WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Когда повышение производительности происходит в секторе неторгуемых товаров, анализ проводится точно так же. Случай Кобба-Дугласа подразумевает, что эластичность собственной цены спроса на неторгуемые товары равна -1.0. Это то, что сохраняет использование ресурсов на одинаковом уровне до и после повышения производительности.

Повышая или понижая эту эластичность, мы увеличиваем или уменьшаем использование ресурсов в секторе неторгуемых товаров, как следствие повышения производительности.

Если использование ресурсов уменьшается, это вызывает еще большее падение p, еще h больше повышая реальный валютный курс. Если использование ресурсов в производстве неторгуемых товаров возрастает вследствие повышения производительности, то рост реального валютного курса будет меньше, чем в случае Кобба-Дугласа. Но в условиях полной занятости относительная цена неторгуемых товаров должна снижаться, когда рост производительности происходит исключительно в этом секторе. Итак, наши общие выводы относительно эффектов повышения производительности не меняются, когда мы изменяем наши предположения, касающиеся спроса. Рост производительности в секторе торгуемых товаров вызывает падение реальной уравновешенной цены доллара; рост производительности в секторе неторгуемых товаров вызывает ее повышение.

* * * * * Вышеприведенный анализ может послужить отправной точкой при рассмотрении ситуации кейнсианского типа – при наличии большого избыточного предложения труда.

Здесь можно сказать, что коррекция была бы такой же, как и при полной занятости, если бы ситуация полной занятости не изменилась вследствие повышения производительности.

Ситуация, представленная в Таб. 4 показывает, что это вполне вероятный результат в случае повышения производительности в секторе неторгуемых товаров. В этом случае изменение предположений об эластичности спроса могло бы вызвать либо увеличение (эластичность спроса на неторгуемые товары больше единицы), либо уменьшение (эластичность меньше единицы) общего количества занятых ресурсов в результате повышения производительности.

Но это должно произойти в секторе неторгуемых товаров. Равновесие в производстве торгуемых товаров в этом случае совсем не изменится, потому что ставка заработной платы, валютный курс и посредством их внутренняя цена торгуемых товаров p - все останется t таким же, как и до повышения производительности. Поэтому повышение производительности в производстве неторгуемых товаров вызовет общий рост занятости (при эластичности выше единицы) или падение (при эластичности ниже единицы), или же останется прежним (при эластичности равной единице), в зависимости от эластичности спроса на неторгуемые товары.

Что касается повышения производительности в секторе торгуемых товаров, производственное равновесие, представленное в Таб. 3 не зависит от эластичности спроса на торгуемых товары. Оно возникает на пересечении смещенной кривой предложения торгуемых товаров с постоянной внутренней ценой (p ), гарантированной в наших t предпосылках. Если доли, в которых затраты поделены между торгуемыми товарами и внутренними товарами, остаются такими же, как и до роста производительности, то мы получаем результат, представленный в Таб. 3. Если доля затрат на торгуемые товары возрастает, то равновесие будет достигнуто путем меньшего роста объема производства неторгуемых товаров, чем мы видим в Таб.3. Если эта доля уменьшится, то новое равновесие повлечет за собой большее увеличение объема производства неторгуемых товаров, чем показано в Таб.3.

VIII. Валютная динамика В только что рассмотренном кейнсианском случае фиксированный валютный курс E играет критическую роль в проведении валютной корректировки. Если производительность повышается в секторе торгуемых товаров, то начальный ответ производства возникает там.

Превышение этого производства над спросом на торгуемые товары создает излишки в торговом балансе. Это увеличивает денежную массу, оставляя людей с более высокими реальными запасами наличных денег, чем раньше. Если эти запасы выше того, что люди хотят держать, то эти излишки имеют тенденцию расходоваться, наращивая увеличение спроса (как на q, так и на q ), возникающего из растущих доходов. Если же запасы t h наличных денег окажутся меньше, чем люди хотели бы хранить, то увеличение расходов на q и q h на время станет меньше, чем то, к чему привел бы только увеличившийся доход.

t Этот процесс валютной динамики обеспечивает в новом равновесии увеличение денежной массы ровно настолько, насколько это необходимо, чтобы согласовать новый уровень общественного спроса на реальные запасы наличных денег. Тем не менее, он не влияет на уровень самого нового равновесия.

* * * * * Во многих кейнсианских моделях денежная масса рассматривается как скрытая переменная, как мы делали в случаях, проиллюстрированных Таб. 3 и 4. Это абсолютно правомерно, поскольку в таких случаях денежная масса является эндогенной переменной.

Динамика только что обсуждавшегося процесса - это способ, при помощи которого данная эндогенная переменная проводится к ее новому уровню равновесия. Этот уровень равновесия зависит от новых уровней равновесия реального дохода y по сравнению с уровнем цен но в таких моделях нет обратной связи со стороны денежно-кредитного механизма, которая будет влиять на эти новые уровни равновесия y и Тем не менее, легко установить модели, которые воплощают кейнсианскую предпосылку бесконечно эластичного предложения труда при заданной номинальной ставке заработной платы, но выглядят совсем по-разному, особенно в случае, проиллюстрированном в Таб.3. Причина заключается в том, что кейнсианская предпосылка бесконечно эластичного предложения труда при заданной номинальной ставке заработной платы по существу устанавливает уровни кривых предложения для q и q, но ничего не говорит об уровнях t h спроса. В случаях Таб. 3 и 4 элемент, который в окончательном анализе определяет уровень спроса, является предпосылкой того, что номинальный валютный курс Е остается фиксированным. Но это только одно из множества предположений, которые можно сделать о том, как определяется спрос. Коротко говоря, когда для типичного представления экономики существует единое реальное базовое равновесие, берущее начало от клиринга по всем рынкам (включая рынок труда), это не тот случай, когда мы представляем тип институциональной или поведенческой ригидности, обычно воплощаемой в кейнсианских моделях.

Для иллюстрации этого предположим, что мы используем кейнсианскую предпосылку бесконечно эластичного предложения труда при заданной номинальной заработной плате вместе с предпосылками о денежно–кредитной политике, поддерживающей постоянное количество денег, M. Простейшей презентацией этого предположения является d "Кембриджская" версия количественной денежной теории, а именно, M = k В действительности, это – функция спроса на реальные запасы наличных денег, которая полностью совместима со случаями, представленными в Таб. 3 и 4. Но в этих случаях к этому уравнению мы добавляем условие равновесия M s = M d, подразумевая, что денежная масса пассивна при денежной системе, "обеспечивающей" любую требуемую денежную массу.

Если в предположении мы поменяем постоянство валютного курса Е на постоянство s денежной массы M, то все изменится самым радикальным образом. Теперь у нас есть константа = q t p t + q h p h. Бесконечно эластичное предложение труда w = 1.0 означает, что изменения объемов производства происходят на данном отрезке кривой предложения, которая, однако, перемещается, отражая рост производительности. Поэтому, если производительность возрастает в секторе торгуемых товаров, то одним из возможных вариантов равновесия производства было бы сохранение производства неторгуемых товаров q и цен на неторгуемые товары p на постоянном уровне, а объем производства h h торгуемых товаров q t вырос бы на l процентов, цена на торгуемые товары p t снизилась бы на l процентов (посредством снижения на l процента номинального валютного курса E). Это именно то равновесие, которое возникнет, если спрос подчиняется условиям Кобба-Дугласа.

Если спрос не соответствует условиям Кобба-Дугласа, то ресурсы будут либо перемещаться из сектора торгуемых товаров в сектор неторгуемых товаров, либо из сектора неторгуемых товаров в производство торгуемых товаров. Здесь q и q h не могут резко возрасти, как в t случае, представленном в Таб. 3.

Фактически, кейнсианское равновесие, возникающее когда мы делаем предположение о постоянной денежной массе, очень похоже на неоклассическое равновесие, проиллюстрированное в Таб. 1 и 2. В обоих случаях, когда происходит сдвиг в сторону новой кривой предложения в секторе, где возросла производительность, есть только возможность компромисса объемов производства. В неоклассическом случае компромисс возникает из заданного предложения труда, поэтому увеличение объемов производства в одном секторе достигается только за счет перемещения труда из другого сектора. В кейнсианском случае при постоянной денежной массе эти же самые компромиссы возникают из того факта, что при M s = k(q t p t +q h p h ), можно получить увеличение q t p t только путем сокращения q h p h, и наоборот.

IX. Резюме В Таб. 5 представлена попытка подытожить наши результаты в виде схемы. По сути своей, она самодостаточна, так что читатель может обратиться к ней, без подробного изучения всей работы.

Данное резюме, по сути, является дистиллированной версией Таб. 5, представляя собой попытку извлечь самые существенные элементы аргументации. В первую очередь, каждое увеличение производительности несет с собой определенный базовый потенциал для роста экономики, в которой оно происходит. Этот рост представлен возможностью использования в секторе, где увеличилась производительность, такого же объема ресурсов, что и раньше, для производства большего количества продукции по более низкой цене. Это определяет особую точку на "новой" кривой предложения в секторе, испытывающем рост производительности. Назовем эту точку А и используем как эталонную точку.

У нас пять случаев (A1a, A2a, B2a, C1a, C2a), в которых равновесие сектора, испытывающего рост производительности, пребывает в точке A. Это случаи Кобба-Дугласа и характеризуются они тем, что кривая спроса пересекает "новую" кривую предложения точно в точке А. Уровень цен в секторе, который подвергается этому воздействию, снижается точно на процент роста производительности.

Вокруг каждого из этих пяти лежит пара других случаев (b и c), характеризуемых тем, что кривая спроса пересекает "новую" кривую предложения либо справа, либо слева от А.

Когда пересечение лежит справа от A, ресурсы перемещаются в сектор, переживающий рост производительности, и его уровень цен снижается меньше, чем в точке А. Когда пересечение лежит слева от A, ресурсы перемещаются из сектора, переживающего рост производительности, и его уровень цен снижается больше, чем в точке А.

В каждом из этих 15 случаев уровень цен всегда снижается в секторе, переживающем рост производительности, и реальный валютный курс изменяется в направлении, указанном этим снижением цен. Иначе говоря, реальная рублевая цена доллара падает, когда производительность растет в секторе торгуемых товаров, и поднимается, когда производительность растет в секторе неторгуемых товаров. Во всех этих пятнадцати случаях реальный доход тоже растет, но только при увеличении самой производительности (т.е. за счет дополнительной продукции, которую можно теперь выпускать в секторе, переживающем рост производительности, за счет того же объема ресурсов, которые до этого были заняты в этом секторе).

Есть еще 3 дополнительных случая -- B1a, B1b, B1c, в которых происходит более существенный рост реального дохода. Эти случаи проявляются при кейнсианском сценарии, когда неизменной являются номинальная ставка заработной платы (характеризующая кривую предложения труда) и валютный курс (отражающий денежно-кредитную политику, которая устанавливает валютный курс, как эффективный масштаб цен в экономике). Все эти три случая возникают, когда рост производительности происходит в секторе торгуемых товаров.

Происходит следующее: в точке А, где стоимость единицы торгуемой продукции снизилась на сумму роста производительности, эта стоимость единицы продукции гораздо ниже рыночной цены торгуемых товаров, определяемой мировым уровнем цен на торгуемые товары, умноженной на (постоянный в данном случае) валютный курс Е. Как следствие этого несоответствия между стоимостью единицы продукции и рыночной ценой, производство расширяется за пределы А. Расширение заканчивается только в новой точке равновесия, где новая кривая предложения достигает мировой цены. В этой точке наступает наибольшее увеличение дохода, вследствие которого возрастает спрос как на торгуемые, так и на неторгуемые товары. Таким образом, полное описание нового равновесия представляет собой производство торгуемых товаров в только что обозначенной точке и производство неторгуемых товаров, значительно превосходящее то, что было до изменения производительности. Этот рост производства неторгуемых товаров вызван ростом доходов и увеличивает его. Поскольку изменение производительности происходит в секторе торгуемых товаров, расширение производства неторгуемых товаров проходит вдоль "старой" кривой предложения неторгуемых товаров. Уровень их цен p h. Идет вверх по мере роста производства вдоль этой кривой. Следовательно, во всех этих трех случаях (B1a, B1b, и B1c) мы имеем рост p h, в то время как p t остается неизменным. Что отличает эти случаи от 15 других, так это то, что уровень цен в секторе, где растет производительность (торгуемых товаров) не снижается. Вместо этого, он остается неизменным, но уровень цен другого сектора (p h ) поднимается. Таким образом, результат для реального валютного курса остается "нормальным". Относительны цены в секторе падают с ростом производительности.

X. Выводы Надеюсь, что эта работа поможет читателю яснее увидеть то, как рост производительности влияет на объем производства, цены и реальный валютный курс.

Главной целью является показать, что не следует ожидать повышения реального валютного курса, как естественного следствия роста ВНП на душу населения. Это ожидание верно тогда, когда рост производительности происходит преимущественно в секторе торгуемых товаров, но результат получается прямо противоположным, когда производительность растет в секторе неторгуемых товаров.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.