WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Долгое время. Россия в мире» — это широкий срез истории экономики, от времен неолита и до наших дней. За последние несколько лет было опубликовано несколько подобных книг, однако ни одна из них не сочетает в себе марксистской диалектики и специфического видения России изнутри. И сегодня я хотел бы сосредоточить свое внимание на том, что способно такое видение в сочетании с марксистскими традициями предложить экономистам и историкам экономики. Книга с российской перспективой напоминает одну из тех карт, в центре которых изображена страна, опубликовавшая такую карту 0.

Такая перспектива обладает своими преимуществами, поскольку российская история отличается внутренней последовательностью, которая обеспечивает уникальный взгляд на историю экономического развития, что, в свою очередь, позволяет взглянуть на давно известные идеи с новой точки зрения. Я хочу обратить особое внимание на некоторые элементы этой истории, сравнимые с историей Соединенных Штатов, а также рассмотреть две идеи, выведенные на основании марксистского лексикона: прибыль и противоречия.

Я начну с того, что ознакомлю вас со своей точкой зрения на российскую перспективу — взглядом со стороны.

3. Экономическая история в российской перспективе С самого начала экономическая история России и Российской империи определялась быстрым образованием мощного централизованного государства (что послужило серьезным стимулом объединения нации — аналогичная ситуация, хотя и в меньшей степени, наблюдалась во Франции), параллельным возникновением крепостного права (имевшего место во времена поздней Римской империи) и наличием обширной территории, которая требовала контроля. Появление такого государства было уникальным в европейской истории, да и во всем древнем мире (аналогичным путем образовалась только Китайская В картах мира каждая страна помещает себя в центре. Такой подход китайцы называют Чжун Го, или Срединное царство. Самыми странными выглядят карты северного полушария, изданные в Австралии, Южной Африке и Новой Зеландии, на которых объекты изображены вверх тормашками.

Российская финансовая категория «чернозём» очень похожа на более поздние римские категории налога на землю. Поскольку никакой генетической связи здесь быть не может, такое подобие, вероятно, возникло в результате схожих условий с низкой заселенностью и потенциальной мобильностью населения, что работало против системы, основанной на доминировании знатных личностей. Римская система рассматривается Жаном Дюрле [Durliat, 990] и Уолтером Гоффартом [Goffart, 97 ].

Джордж ГРЭНТАМ империя). Вторым важнейшим фактором послужило отсутствие выхода России к морю, что привело к развитию транспортного сообщения по суше и крупным рекам и было основным стимулом экономического развития Россия вплоть до XIX века. В этом смысле развитие изолированной страны в XII—XIII веках, занимавшей участок территории с юго-востока на северо-запад между Рязанью, Тверью, Мологой и Нижним Новгородом, кажется мало удивительным [Morris, 97 ]. Никто из тех, кто видел великолепные церкви, построенные во Владимире и его окрестностях, не сможет усомниться в том, что в конце XII — начале XIII века это был процветающий регион.

Торговлю на значительные расстояния, как правило, называют одним из основных стимулов раннего развития России, в силу того, что большая часть сохранившихся документов этого периода связана именно с экономической деятельностью. Однако в середине XII века основной торговый путь между Востоком и Западом, который ранее пролегал вдоль Волги, сместился в регион Средиземного моря.

Развитие региона, характеризующегося серыми почвами, на восток от Киева предполагает, что при определенных обстоятельствах сельское хозяйство может автоматически достичь значительного уровня производительности без привязки к международным отношениям.

Это и послужило отправной точкой. Благодаря своему особому историческому пути экономика страны оставалась автономной. Россия, возглавляемая царями, географически оставалась частью Европы, сохраняя при этом независимый политический курс. Как ни посмотри, это необычный регион для рождения цивилизации.

4. Крепостное право Проблема крепостного права и его долгосрочных последствий для развития российской экономики является серьезным вопросом, вызывающим смятение у стороннего наблюдателя. И хотя я боюсь показаться банальным или даже смешным, я все-таки выскажу свою точку зрения на этот вопрос, которая сформировалась у меня после прочтения книг Гайдара и некоторых стандартных трудов по истории России. Во-первых, необходимо отметить, что к концу XVIII века можно провести некоторые параллели между крепостным правом и рабством в Америке. Рабство представляло собой форму собственности, которую можно накопить, продать, передать по наследству, проиграть и отдать в залог, а затем использовать и для накопления свободных материальных ценностей. То же самое можно сказать и о крепостном праве. И крепостное право, и рабство, являясь формой собственности в отношении людей, кроме обеспечения договорных отношений и других форм собственности, требовало общего поддержания порядка.

Как отмечал Адам Смит в «Богатстве народов».

Критическая важность коллективной охраны при определении и обслуживания прав собственности в Америке рассматривается Гэвином Райтом [Wright, 006].

14 Размышления над наследием Гайдара Как и при рабовладельческом строе, при крепостном праве зачастую возникали случаи крайне жестокого обращения с людьми, однако крепостное право предоставляло возможность «нанести ответный удар», как совместно, так и в индивидуальном порядке. При этом между данными двумя формами отношений существуют серьезные различия.

С самого начала рабство в Америке носило коммерческий и капиталистический характер. Рабы покупались у работорговцев с Африканского побережья, а затем продавались на колониальных рынках от Бразилии до Род-Айленда. С самого начала их статус, как и в случае со службой по договору об отдаче в ученичество, определялся имущественным правом, и в течение XVII века это привело к созданию кодекса рабства, который предусматривал, что потомки рабов также являлись собственностью хозяина [Morgan, 975; Galenson, 986].

Крепостное право тоже было наследуемым, однако статус крепостных брал начало от финансовых операций царизма, которые требовали наличия крепостных крестьян на облагаемых налогом землях.

Постепенное ужесточение ограничений передвижения крепостных крестьян в 550— 700 годы было вызвано не выгодой частных лиц в стране, основными товарами которой оставались меха, мед и воск, не требовавшие больших трудозатрат, а необходимостью обеспечения землями государства. Крестьяне, которые не платили налоги непосредственно государству, платили их опосредованно своему землевладельцу. Первые назывались государственными крепостными. Гайдар полагает, что разница между крепостным правом в России и Европе (кроме временного отрезка) заключается в том, что в Европе крепостное право было «договорным», тогда как на востоке оно основывалось исключительно на принуждении, как и рабство в Америке [Gaidar, 0 ]. Это слишком просто. И восточное, и западное крепостное право основывалось на финансовых системах, навязанных централизованным государством. Разница между Первым и Третьим Римом заключалась в том, что институты, привязывавшие крепостных крестьян к земле на Западе, образовались во время ослабления центрального правительства, а на Востоке — во время его усиления. Считается, что возникновение «второго крепостного права» к востоку от Эльбы стало возможным в результате ослабления влияния немецких правителей по отношению к землевладельцам [Brenner, 976]. В России ситуация носила совершенно противоположный характер.

Таким образом, крепостные крестьяне являлись субъектами собственности еще до того, как стали собственностью. В отличие от рабов статус крепостного означал, что крестьяне могут нести воинскую и налоговую повинность. Государство было заинтересовано в защите крестьян, как минимум исходя из этих соображений. На практике это означало ограничение типов сделок, которые владельцы могли совершать в отношении своей живой собственности. Владельцы могОтец Ф. М. Достоевского погиб от рук своих крепостных.

Джордж ГРЭНТАМ ли по своему желанию перемещать крепостных крестьян в рамках своих владений, но не могли передавать их другим землевладельцам [Blum, 96 ]. Было крайне сложно, практически невозможно, продать крепостных с тех земель, за которыми они были закреплены по закону. В начале XVIII века, когда купцы получили право покупать крепостных для работы на заводах, «профессиональные крепостные» закреплялись за заводом и не могли продаваться отдельно от него.

Такие ограничения являются наглядным свидетельством колонизации Новой России, которая достигалась главным образом за счет добровольной миграции, в отличие от принудительного перемещения человеческой собственности в США до войны. Такой подход обеспечивал более быстрое и эффективное размещение рабочей силы в тех местах, где она была наиболее эффективной [Wright, 006]. В этом смысле масштабное переселение крепостных на Урал к рудным месторождениям в XVIII веке в России, аналогично довоенной транспортировке рабов в дельту реки Миссисипи, может рассматриваться как попытка удовлетворить огромную потребность в рабочей силе, вызванную быстрым ростом коммерческих возможностей. Благодаря такому массовому переселению были достигнуты удивительные темпы роста. В период с 800 по 860 год среднегодовой уровень производства хлопка в США увеличивался более чем на 5% в год. В период с 7 0 по 800 год производство железа в России, которая к середине века заняла лидирующую позицию в мире, ежегодно увеличивалось на 6, % 5. Приведенные мною случаи принудительного переселения в коммерческих целях имели еще одну общую черту: в отличие от заселенных сельскохозяйственных районов, где крепостные были до некоторой степени защищены благодаря общине и до некоторой степени свободны благодаря возможности возделывать собственные владения или заниматься надомным производством, выплачивая своему владельцу оброк, «профессиональные» крепостные в горнодобывающих районах Урала работали в тяжелейших условиях как рабы и стали движущей силой пугачевского восстания, к которому отказались присоединиться крепостные из центральной России.

«Рынок» крепостных отличался от невольничьего рынка. Невольничьи рынки представляли собой рынки реального товара, которые, согласно эконометрическому исследованию, позволяли определить трудоспособность отдельных рабов и установить разумную цену [Fogel, Engerman, 97 ]. Кроме того, такие рынки определяли ожидания относительно будущих цен на рабов, что вызывало спекуляции и постоянную тревогу по поводу того, что цена останет В 7 0 году производство составляло приблизительно 000 тонн; к 800 году его уровень достиг 6 5 000 тонн [Falkus, 97. P., 7]. В отличие от России в Британии производство в начале 790-х годов составляло около 5 000 тонн, в середине 790-х годов — только 7 000 тонн; в 805 году, после десяти лет устойчивого роста, — 58 000 тонн [Hyde, 977.

P. — 8]. Российское производство задерживало развитие всех производств во всех остальных странах мира.

16 Размышления над наследием Гайдара ся неизменной, и в конечном счете привело к гражданской войне.

В России ничего подобного не наблюдалось. Когда владельцы говорили о своих крепостных, они имели в виду их количество, а не рыночную стоимость. Первоначально закрепленные за земляными угодьями по финансовым причинам, крепостные не были такими мобильными, как рабы, и в конце XVII — начале XIX веков землевладельцы (то есть владельцы крепостных) активно лоббировали свои интересы в правительстве, чтобы предотвратить конкуренцию с купцами и промышленниками. Если бы они рассматривали крепостных как свои активы, они бы приветствовали дополнительные правопритязания, поскольку это увеличило бы стоимость крепостных.

Такое поведение значительно ближе к поведению плантаторов с Юга США после гражданской войны, которые активно способствовали эмиграции черного населения в целях удержания низкой заработной платы [Wright, 986].

Долгосрочное воздействие крепостного права на экономические показатели России нельзя определить без проведения вероятностного анализа альтернативного сценария развития экономики без крепостного права, с сохранением при этом целостности государства. Самым простым случаем отсутствия вмешательства является общество свободных крестьян, перемещение которых ограничивалось системой внутренних паспортов, без чего сложно представить возможность сбора налогов, необходимых для поддержания государственности.

Гайдар считает, что коллективное обязательство по выплате налогов, установленное благодаря созданию общины, сдерживало инновации в сфере промышленности и сельского хозяйства. Административные расходы на обложение прямыми налогами отдельных крестьян были такими, что альтернативы налогам на основании прямого совокупного благосостояния, распределенного между резидентами в соответствии с торговым балансом их доли в такой общине, не кажутся реалистичными. Любая возможная налоговая система отражала бы существенные признаки отмены крепостного права. При условии, что замедляющим фактором являлся налог на относительные материальные блага, разница между крепостным правом и приемлемой формой свободного фермерского хозяйства кажется достаточно небольшой.

Таким образом, мы возвращаемся к тому, что основными ограничениями для предпринимательства являлись физические факторы, такие как перемещение и доступ к требованиям рынка.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.