WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

При этом некоторые нормы Закона № 275-ФЗ могут рассматриваться как противоречащие Закону № 139-ФЗ. Проблема заключается в том, что Закон № 275-ФЗ жестко ограничивает круг НКО, уполномоченных создавать целевой капитал. Согласно данному закону, формировать целевой капитал могут исключительно:

- фонды;

- автономные некоммерческие организации;

- общественные организации;

- общественные фонды;

- религиозные организации148.

Такая форма НКО, как «государственная корпорация», к числу организаций, уполномоченных формировать целевой капитал, не относится. И, поскольку Закон «О российской корпорации нанотехнологий» не делает уточнений относительно порядка применения норм Федерального закона № 275-ФЗ по отношению к деятельности Корпорации, это можно трактовать как запрет на формирование Корпорацией нанотехнологий целевого капитала.

Порядок и условия его формирования Корпорацией также практически не урегулированы. Даже если предположить, что Корпорация со временем сможет формировать целевые фонды, необходимо будет решить проблему отбора управляющих компаний, получающих средства Корпорации нанотехнологий в доверительное управление, ведь Закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» предполагает необходимость привлечения внешнего управляющего для работы с целевым капиталом.

Согласно ст. 2 Закона, целевой капитал некоммерческой организации представляет собой сформированную «за счет пожертвований, внесенных жертвователем (жертвователями) в виде денежных средств, часть имущества некоммерческой организации, переданную некоммерческой организацией в доверительное управление управляющей компании для получения дохода, используемого для финансирования уставной деятельности некоммерческой организации или иных некоммерческих организаций, в порядке, предусмотренном Федеральным законом».

В Законе № 139-ФЗ, а также в подзаконных нормативных актах какие-либо нормы, посвященные условиям отбора компаний, управляющих целевыми фондами Корпорации, обнаружить не удалось. Для сравнения следует отметить, что другие институты развития передают государственные средства в управление частным компаниям на Согласно ст. 2 Закона № 275-ФЗ, собственником целевого капитала может являться только некоммерческая организация, созданная в организационно-правовой форме фонда, автономной некоммерческой организации, общественной организации, общественного фонда или религиозной организации.

Раздел Институциональные проблемы более прозрачной основе. Так, хотя бы в общем виде критерии отбора венчурных управляющих компаний установлены Российской венчурной компанией (РВК).

В результате можно сделать вывод о том, что если нормы Закона «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» будут применяться по отношению к целевым фондам Корпорации без каких-либо изъятий, возможные направления вложения целевого капитала окажутся ограничены.

Деятельность Корпорации имеет и ряд отличий от прочих институтов развития.

Помимо более «узкой» сферы вложения средств, законодатель определил и ряд особенностей их размещения. Так, если Внешэкономбанк и РВК ориентированы на обеспечение хотя бы минимальной рентабельности финансируемых проектов, то Корпорация в большей степени ориентирована на субсидирование инновационных разработок, а задача обеспечения их рентабельности перед ней не ставится.

Следует отметить, что хотя в области субсидирования нанотехнологий Корпорация не конкурирует с другими институтами развития, ее деятельность по своим целям в значительной степени дублируется органами государственной власти, реализующими Федеральную целевую программу «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008–2010 годы»149. В числе государственных заказчиков Программы указаны: Федеральное агентство по науке и инновациям, Федеральное агентство по образованию, Федеральное агентство по атомной энергии, Федеральное космическое агентство, Федеральное агентство по промышленности, Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии и Федеральная служба по техническому и экспортному контролю. При этом в роли заказчика-координатора выступает Министерство образования и науки Российской Федерации.

Следует отметить, что Российская корпорация нанотехнологий среди получателей бюджетных средств в указанной целевой Программе не упоминается, в связи с чем не ясно, каким образом она взаимодействует с государственными заказчиками по этой Программе.

За счет средств, выделяемых через данную Программу, как и за счет средств Роснанотеха, финансируются разработка и продвижение на рынок нанотехнологий.

Государственная корпорация «Ростехнологии». В ноябре 2007 г. был принят Федеральный закон от 23.11.2007 № 270-ФЗ «О государственной корпорации “Ростехнологии”», на основании которого формируется еще одна государственная структура, получающая из федерального бюджета значительные средства на развитие инноваций и отрасли высоких технологий.

Согласно ст. 3 указанного Закона, целью деятельности Государственной корпорации «Ростехнологии» является «содействие разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции путем обеспечения поддержки на внутреннем и внешнем рынках российских организаций – разработчиков и производителей высокотехнологичной промышленной продукции, привлечения инвестиций в организации различных отраслей промышленности, включая оборонно-промышленный комплекс».

Таким образом, деятельность новой корпорации, помимо «гражданских» инноваций, охватывает также коммерциализацию военных разработок и разработок двойного См. Постановление Правительства РФ от 02.08.2007 г. № 498.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2007 году тенденции и перспективы назначения. Следует отметить, что создание Корпорации на этапе разработки закона о ее деятельности150 мотивировалось не столько необходимостью повышения прибыльности торговли высокими технологиями, имеющими отношение к военной промышленности, сколько необходимостью развития высокотехнологичного сектора экспорта вообще. Созданию ГК «Ростехнологии» предшествовал комплексный анализ положения России на мировом рынке высоких технологий151, в котором указывалось на крайне низкую долю РФ на мировом рынке высоких технологий (не более 0,5%), а также проблемы с экспортом продукции гражданского машиностроения. Однако в результате Закон о ГК «Ростехнологии» оказался приспособлен главным образом для оборонной отрасли. Работа ГК «Ростехнологии» в существующем виде, по нашему мнению, едва ли может способствовать улучшению ситуации в области гражданского машиностроения и экспорта невоенных технологий, так как ни в Законе № 270-ФЗ, ни в каких-либо официальных планах и программах об инвестициях в эту сферу посредством использования ГК «Ростехнологии» ничего не говорится.

Направления деятельности Корпорации в значительной степени пересекаются с направлениями деятельности Внешэкономбанка, РВК и Корпорации нанотехнологий.

Так, и «Ростехнологии», и прочие институты развития призваны содействовать экспорту наукоемкой продукции; и «Ростехнологии» и Внешэкономбанк вправе осуществлять «работы, связанные с использованием сведений, составляющих государственную тайну». Как следствие, участие Банка развития в проектах, реализуемых в оборонной отрасли, оказывается возможным наряду с участием «Ростехнологий».

Однако по сравнению с другими институтами развития, деятельность «Ростехнологий» оказывается наименее прозрачной. Так, направления деятельности Внешэкономбанка, РВК и даже Корпорации нанотехнологий сформулированы более конкретно, чем направления деятельности ГК «Ростехнологии».

К примеру, в качестве ее основных функций в Законе № 270-ФЗ указаны: «содействие организациям различных отраслей промышленности, включая обороннопромышленный комплекс, в разработке и производстве высокотехнологичной промышленной продукции», «обеспечение продвижения на внутренний и внешний рынки и реализации на внутреннем и внешнем рынках высокотехнологичной промышленной продукции, а также связанных с созданием этой продукции товаров и результатов интеллектуальной деятельности» и т.д. При этом совершенно непонятно, что именно имел в виду законодатель под «содействием» и «участием в реализации государственной политики». Возникает вопрос: могут ли эти функции Корпорации быть реализованы, например, за счет предоставления субсидий, не предполагающих получения прибыли Могут ли они быть реализованы путем предоставления кредитов, гарантий, участия в концессионных соглашениях и т.д. Таким образом, основной проблемой функционирования «Ростехнологий» является исключительная широта полномочий Корпорации на фоне крайней неопределенности целей и задач и порядка ее работы. Проблема усугубляется еще и тем, что в отличие от прочих институтов развития, «Ростехнологии» работают с военными технологиями и технологиями двойного назначения, что в силу их секретности еще сильнее затрудняет «внешний» контроль.

См., напр., http://www.gosrf.ru/print_1486.htm.

Там же.

Раздел Институциональные проблемы * * * Обобщая анализ правовых основ работы некоторых институтов развития, созданных в 2007 г., следует отметить ряд общих проблем, характерных для всех рассмотренных институтов. Основной из них, по нашему мнению, является недостаточная проработанность правовых основ их функционирования.

Принятые в 2007 г. Законы – «О банке развития», «О российской корпорации нанотехнологий» и «О государственной корпорации “Ростехнологии”» – регулируют финансовую деятельность институтов развития только в самом общем виде, обеспечивая руководству вновь созданных государственных корпораций широкие возможности для расходования бюджетных средств, но не создавая при этом адекватной системы контроля за эффективностью их использования.

Так, общей проблемой рассматриваемых институтов развития является их неподконтрольность специализированным органам финансового контроля. К примеру, финансовые операции Внешэкономбанка после того, как он сменил статус кредитной организации на статус государственной корпорации, вышли за пределы финансового контроля, осуществляемого Центральным банком РФ.

Деятельность прочих вновь созданных корпораций практически не может контролироваться такими органами как Росфиннадзор и федеральное Казначейство, так как они не являются получателями и распорядителями бюджетных средств – средства федерального бюджета были переданы им не в качестве бюджетного финансирования, а в качестве вложений в уставный капитал и в других формах, не предполагающих контроля за целевым использованием финансовых ресурсов.

По этой причине даже парламентский контроль, осуществляемый в процессе рассмотрения и утверждения Закона о федеральном бюджете, не затрагивает деятельность данных корпораций.

При этом прямая подотчетность перечисленных институтов развития Президенту и Правительству РФ, по нашему мнению, не может обеспечить необходимого уровня прозрачности их финансовых операций, поскольку Президент и Правительство РФ как органы государственной власти не обладают необходимым аппаратом для проведения детальных финансовых ревизий.

Контроль за деятельностью перечисленных институтов развития мог бы частично обеспечиваться за счет ежегодного аудиторского контроля, который является обязательным и для Внешэкономбанка, и для Ростехнологий, и для Роснанотеха.

Однако во всех трех случаях аудиторов уполномочены выбирать не «внешние» органы, а само руководство перечисленных корпораций. При этом опыт аудиторских проверок, проводящихся в отношении столь крупных клиентов (например, опыт проверок «ЮКОСа»), показывает, что аудиторы далеко не всегда готовы дать объективные заключения, не соответствующие интересам заказчика. Таким образом, проблема прозрачности функционирования вновь созданных институтов развития остается открытой.

Общей для всех институтов развития, созданных в 2007 г., является и проблема пересечения сфер их деятельности. Законы, определяющие круг проектов, получающих поддержку за счет средств институтов развития, практически продублировали друг друга, указав, что наиболее приоритетной сферой являются «инновации».

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2007 году тенденции и перспективы Во-первых, законодатель нигде четко не раскрывает, что именно понимается под «инновациями» для целей бюджетной поддержки (все предпринимавшиеся попытки дать четкое определение этой сфере оказались недостаточно удачными).

Во-вторых, применительно к отбору проектов, реализуемых с участием институтов развития, не установлен четкий порядок экспертизы на предмет их «новизны» и «перспективности» в качестве товара на внутреннем и международном рынках, что также создает определенные риски.

В-третьих, пересечение целей деятельности ряда институтов развития создает своего рода конкуренцию за поддержку наукоемких технологий, близких к стадии завершения. Эта проблема оказалась неожиданной для государства, однако, вполне закономерной. Так, по мнению заместителя руководителя Управления инновационного развития и инфраструктуры Роснауки Шепелева Г.В.152, в силу нехватки финансирования НИОКР на протяжении последних 20 лет число проектов, доведенных до стадии практического внедрения, резко сократилось. Даже в отношении имеющихся разработок отсутствуют бизнес-планы, оценки потенциального рынка сбыта наукоемкой продукции и другая документация. Большинство российских инновационных разработок, которые потенциально могут быть профинансированы институтами развития, не прошло даже стадию опытно-конструкторских работ. В результате создаваемые институты развития и вновь создаваемые инновационные фонды зачастую не могут набрать необходимый «пакет» крупных проектов в сфере высоких технологий, а те проекты, которые находятся на стадии относительной готовности к реализации, существенно дорожают за счет конкуренции среди инвесторов. Это снижает эффективность расходования бюджетных средств, направляемых для поддержки инновационной сферы.

Соответствующие материалы были представлены в докладе на конференции МФТИ в 2007 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.