрений для российских хозяйств устойчиво ухудшались, приближаясь к условиям торговли, диктуемым мировыми оптовыми ценами. Вдобавок, цены 2000 г. показывают, что регулирование цен, обусловленное реформой, еще не завершено. Наши результаты предполагают, что если бы этот процесс был немедленно завершен так, чтобы мировые оптовые цены целиком определяли внутренние цены, в настоящее время в российских хозяйствах не существовало бы недоиспользования удобрений.

Каково же значение наших результатов для сельскохозяйственной политики Всякий раз, как Россия хочет максимизировать доходы от торговли на мировом рынке и интеграции, существенное несоответствие между внутренними и мировыми (относительными) ценами порождает внутренние сигналы и стимулы для такого использования ресурсов, которое сокращает эти потенциальные доходы. Специфичным усовершенствованием могло бы стать усиление чувствительности отечественных сельскохозяйственных рынков ресурсов к внутреннему спросу, чтобы хозяйства могли предлагать более высокую цену за ресурсы и эффективнее их использовать.

Создание усовершенствованной кредитной системы, способной обеспечить хозяйства рабочим капиталом, благоприятно отразится и на аллокативной эффективности, и на сельскохозяйственной экономике в целом. Другим способом усиления аллокативной эффективности может быть качественная замена руководства хозяйств, что благоприятно скажется на принятии экономических решений. Снижение высоких транспортных и операционных расходов на зерновые также будет выгодно российским производителям зерна и положительно повлияет на сельскохозяйственную экономику в целом.

4. Выводы Результаты показывают, что, учитывая внутренние цены, в России и в 1990 г., и в г. наблюдалось недоиспользование минеральных удобрений в производстве зерна как с точки зрения аллокативной эффективности, так и максимизации доходности хозяйств.

Используя наиболее вероятные из имеющихся эмпирических данных стоимостные показатели для предельной продуктивности, мы обнаружили, что, с точки зрения оптовых цен, в 1990 г. использование минеральных удобрений в России было избыточным, а в 2000 г. — очень близким к оптимальному уровню. Эти результаты помогают объяснить, почему в переходный период использование удобрений в России стремительно сократилось, в то время как страна экспортировала большую часть производимых минеральных удобрений.

5. Список литературы BASIS project on Russian agricultural input markets. Ongoing research project centered at Russian Institute for Economy in Transition, Moscow. Funded by U.S. Agency for International Development, and co-directed by Eugenia Serova and Bruce Gardner.

ECONOMIC RESEARCH SERVICE (ERS), U.S. Dept. of Agriculture. Agricultural Outlook.

Washington, DC: various issues over 1992-2002.

GRILICHES, Z. “Estimates of the Aggregate Agricultural Production Function from CrossSectional Data.” Journal of Farm Economics 45(1963):419-28.

INTERFAX. Food and Agriculture Report. Moscow, various issues over 1998-2003.

KOOPMAN, R.B. Efficiency and Growth in Agriculture: A Comparative Study of the Soviet Union, United States, Canada, and Finland. Staff Report No. AGES 89-54, Economic Research Service, U.S. Dept. of Agriculture, October 1989.

LERMAN, Z., Y. Kislev, A. Kriss, and D. Biton. “Agricultural Output and Productivity in the Former Soviet Republics.” Economic Development and Cultural Change 51(2003):forthcoming.

MUNDLAK, Y. “Empirical Production Functions Free of Management Bias.” Journal of Farm Economics 43(1961):44-56.

OSBORNE, S., and M. Trueblood. “An Examination of Economic Efficiency of Russian Crop Production in the Reform Period.” Economic Research Service, U.S. Dept. of Agriculture, 2003.

RUSSIAN FEDERATION STATE COMMITTEE FOR STATISTICS (a). Tseni v Rossii (Prices in Russia). Moscow, 1996, 1998, and 2000.

RUSSIAN FEDERATION STATE COMMITTEE FOR STATISTICS (b). Rossiiskii Statisticheskii Ezhegodnik (Russian Statistical Yearbook). Moscow, 2001.

RUSSIAN FEDERATION STATE CUSTOMS COMMITTEE. Tamozhennaia Statistika Vneshnei Torgovli Rossiiskoi Federatsii (Customs Statistics for Foreign Trade of the Russian Federation).

Moscow, 1994-2001.

SEDIK., D., M. Trueblood, and C. Arnade. “Corporate Farm Performance in Russia, 1991-95:

An Efficiency Analysis.” Journal of Comparative Economics 27(1999):514-SOTNIKOV, S. “Evaluating the Effects of Price and Trade Liberalization on the Technical Efficiency of Agricultural Production in a Transition Economy: The Case of Russia.” European Review of Agricultural Economics 25(1998)412-431.

STRIEWE, L. “Grain and Oilseed Marketing in Ukraine.” Joint Working Paper of the Germany Advisory Group on Economic Reform in Ukraine and the Center for Privatization and Economic Reform, Kiev, 1998.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.