WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
Доклад Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара «Ключевые развилки пенсионной реформы» 1. Проблемное поле Расходы российской бюджетной системы на пенсионное обеспечение при более молодом населении составляют около 8,6% ВВП1 по сравнению с 7,1% ВВП в среднем по ОЭСР2. Менее половины пенсионных выплат финансируется из страховых взносов, остальное – за счет средств федерального бюджета3. Таким образом, отечественная пенсионная система сильно зависит от возможностей федерального бюджета финансировать ее: снижение цен на нефть представляет реальную угрозу благополучию российских пенсионеров в среднесрочной перспективе.

Практически полностью исчерпан потенциал повышения тарифов на обязательное пенсионное страхование. Уровень тарифов даже после их снижения в 2012 г. достаточно высокий – 22% по сравнению с 16,8% в среднем по ОЭСР. Это негативно влияет на экономический рост, ограничивая развитие несырьевых секторов экономики, которые в наибольшей степени страдают от увеличения страхового тарифа, препятствует диверсификации экономики и выводу заработной платы из «тени»4.

Неблагоприятное сочетание дефицита пенсионной системы и высокого уровня обложения страховыми взносами объясняется соотношением численности получателей пенсий и работников, с заработной платы которых уплачивают взносы. Из-за низких требований к стажу, необходимому для получения трудовой пенсии, широкого распространения неформальной занятости, низкого пенсионного возраста, досрочного выхода на пенсию почти 30% работников это соотношение составляет примерно 1:1,3, хотя для распределительной пенсионной системы критическое соотношение – 1:2. В дальнейшем при инерционном сценарии ситуация будет только ухудшаться из-за старения населения, обусловленного ростом продолжительности жизни. Из представленных на рис. 1 данных видно, что к началу 30-х годов численность граждан, с заработной платы которых взимаются страховые взносы, и численность получателей трудовой пенсии по старости практически сравняются.

Рисунок Прогноз численности работников организаций и численности получателей трудовых пенсий По данным Пенсионного фонда России расходы на выплату пенсий составили 8,2% - в 2010 г. и 7,5% ВВП в 2011 г. – см. отчет Пенсионного фонда за 2010 и 2011 гг. К этой сумме необходимо добавить расходы федерального бюджета на пенсии военнослужащим, работникам правоохранительных органов и судьям, которые составляют около 0,7-0,8% ВВП.

См. оценку расходов на пенсионное обеспечение на 2010 г. в странах ОЭСР - http://stats.oecd.org/Index.aspxdatasetcode=SOCX_REF#.

См. отчет Пенсионного фонда за 2010 и 2011 гг.

См. подробнее: Назаров В., Синельников-Мурылев С. (2009). О стратегии совершенствования российской пенсионной системы // Экономическая политика. № 3. С. 150–177.

Среднесписочная численность работников организаций (млн. чел.) Численность получателей трудовой пенсии (млн. чел.) Источник: Росстат России, расчеты ИЭП им. Е.Т. Гайдара Отметим, что уровень пенсионного обеспечения в России зачастую некорректно сравнивают с международными нормами. Так, Международная организация труда (МОТ) рекомендует поддерживать минимальное соотношение пенсии и заработной платы на уровне 40%. Однако прямо сопоставлять среднюю заработную плату и среднюю пенсию некорректно. Во-первых, в Конвенции речь идет о коэффициенте замещения 40% для типичного получателя пенсии с женой, находящейся на иждивении5. Во-вторых, не учитывается тот факт, что в России с заработной платы взимается подоходный налог, а с пенсии (в отличие от большинства стран ОЭСР) – нет6. В-третьих, в развитых странах пенсию сопоставляют не со средним заработком по стране, а с заработком конкретного работника, или медианный индивидуальный доход от пенсий пенсионеров в возрасте 65–лет сравнивают с медианным индивидуальным трудовым доходом лиц в возрасте 50–59 лет (соотношение медианной пенсии и медианной заработной платы, как правило, больше, чем средних значений, поскольку дифференциация пенсий, как правило, ниже, чем заработной платы)7. В-четвертых, значительная часть доходов пенсионеров в России формально не относится к пенсионным выплатам. Пенсионеры зачастую продолжают работать, получают государственные выплаты, отличные от пенсии, например, ежемесячную денежную выплату.

Вместе с тем по объективным демографическим причинам статистическое соотношение средней пенсии и средней заработной платы в России в среднесрочной перспективе будет быстро ухудшаться (см. рис. 2), в результате получат поддержку популистские лозунги в пользу более быстрого повышения пенсий, чем предусмотрено действующим законодательством.

C102 Social Security (Minimum Standards) Convention, 1952, Article 1 and Schedule to part XI.

www.ilo.org/ilolex/english/convdisp1.htm.

Zee H. H. (2005). Personal Income Tax Reform: Concepts, Issues and Comparative Country Developments // IMF Working Paper. No 05/87. http://didattica.unibocconi.it/mypage/upload/49019_20100527_025016_WP0587.PDF.

Минимальный коэффициент замещения, указанный в конвенции МОТ № 102 и равный 40%, рассчитывается как соотношение суммы всех выплачиваемых социальных, в том числе семейных, пособий и суммы заработной платы обычного взрослого рабочего (мужчины) (см.: C102 Social Security (Minimum Standards) Convention, 1952, Articles 65–66. www.ilo.org/ilolex/english/convdisp1.htm).

Рисунок Соотношение средней пенсии и средней заработной платы в 2012-2030 гг, % В связи с этим принятие решения о пенсионной реформе не терпит отлагательства. К началу 2020-х годов пенсионеры составят 40% числа граждан, имеющих право голоса. С учетом высокого процента явки среди пенсионеров последние вместе с гражданами предпенсионного возраста образуют большинство в фактически голосующем электорате, и проводить необходимые, но непопулярные меры в этой сфере будет политически крайне сложно.

2. Повышение пенсионного возраста – очевидное решение Общепризнанным как в российском экспертном сообществе, так и за рубежом считается, что главным ответом на демографический вызов старения населения является постепенное повышение пенсионного возраста. Высокая (около трети) доля работающих пенсионеров в России свидетельствует о том, что реальной утраты трудоспособности с достижением общеустановленного (и досрочного) пенсионного возраста не происходит:

наиболее резко масштабы занятости пенсионеров падают после достижения женщинами лет, а мужчинами 65 лет.

Сохранение в незыблемости границ пенсионного возраста де-факто означает существенное сокращение трудовой жизни. В момент установления пенсионного возраста средняя продолжительность периода занятости составляла 45 лет для мужчин и 40 для женщин. А в настоящий момент в связи с расширением периода получения образования и распространением досрочного выхода на пенсию она снизилась до 33 лет для мужчин и лет для женщин.

Традиционно предложение о повышении пенсионного возраста вызывает следующие возражения:

Низкая продолжительность жизни, особенно у мужчин. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин составляет 61,8 лет за счет младенческой смертности и высокой смертности в возрасте 40—60 лет. Однако, во-первых, умершие во младенчестве не являются участниками пенсионной системы, а за пределами этих возрастных порогов коэффициенты дожития в России сопоставимы со многими странами мира. Во-вторых, существуют значительные резервы повышения пенсионного возраста для российских женщин, продолжительность жизни которых почти не отличается от аналогичного показателя во многих развитых странах мира. В-третьих, повышение пенсионного возраста – это очень длительный процесс, одновременно буде увеличиваться и продолжительность жизни.

Плохое состояние здоровья населения. Повышение возраста назначения пенсии по старости не должно исключать основания для фактического прекращения работы и выхода на пенсию по медицинским основаниям.

Неприятие населением увеличения пенсионного возраста. Во-первых, люди всегда и везде негативно относятся к ограничению своих прав, особенно права на отдых. Между тем во многих странах мира возраст выхода на пенсию все-таки был поднят. Во-вторых, чем моложе работник, тем меньше опасений он испытывает по поводу повышения пенсионного возраста. Но ведь именно эти возрастные группы, а отнюдь не «действующие» пенсионеры, должны принять на себя новые социальные обязательства в связи с постепенным (на несколько месяцев в год) повышением продолжительности трудовой жизни.

Трудность поиска работы для лиц пенсионных и предпенсионных возрастов.

Статистические данные свидетельствуют, что занятость в предпенсионных возрастах в последние годы растет, особенно заметно у женщин; при этом даже кризис не привел к существенному оттоку лиц предпенсионных и пенсионных возрастов с рынка труда.

Возраст 63 года до недавнего времени был стандартным возрастом выхода на пенсию в развитых странах, но в 2010—2011 гг. целый ряд стран повысил пенсионный возраст до 65— 68 лет. С учетом относительно низкой продолжительности жизни в России предлагается пока ограничиться повышением пенсионного возраста до 63 лет, причем делать это постепенно:

по полгода в год для женщин, для мужчин по 3 месяца в год, пока не сравняется возраст выхода на пенсию для мужчин и женщин. В результате окончательно возраст выхода на пенсию достигнет 63 лет только к 2030 г.

При этом в переходный период возможно сохранение для работника выбора: в первые три года реформ работники имеют возможность остаться в существующей системе, т. е.

выйти на пенсию раньше, но иметь пенсию меньшего размера.

Возможны и другие, более мягкие варианты, подразумевающие на первом этапе реформы ежегодное увеличение срока выхода на пенсию на 1 месяц. В этом случае завершение перехода на пенсионный возраст 63 года отодвигается на 2035 г. (В дальнейшем можно рассмотреть возможность привязки пенсионного возраста к продолжительности жизни после выхода на пенсию.) Еще одна тактика «мягкого перехода»: начало повышения пенсионного возраста для отдельных категорий работников, например, государственных служащих, с последующим распространением на другие. В этом случае вероятность социального напряжения снижается, поскольку «государство начинает с себя».

Эта мера до 2030 года позволит одновременно поддержать коэффициент замещения и не допустить неконтролируемого роста дефицита системы (рис. 3).

Рисунок Поддержание коэффициента замещения за счет проведения параметрической реформы* до реформы после реформы * с 2013 года повышается пенсионный возраст для мужчин на 3 мес. в год, для женщин на 6 мес. в год с тем, чтобы пенсионный возраст в 2030 году составил 64 года для обоих полов. Все ресурсы, высвободившиеся от повышения пенсионного возраста, направляются на увеличение пенсий с тем, чтобы выйти на целевой коэффициент замещения в 40% (дефицит пенсионной системы остается неизменным по сравнению с инерционным сценарием).

Источник: Росстат России, расчеты ИЭП им Е.Т. Гайдара.

3. Что остается за рамками дискуссии: кризис нынешней парадигмы пенсионного обеспечения Казалось бы, до 2030 года классическая пенсионная система при условии повышения пенсионного возраста и проведения ряда поддерживающих параметрических реформ будет финансируемой. Но является ли возможность финансировать какой-либо общественный институт достаточным условием для обоснования его эффективности Помимо высокой фискальной цены классическая пенсионная система создает для общества дополнительные издержки:

1) Подрываются стимулы к труду. Высокие взносы (как правило, для беднейших слоев населения и представителей среднего класса) приводят к смещению выбора между трудом и отдыхом (бездельем) в пользу последнего. Если в 1960 г. среди населения в возрасте 60–64 лет в Бельгии, Нидерландах, Франции работало больше 70%, то в 1990-е годы – 20%. Аналогичные тенденции характерны для США и большинства развитых стран (Latulippe, 1996).

2) У населения возникают объективные стимулы сокращать сбережения. За последние 30 лет в развитых странах доля сбережений домашних хозяйств в располагаемом доходе заметно снизилась. Например, в США в среднем в 1974–1979 гг. эта доля составила 9,5%, а в 1994–2000 гг. – лишь 4,1%. Рассматриваемый показатель существенно снизился в Японии – с 21,6 до 11,6% и в Германии – с 13,3 до 10,6%8. Вряд ли эти изменения полностью обусловлены воздействием пенсионной системы на поведение граждан, но ряд экономистов считают, что государственная пенсионная система все-таки играет определенную роль в сокращении частных сбережений (Feldstein, 1994. P. 18–19; 1977. P. 38).

3) Снижается рождаемость. Отрицательное воздействие пенсионной системы на рождаемость можно объяснить как «эффектом дохода», так и «эффектом замещения».

Данные OECD Economic Outlook за соответствующие годы.

«Эффект дохода» состоит в том, что высокие социальные взносы отрицательно воздействуют на уровень доходов потенциальных родителей и снижают их возможности по увеличению числа детей. «Эффект замещения» проявляется в том, что если до создания государственной пенсионной системы большое число детей было гарантией от нищеты в старости, то с появлением государственной пенсии потребность в детях в этом качестве снизилась.

Конечно, рассматриваемые связи не стоит абсолютизировать. Демографический переход произошел не из-за внедрения распределительной пенсионной системы. Однако глубина падения рождаемости может быть обусловлена в том числе и степенью «щедрости» распределительной пенсионной системы. Отметим, что в современном обществе небольшое число детей связано также и с желанием родителей дать им хорошее образование.

Следовательно, «щедрая» распределительная пенсионная система, которая своими взносами «залезает в карман» родителей, либо уменьшает число детей, либо лишает родителей возможности дать им наилучшее образование.

4) Усиливается политический популизм. При стареющем населении и перераспределительной пенсионной системе на выборах неизбежно побеждают те, кто предлагает новое повышение пенсий за счет увеличения налогов или заимствований.

5) Сужаются горизонты полноценной жизни человека. Пенсионный возраст словно подводит черту под продуктивной жизнью. Вместе с тем, как показывают исследования в развитых странах, лучшие показатели продолжительности здоровой жизни и «индексы счастья» характерны для групп населения, достаточно поздно выходящих на пенсию и сохраняющих при этом частичную занятость. Пенсионная система с ее четко установленным возрастом выхода на пенсию дает людям неправильные сигналы: снижает их заинтересованность в заботе о собственном здоровье (с целью продлить срок трудовой активности) и непрерывном образовании (зачем учиться, если скоро на пенсию)9.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.