WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
www.iet.ru Арнольд С. Харбергер Калифорнийский Университет, Лос-Анжелес ЗАПИСКА ПО ВОПРОСУ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ И РЕАЛЬНОГО ВАЛЮТНОГО КУРСА Международная конференция «Экономический рост: после коммунизма» 20-21 марта 2002 г., Москва Целью данной работы является дидактическое описание соотношения между изменениями в производительности и реальным валютным курсом. Она предназначена для следующей аудитории: a) для экономистов, в чьих институтах бытует мнение, что рост производительности совершенно естественным образом приводит к падению реальной рублевой цены доллара; и b) для экономистов, которые хотели бы яснее понять, как именно повышение производительности должно повлиять на реальный валютный курс. Автор постарался изложить материал, по возможности, прямо и просто, чтобы сделать его доступным как можно большему количеству читателей. Тем не менее, для понимания данной работы нужны некоторые знания в области экономики.

Позвольте начать с краткого экскурса в недавнюю "историю реального валютного курса“ России. До валютного и банковского кризиса 1998 г. курс рубля был значительно завышен (т.е. доллар был дешев) в реальном выражении. Затем грянул кризис, который принес с собой резкую девальвацию рубля (как в номинальном, так и в реальном выражении). Эта девальвация послужила хорошим стимулом для производства торгуемых товаров (чья рублевая цена имеет тенденцию изменяться наряду с ценой доллара). Большая часть увеличения производства торгуемых товаров сосредоточилась на товарах, замещающих импорт; характерно, что в аналогичной ситуации реакция экспортного производства была более постепенной (хотя в итоге - не менее значимой), чем производства импортозамещающих товаров.

Особое место в нашей истории должно быть отведено экспорту нефти и газа, бум которого начался в середине 1999 г. и был вызван резким ростом мировых цен на данные товары. Он породил избыток долларов, приведший к прогрессивному снижению реальной стоимости доллара. Похоже, что к настоящему времени бум цен на нефть прошел, делая в предстоящие годы маловероятным стабильное и непрерывное реальное удорожание рубля за счет быстрого роста цен на нефть. Тем не менее, многие экономисты верят, что подобное непрерывное удорожание действительно возможно. На вопрос о вероятном источнике такого роста, типичным ответом является: "Повышение производительности".

С этого интуитивного ответа и начинается данная работа, в которой мы будем задавать примерно такие вопросы :

Какие связи существуют между повышением производительности и изменениями реального валютного курса b) Являются ли эти связи общими и идущими в одном направлении, так что мы можем ожидать, что всякий рост производительности приведет к повышению РВК ; или же сложными, при которых одни виды роста производительности вызывают повышение РВК, а другие – его понижение c) Всегда ли эти связи одинаковы, или они в определенной степени зависят от состояния экономики и рынка труда В частности, отличается ли влияние роста производительности на реальный валютный курс в периоды полной занятости населения (равновесие рынка труда, отражающее гибкую коррекцию номинальной и реальной заработной платы) от периодов существования безработицы (неустойчивость рынка труда, отражающая определенный застой в процессе коррекции заработной платы) I. Типично ли повышение РВК для периодов быстрого роста Отличной отправной точкой нашего путешествия может послужить Рис. 1. На нем показано, как реальный курс японской валюты падал почти непрерывно в период, когда японская экономика переживала очень быстрый рост. (Следует отметить, что здесь реальный валютный курс определяется как "реальная йена к реальному доллару". Снижение этого курса означает, что доллары дешевеют в реальном выражении, а значит йены становятся дороже.) Высокий рост японской экономики в этот период свидетельствует о быстро растущей производительности. Таким образом, Рис. 1 может служить иллюстрацией того, что имеется в виду, когда предполагают твердую и однонаправленную связь между повышением производительности и снижением реальной цены иностранной валюты.

Но четкая и ясная картина, предстающая перед нами на Рис. 1, погружается в туман, если мы рассмотрим другие случаи очень быстрого роста ВНП на душу населения. На Рис. 2a - 2h представлены графики похожие на изображенный на Рис. 1. Поражает то, что ни на одном из них не прослеживается такого же четкого негативного соотношения, которое мы видим на Рис. 1.

Позвольте сформулировать загадку следующим образом. Японский опыт, представленный на Рис. 1, в точности отражает интуитивную догадку многих экономистов о том, что нормальным или типичным является то, когда растущая производительность отражается на снижении реальной цены иностранной валюты. Однако, другие рисунки не подтверждают этого заключения. Что нам необходимо, так это достичь понимания и полной определенности, почему дело обстоит именно так.

II. Решение загадки: Соотношение торгуемых и неторгуемых товаров Позвольте приступить к этому разделу с замечания о том, что во многих теоретических работах по реальному валютному курсу дается определение РВК как соотношения P t /P h, цены торгуемых товаров, поделенной на цену домашних (неторгуемых) товаров. Это определение - не самое полезное для практического измерения РВК, но оно имеет преимущество концептуально очень четкого и недвусмысленного. Поэтому пока будем продолжать рассуждения, основываясь на данном определении..

Ключом к решению загадки предыдущего раздела является то, что японский период быстрого роста характеризовался гигантским и непрерывным повышением производительности в секторе торгуемых товаров в сочетании с почти застоем в производительности в секторе домашних (неторгуемых) товаров. В ту эпоху гигантского роста в Японии шел процесс овладения технологическими тонкостями производства автомобилей, камер, техники "hi-fi" и других электронных потребительских товаров, компьютеров, ксероксов и т.д. Доля Японии на мировом рынке экспорта всей этой продукции стремительно росла. Для многих рынков японская марка стала символом высокого качества. Но в то время, как в производстве торгуемых товаров происходила столь невероятная трансформация, в секторе неторгуемых товаров наблюдалось серьезное сопротивление технологическим новшествам. Похоже, что оно возникало вследствие социо-политического давления. В городах интересы владельцев мелких магазинов защищались при помощи возведения многочисленных бюрократических и юридических барьеров на пути создания супермаркетов и других современных торговых цепей. В сельской местности под защиту были взяты мелкие фермеры-производители риса и овощей. Хорошо известно, что до недавнего времени рис в Японии продавался по цене в три раза превосходящей цену на мировом рынке. Несмотря на все практические цели, протекционистские меры изолировали фермеров от международной конкуренции, таким образом эффективно смещая большую часть японской сельскохозяйственной продукции из сектора торгуемых в сектор неторгуемых товаров. Большинство сельскохозяйственных продуктов по природе своей являются торгуемыми, таким образом, превращая свою внутреннюю цену в функцию от мировой цены на соответствующие продукты. Но когда протекционистские меры достаточно сильны, они могут нарушить эту зависимость и заставить внутренние цены зависеть исключительно или в основном от силы внутреннего спроса и внутреннего предложения. Именно это подразумевается под высоко протекционистским перемещением продукта из сектора торгуемых в сектор неторгуемых товаров.

Так каков же сценарий, разыгрывавшийся в Японии с 1960-х по 1980-е годы Рассмотрим мировые цены на торгуемые товары, определяемые на международных рынках.

Япония не может на них влиять (в значительной степени). Добавьте сюда очень большое увеличение коэффициента производительности в целом в секторе торгуемых товаров. Одним из возможных результатов этого могло бы стать ежегодное увеличение производства торгуемых товаров на l процентов, и одновременное падение их цены на l процентов. При совмещении этого с теми же коэффициентами производства, которые существуют в секторе;

увеличение выхода продукции обусловлено повышением производительности при тех же затратах труда и капитала.

Если такое происходит, то это и есть то новое равновесие, порожденное тем, что я называю случаем Кобба-Дугласа. Формально этот случай должен был бы характеризоваться функцией полезности Кобба-Дугласа, управляющей распределением конечного спроса между торгуемыми и неторгуемыми товарами, и функциями производства Кобба-Дугласа, управляющими процессами производства внутри каждого из этих секторов. Но экспозиция каждого из следующих разделов не будет формальной. Напротив, будет выстроена удобная функция собственности Кобба-Дугласа – а именно то что в условиях конкуренции функция полезности Кобба-Дугласа дает толчок росту функциям спроса, в которых доля общих расходов, выделенных на каждый конечный продукт, является константой. Аналогично, функция производства Кобба-Дугласа приводит к спросу на такие производственные факторы, каждый из которых (в данном секторе) в условия конкурентной борьбы получает постоянную долю общих издержек на продукцию данного сектора.

III. Случай Кобба-Дугласа: Рост производительности в производстве торгуемых товаров Случай Кобба-Дугласа легко приводится к относительно простой экспозиции. Поэтому я представляю ее в первую очередь, чтобы познакомить читателя с основными направлениями анализа. Что отличает случай Кобба-Дугласа, так это простота отношений спроса, возникающих их него. Функция полезности Кобба-Дугласа приводит к таким функциям спроса, в которых постоянные доли дохода ( a t, a h ) соответственно тратятся на продукцию секторов торгуемых и неторгуемых товаров. В свою очередь, производственная функция Кобба-Дугласа приводит к тому, что постоянные доли [ b,(1- b ); g,(1- g )] общей выручки в каждом секторе расходуются на оплату факторов труда и капитала, используемых в данном секторе.

В нашем анализе примем установленные производственные фонды каждого сектора за постоянную величину в рассматриваемый период времени. Это относит наш анализ к кратко среднесрочному, что особенно нам подходит, когда мы рассматриваем динамику реального валютного курса за периоды меньшие, чем десятилетие. Таким образом, труд становится переменным фактором производства. В стандартной ситуации естественными предпосылками является то, что рынок труда пребывает в состоянии равновесия до и после анализируемых изменений. Это означает, что единая ставка заработной платы w должна уравновешивать рынок труда.

Рассмотрим первый случай (подробно представленный в Таблице 1) повышения производительности в секторе торгуемых товаров. Это приведет к сдвигу функции предложения в объеме производства данного сектора, поскольку те же самые ресурсы смогут производить больше продукции. Точка на кривой предложения, показывающая, что единиц продукции предлагаются по цене 1.0, превратится ( после 10% изменения в производительности и при поддержании постоянной ставки заработной платы) в точку, где 330 единиц продукции предлагаются по цене 0.91. Общая выручка останется прежней, обеспечивая эти факторы возможностью получать те же платежи, что и раньше. Более того, в этой новой точке сохранилось бы требуемое соотношение (w = MPL p ) между оплатой t труда и ценой дополнительной продукции, поскольку оплата труда осталась бы прежней, а дополнительная физическая продукция выросла бы на 10%, в то время как цена продукции снизилась бы на 10%.

Выясняется, что превращение первоначальной точки равновесия и является новым равновесием в случае Кобба-Дугласа. Здесь мы принимаем оплату труда за масштаб цен. На долю труда приходится 2/3 из 300 единиц продукции сектора торгуемых товаров, и 1/2 из единиц продукции сектора неторгуемых товаров. Следовательно, на труд приходится общая выручка за 300, в то время как фактор основных средств получает 200. При сохранении прежнего уровня номинальной заработной платы и фиксированного предложения труда, общий счет зарплаты (300) останется прежним и после изменения производительности, как и общий национальный доход (500) в номинальном выражении.

В подобных обстоятельствах нет причин для изменений равновесия сектора неторгуемых товаров. Общие расходы на неторгуемые товары все еще 200; заработная плата не изменилась, так что все та же цена 1.0, которая уравновешивала рынок с самого начала, будет продолжать это делать и после изменения производительности.

В этом случае изменение производительности отражает растущий объем производства и снижение цен на продукцию сектора торгуемых товаров. Это - единственные изменения и они подразумевают снижение номинального валютного курса E с 1.0 до 0.91. Мировая цена на торгуемые товары принимается как фиксированная на уровне 1.0, но номинальная цена доллара падает, чтобы привести внутреннюю цену на торгуемые товары к 0.91.

Таб. 1 объединяет все вышеприведенные предположения. Предположения КоббаДугласа подразумевают, что труд в секторе торгуемых товаров будет получать a t b от общих затрат, в то время как труд в секторе неторгуемых товаров будет получать a h g от общих затрат. Таким образом, труд в целом получает постоянную долю ( a b + a g ) от общих t h затрат. Эта доля равна 60% в примере, данном в Таб. 1. Но мы сохраняем ставку заработной платы постоянной (как масштаб цен в нашем упражнении). Поэтому общие выплаты по заработной плате остаются прежними (300) в номинальном выражении как до, так и после повышения производительности. Постоянная доли труда подразумевает, что общие затраты должна оставаться прежними (500) как до, так и после изменения производительности. Это, в свою очередь, означает, что общие затраты на неторгуемые товары остаются прежними (200) в номинальном выражении. Поскольку номинальная ставка заработной платы остается все той же, не произошло ничего, что изменило бы равновесие неторгуемых товаров. Цена (p h ) остается 1.0, а количество (q h ) остается 200.

Большие изменения происходят в секторе торгуемых товаров, как следствие повышения в нем производительности. Цена продукции (p ) снижается с 1.0 до 0.91, а t количество возрастает с 300 до 330. Той переменной, которая изменяется для того, чтобы привести к снижению p t,, является E, номинальный валютный курс. В основе здесь лежит предпосылка о том, что торговля сбалансирована как до, так и после повышения производительности. Поскольку заработная плата является здесь масштабом цен, а мы проводим анализ полного равновесия, то для того, чтобы прийти к сбалансированной торговле, у нас должен быть гибкий валютный курс. Таким образом E, номинальный валютный курс, становится инструментом, в определенном смысле "легализующим" снижение p t с 1.0 до 0.91.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.