WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

Разумеется, там, где остается массовое типовое производство, сохраняется и экономия на масштабах, сохраняется и роль крупнейших централизованных фирм. Но по мере того, как на первый план выходят наука и возможности ее практического применения в экономической и социальной жизни снижается и возможность экономии на масштабах, а за этим снижается и созидательный потенциал централизации.

Перечисленные трудности и ограничения, налагаемые сегодняшним состоянием знания (точнее, незнания) природы постиндустриального общества, не следует, впрочем, рассматривать как аргументы в пользу отказа от его изучения или признания принципиальной невозможности проведения государством какой-либо осмысленной политики догоняющего роста. Мы лишь считали необходимым подчеркнуть здесь, что на нынешнем, начальном этапе формирования новой экономической и технологической системы экономисты и политики должны особенно осторожно относиться к собственным представлениям и рекомендациям и намерениям. Пожалуй, можно быть уверенным только в одном: сегодняшние рассуждения и выкладки, какими бы обоснованными они нам не представлялись, в конечном счете (при достижении постиндустриальным обществом состояния зрелости) будут казаться весьма наивными.

Что все это означает для практической экономической политики Я перечислю несколько аргументов и несколько выводов, которые позволят увидеть, что почти все они негативны, а не позитивны. Это не правила, каким надо следовать, это выводы о том, что не надо делать, принимая во внимание ограниченных возможностей долгосрочного планирования и прогнозирования в условиях постиндустриальных вызовов.

Первое. Признание того, что адаптивность институтов более важна, чем концентрация ресурсов. Основываясь на опыте на выигранных войн прошлого, мы сейчас опять получаем много рецептов о том, как сконцентрировать ресурсы, тем более ограниченные, на приоритетных направлениях. Исключительно опасная вещь, поскольку при узких временных горизонтах и быстрой смене структурных приоритетов способность экономических агентов адекватно реагировать на эту смену гораздо важнее любой концентрации любых ресурсов.

Второй вывод. Очень важно отказаться от традиционной промышленной политики, предполагающей задание государством отраслевых приоритетов, политику субсидирования процентных ставок и перераспределения ресурсов в пользу «отраслей национальной гордости». К сожалению, в последние несколько месяцев этот вопрос опять часто поднимается. Опять мы сталкиваемся с рекомендациями о том, как бы хорошо было возродить и дополнить либеральные реформы промышленной политикой. Единственное, что радует, – что пока все сторонники промышленной политики не сходятся в вопросе о том, в чем эти приоритеты состоят. Нам еще не объявили, что надо концентрироваться на производстве танков, или пароходов, или паровозов, или компьютеров. Пока сторонники промышленной политики расколоты по вопросу о приоритетах – у страны есть шанс.

Третий вывод: не фетишизировать количественные параметры экономического роста, как к фетишу, не пугать себя тем, что вчера было 9%, сегодня – 5, 3%. Чем больше мы будем стремиться искусственно повысить темпы, тем больше вероятности возвращения к дискуссиям о темпах «минус три» или «минус шесть». Не говоря уже о том, что в условиях глубокой структурной трансформации сами по себе цифры роста еще мало о чем говорят.

И, наконец, последнее. Если уж хочется на чем-то концентрировать ресурсы, то эта концентрация должна охватывать и институциональную среду, и развитие личности. То есть структурными приоритетами являются укрепление государственных институтов и социальной сферы (образования и здравоохранения). Достаточно очевидно, что ту роль, которую сыграла железнодорожно-транспортная инфраструктура в индустриализации России рубежа XIX–XX вв. с точки зрения генерирования роста в России рубежа ХХ-ХХI веков могут сыграть вложения в образование и здравоохранение.

Подводя итоги, можно сделать достаточно тривиальный вывод. Если вы ищите приоритеты, то этим приоритетом являются институты, а не отрасли. Конечно, это очень общая постановка. Дальше следует интересный вопрос: какие институты Следует обозначить следующие приоритеты уже практической экономической политики на ближайшие годы.

Первое – приоритеты должны отдаваться политическим институтам и политическим реформам. Экономические реформы зашли уже достаточно далеко, и, строго говоря, экономическое законодательство и экономические институты уже не могут давать должного эффекта без адекватной политической и правовой среды. Прежде всего, без адекватной судебной системы, государственного управления и военной реформы.

Второе – это движение в направлении институтов западного общества.

Идет бесконечно длинная дискуссия, вступать или не вступать России в ВТО, и кто от этого выиграет или проиграет. Вступление в ВТО, с точки зрения стратегии догоняющего постиндустриального развития, важно не само по себе и даже не только как доступ к антидемпинговым процедурам.

ВТО важно для нас как один из шагов на пути в институты западного экономического сообщества, за которым должно последовать продвижение к общему форме, в общеевропейскому экономическому пространству, если угодно – к Общему рынку в Европе.

Третий блок вопросов, на который я хочу обратить внимание, – более активное использование институционального опыта европейского сообщества. Можно долго дискутировать о том, какие институты лучше: европейские, американские или китайские. Но Россия культурно, географически и экономически – часть европейского экономического пространства. Впрочем, речь не должна идти о принятии всех институтов европейского сообщества. Речь идет о разграничении тех институтов, которые эффективны в Европе и которые уместны, с точки зрения развития сравнительных экономических преимуществ, в России, и той части, которые неуместны в России. Совершенно очевидно, что, дискутируя, обсуждая проблему гармонизации законодательства и формирования институтов, мы не должны ориентироваться на аграрную политику европейского сообщества. Мы не должны ориентироваться на социальную политику европейского сообщества. Очевидно, что мы не должны ориентироваться на параметры бюджетного дефицита, задаваемые европейской экономической зоной, мы не должны ориентироваться на налоговую систему, поскольку российская уже лучше.

И, наконец, последнее, на чем хочется коротко остановиться. Все названные процессы не должны приводить к отступлению от стандартного набора макроэкономических требований и не должны нести в себе уступки популизму. Я имею в виду, во-первых, сохранение достижений того, что называется вашингтонским консенсусом, прежде всего, в области бюджетной и денежной политики. Сохранение профицитности бюджета. Кредитная история России не такова, чтобы играть с бюджетным дефицитом при каких бы то ни было ценах на нефть. Это предполагает снижение относительных расходов бюджета в долях ВВП при возможном росте их абсолютных расходов по мере экономического роста. Это предполагает повышение эффективности бюджетных расходов. Это весь набор мер денежной политики.

В заключение представлю некоторый общий вывод. Мы не должны использовать экономический рост, как фетиш, как аргумент в политической борьбе, иначе, к сожалению, правило Струмилина вновь окажется актуальным.

С. Афонцев Российско-европейский центр экономической политики Мобилизация политической поддержки реформ:

мотивации, стратегии, результаты Мое выступление будет посвящено проблемам мобилизации политической поддержки реформ. Прежде чем перейти собственно к теме сегодняшнего выступления остановлюсь на мотивации моего собственного доклада.

В исследовании экономико-политических аспектов экономических реформ у нас все время присутствуют сравнительные подходы. То мы сравниваем градуализм с шоковой терапией, то вашингтонский консенсус сравнивается еще с чем-то, как если бы это что-то было сколько-нибудь цельным. Придуман даже специальный совершенно потрясающий термин – эволюционная институционалистская перспектива, в рамках которой можно рассматривать большинство построений критиков «вашингтонского консенсуса».

Однако при этом упускается из вида, что иногда критики «вашингтонского консенсуса» спорят между собой еще более яростно, чем с «вашингтонским консенсусом», как таковым. Чтобы понять логику рассмотрения проблематики политической поддержки реформ, необходимо остановиться на основных вопросах, которые должны анализироваться в этом контексте.

Первый вопрос, который всегда возникает при изучении политической поддержки реформ, является ли она (поддержка) вообще сколь либо существенным элементом успеха экономических реформ. Если на этот вопрос дан утвердительный ответ, мы можем сразу переходить ко второму вопросу, относительно того могут ли экономические реформы сами генерировать свою собственную политическую поддержку. Если мы отвечаем утвердительно и на этот вопрос, т.е. реформы генерируют свою собственную политическую поддержку, то, строго говоря, проблемы не возникает.

Но даже если мы говорим о том, что политическая поддержка, наверное, не является таким уж важным фактором для успеха реформ, тем не менее, возникает следующий вопрос. Вообще оказывает ли наличие политической поддержки или ее природа, если она есть, какое-либо влияние на характер проводимой экономической политики. И здесь, насколько я могу судить, существует достаточно полный консенсус относительно того, что – да, оказывает. Если мы согласились с утвердительным ответом на вопрос, что реформам нужна поддержка, но при этом реформы свою собственную поддержку не регенерируют, то мы переходим к следующему вопросу. А что же нужно делать, чтобы эта поддержка возникала. В ответе на этот вопрос, на мой взгляд, ключевую роль играют четыре блока проблем, которые я бы обозначил, как нижний уровень изучения проблемы.

Во-первых, существует ли у нас выбор между экономической и политической эффективностью Иными словами, являются ли меры, которые способны генерировать политическую поддержку экономически эффективными или наоборот. Можем ли мы утверждать, как часто утверждалось и в нашей стране, и как в частности утверждают сторонники вашингтонского консенсуса, что хорошая политика это всегда плохая экономика.

Во-вторых, это вопрос о том каковы политические издержки и выгоды проводимой политики. В данном случае я использую термин, изобретенный не мной, который ориентируется на взвешивание числа голосов, полученных на выборах, или числа взносов от лоббирующих групп, которые привлекает соответствующая политика.

В-третьих, кто те группы, от которых следует ожидать политической поддержки В-четвертых, является ли эта политическая поддержка стабильной Условно говоря, если прирост политической поддержки куплен за счет некоторых экономических мероприятий, то можно ли надеяться, что эта поддержка останется и в том случае, если курс экономической политики чутьчуть изменится либо трансформируется радикально. Или же эта поддержка испарится столь же быстро, как и появилась Обозначив эти вопросы, можно перейти к рассмотрению тех ситуаций, при которых правительство может быть заинтересовано в получении политической поддержки. Теперь остановимся на некоторых типичных или базовых вариантах статуса правительства в экономико-политической системе.

И специалисты в области политической науки и экономисты, которые рассматривают различные варианты поведения правительства в области экономической политики, формулируют три варианта, три представления о поведении правительства.

Во-первых, это представление о том, что правительство функционирует автономно и способно самостоятельно фиксировать и проводить некоторые цели экономической политики.

Во-вторых, это представление о том, что правительство ограничено политическим рынком и субъекты, оперирующие на этом рынке, так или иначе могут влиять на деятельность правительства.

В-третьих, это ситуация коррумпированного правительства, которое полностью подконтрольно тем или иным группам давления и действует в их интересах.

В рамках автономного правительства, в свою очередь, можно выделить три варианта статуса правительства в зависимости от того какую политику оно может реализовывать.

Во-первых, это то, что можно назвать правительством победителей.

Почему правительство автономно Потому что все оппоненты разгромлены. Оно способно самостоятельно проводить свою собственную политику.

Второй вариант - это беспристрастное правительство. Почему правительство автономно Потому, что в обществе существует консенсус относительно тех ценностей, которые правительство будет реализовывать. Соответственно правительству делегируется функция от имени общества эти ценности реализовывать.

Третий вариант – это правительство камикадзе. Когда у нас существует ситуация политического пата, когда оппоненты не могут договориться или когда никто не хочет брать на себя политическую ответственность, правительство, условно говоря, может действовать так, как оно считает нужным.

Соответственно, если мы будем говорить о правительстве, ограниченном политическим рынком – это будет политический баланс, вокруг альтернативных источников поддержки.

Источники политической поддержки могут рассматриваться, как базовые силы, определяющие мотивацию поиска политической поддержки.

Очевидно, что для правительства победителей и для правительства, ограниченного политическим рынком, приоритет - создание стабильной политической базы. Для беспристрастного правительства - это поддержание политического консенсуса, который собственно и обеспечивает его статус. Что касается правительства камикадзе и коррумпированного правительства, здесь в дело вступают факторы, которые определяют статус этих правительств в политической системе.

Как мотивации влияют на выбор стратегии Во-первых, рассмотрим проблему временного горизонта экономической политики, которая, так или иначе, затрагивается практически во всех моделях формулировки экономической политики. Мы видим, как это не парадоксально, что на долгосрочные цели может быть ориентировано либо беспристрастное правительство, это тот самый благонамеренный диктатор, который реализует в экономической политике принцип благосостояния, либо коррумпированное правительство, у которого существующая политическая поддержка вполне достаточна, чтобы продолжать свою политику до тех пор, пока ему это позволят.

Я использую в данном случае, может быть не очень корректно, термин стационарный бандит.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.