WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
§ 6. Современные западные концепции экологической эстетики Экологическая эстетика за рубежом своими специфическими средствами исследует глобальную проблему взаимосвязей человека и природы в контексте культуры.

Современный этап ее развития выходит далеко за рамки традиционного рассмотрения темы природы в искусстве и связан, прежде всего, с попытками построения концептуальной философской модели эстетики природы. При этом выделяется три круга вопросов - онтологический, критический и прикладной. Онтологическая проблематика включает в себя теоретическое изучение окружающей среды как эстетического объекта, соотношения экологической эстетики и философии искусства, специфики прекрасного, эстетического, художественного в природе и искусстве. В центре экологической метакритики оказываются категории эстетического идеала, эстетической ценности, гармонии, связанные с эмпирическим описанием, интерпретацией и оценкой эстетических феноменов в окружающей среде.

Практическая эстетика природы рассматривает эстетическое, экологическое, правовое воспитание личности как комплексную проблему. На первый план здесь выдвигаются категории эстетического вкуса, вопросы взаимосвязей эстетики и этики, эстетики и научно-технического прогресса.

Для современной экологической эстетики в целом характерен этический пафос, направленный на поиск общечеловеческих ценностей в природопользовании, технике, искусстве, общественной жизни. Гуманизм и научность как общие принципы исследования противопоставляются технократизму мышления, утилитаризму и эстетизму, воспринимаемым ныне как шоры, сужающие человеческие горизонты, ведущие к дегуманизации личности, общества, окружающей среды. В этой связи внимание концентрируется на проблеме традиций и инноваций в эстетике в целом и экологической эстетике в частности, выдвигается ряд новых концепций, вырастающих из сопоставления нормативной и дескриптивной, формальной и содержательной, активной и пассивной эстетики.

Проблема эстетического объекта является сердцевиной эстетики окружающей среды. При ее теоретическом обсуждении на первый план выдвигается вопрос о специфике окружающей среды по сравнению с другими эстетическими объектами. В решении этого вопроса существует ряд основных тенденций - традиционная, экзистенциалистская, феноменологическая, институциональная, открытая.

Эстетический объект есть "целостность, определяемая в соответствии с общественным договором" (1), - подчеркивает финский исследователь Ю.Сепанма, разрабатывающий институциональный подход к эстетике окружающей среды. Термин "эстетический объект" он считает достаточно двусмысленным. Эстетическим может считаться как объект, обладающий эстетическими качествами (например, красотой), так и любой объект, являющийся предметом эстетических исследований. Ю.Сепанма предлагает следующую классификацию эстетических объектов. Он различает среди них два типа (естественные и искусственные) и три вида. К первому, базовому виду, относятся произведения искусства, ко второму - естественная и искусственная окружающая среда, третий, гибридный, возникает из сочетания двух предыдущих как искусство окружающей среды. Уровень естественности и искусственности, природности и культурности определяется исходя из степени вмешательства человека в природу. Оно может быть косвенным (повсеместное загрязнение окружающей среды не зависит от отдельного субъекта) или прямым (целенаправленное окультурирование природы). Кроме того, существует искусственная окружающая среда, полностью созданная человеком, - интерьеры, городская среда, где незарегулированным остается, быть может, только климат.

Различия между видами эстетических объектов носят принципиальный характер. "Искусство и природа принадлежат к единому эстетическому полю", - подчеркивает А.Данто (2). Однако, согласно Л.Витгенштейну, если произведения искусства являются эстетическими объектами по определению, то объекты окружающей среды становятся эстетическими в зависимости от способа их изучения, то есть эстетический аспект объекта привносится извне субъектом (3). Таким образом, эстетические различия между искусством и окружающей средой носят онтологический характер, что определяет отличие предметов философии искусства (общая онтология искусства) и философии природы (проблема окружающей среды), частью которой и является экологическая эстетика. И если искусство - центральная эстетическая парадигма, то окружающая среда образует вторую независимую основную эстетическую парадигму.

Виды эстетических объектов различаются по многим параметрам. Один из них - роль материальной основы.

Если в искусстве материальная основа и эстетический объект отделены друг от друга (холст, рама, трещины на полотне, отблески света не являются эстетическим объектом в живописи), то в окружающей среде сама материальная основа становится эстетическим объектом.

Вторым существенным отличием является значительно большая зависимость эстетического объекта в окружающей среде от субъекта эстетического восприятия.

Природа, в отличие от искусства, не является органической частью художественной традиции, но она вписана в определенный культурный контекст. Способность к отбору, эстетический вкус воспринимающего имеют решающее значение при определении ее эстетичности. Большая степень свободы субъекта в оценке данного объекта отличает его от других эстетических объектов.

Ю.Сепанма предлагает различать слабые и сильные эстетические объекты. Первые полностью зависят от субъективной эстетической оценки. Эстетическая ценность вторых подкрепляется этической и другими ценностями.

Искусство, чьим стержнем является эстетическая ценность, относится им к слабым эстетическим объектам.

Природа, эстетическая ценность которой не должна наносить ущерба другим ценностям, чтобы не обернуться эстетизмом, формалистической красотой, - к сильным.

Эстетическое восприятие окружающей среды может быть пассивным и активным - пропущенным через практику, знания, критику. Большинство экологически ориентированных эстетиков настаивает на необходимости формирования активного эстетического отношения к природе, выступающего высшей ступенью практического отношения к ней. Основу восприятия окружающей среды, как эстетического объекта, составляет эстетический опыт, накопленный в искусстве. В сочетании с этическими, психологическими, социологическими знаниями о природе он составит качественное новое экологическое ноу-хау.

Путь к выяснению природы эстетического объекта лежит через сравнительный анализ прекрасного в природе и искусстве.

Определяя проблемное поле и задачи экологической эстетики, Ю.Сапанма подчеркивает важность преемственности традиций эстетических исследований применительно к этой новой научной сфере. К числу наиболее значимых из них принадлежат философия прекрасного, философия искусства и философия художественной критики.

Возможно эстетическое и не-эстетическое (моральное, интеллектуальное, деятельностное, религиозное и др. ) употребление термина "прекрасное". Экологическая эстетика строится на стыке эстетической и неэстетической трактовки прекрасного. По мнению Т.Жессопа, в ней сливаются воедино традиционные эстетические ценности искусства и эстетические ценности окружающей среды, рассмотренные сквозь призму этики, то есть внешняя (формы, цвета) и глубокая внутренняя красота (основанная на морали, научном знании). Таким образом, окружающая среда как эстетический объект представляет собой "единство чувственной и идеочувственной красоты" (4).

Любой объект окружающей среды может получить статус эстетического, если наблюдатель обладает эстетическим опытом, утверждает П.Зиф (5). Объектом эстетического созерцания не может быть лишь засохший навоз и вывалявшийся в грязи крокодил. Все, что видит глаз, может быть таким объектом - решающее значение здесь имеет выбор наблюдателя, специфика его восприятия и способ наблюдения. Глаз смотрящего на окружающую среду подобен объективу фотоаппарата. И если произведения искусства, специально предназначенные для эстетического созерцания, ему особо благоприятствуют, то эстетическим объектом в природе может быть все, что угодно, различаемое чувствами (зрение, слух, вкус, обоняние, осязание) или интеллектом. Конституирование эстетического объекта зависит от психологической готовности и эстетической предрасположенности человека. Таким образом, граница пролегает не между прекрасным и безобразным (они оба относятся к сфере эстетического), а между эстетическим и вне-эстетическим, то есть внешним по отношению к эстетическому созерцанию. Статус эстетического зависит не от характера объекта (он может быть любым), но от аспекта и способа его изучения, собственно эстетического, а не како го-либо другого (морального, интеллектуального, деятельностного) отношения к нему.

Спецификой современного искусства является переход от традиционных художественных задач к новым сферам, близким к теоретико-философским, в результате чего возникает метаискусство в духе витгенштейнианской лингвистической игры, полагает Ю.Сепанма. Он предлагает различать "тяжелые" эстетические ценности (шок, страх, банальность, неуклюжесть) как признак резкого отклонения от традиций. В результате их возникновения искусство отделилось от красоты, а может быть, и от эстетики. Из искусства исчезают не только прекрасное, но и конкретность (концептуальное искусство), замысел (хепенинги), постоянство (саморазрушающееся искусство), неизменность (боди-арт).

Эстетика окружающей среды как наука оказывается в центре пересечения культурных традиций. Ю.Сепанма определяет ее как эстетику реального мира в отличие от эстетики воображаемого мира искусства. Граница между ними подвижна: архитектурные постройки, скульптуры, сады одновременно являются и частями окружающей среды и произведениями искусства; они могут возвратиться в естественное состояние (руины, одичавший сад и т.д.).

Произведения искусства могут временно принадлежать к эстетике окружающей среды как физические и эстетические объекты, но их постоянная функция - служить художественными моделями. Подлинный же объект эстетики окружающей среды - живая и неживая, естественная и технизированная природа.

Таким образом, экологическая эстетика в значительной мере преодолевает односторонность институционализма благодаря аксиологическому и функциональному подходу к окружающей среде, тесной связи с этикой, конкретными науками, общественной практикой. Плодотворным представляется акцент на активном характере эстетического отношения к природе, проблемах онтологии, взаимосвязи традиций и инноваций. Однако увлеченность предметом исследования ведет к известной недооценке искусства как "слабого" эстетического объекта, герметичного, полностью автономного мира воображения, оторванного от действительности. Это связано, на наш взгляд, с институциональной установкой на отделение искусства от морали, принципиальное отторжение аксиологических критериев. Возникшие трудности в выявлении специфики искусства, лакуны в анализе его социальных и иных функций оказались особенно явными на фоне концептуального исследования окружающей среды как эстетического объекта, синтезирующего экологическую красоту, эстетическую ценность и практическое ноу-хау.

Существенный интерес представляет понятийный аппарат экологической эстетики за рубежом. Его структуру образуют основные понятия (окружающая среда, природа, ландшафт, вид) и уровни восприятия прекрасного (внешний - внутренний, формальный - содержательный, визуальный - интеллектуальный, эмоциональный - рациональный). К внешнему уровню принадлежат, например, цвета, формы, пропорции, образующие гармонию. К рациональному уровню относится восприятие красоты структуры эстетического объекта. В этой связи внимание концентрируется на категориях чувственно-прекрасного и концептуально-прекрасного, присущих как природе, так и искусству, но в неодинаковой мере. Если для искусства базовой является чувственная красота, то для окружающей среды превалирующее значение имеет сплав концептуально-прекрасного и этического. Вводится новый термин "экологическая красота", чья суть заключается в понимании структуры, функциональности, целесообразности экологической системы. Это комплексная, сложная, рациональная красота, оперирующая категориями экономности, простоты и т.д. Вопрос о том, вводит ли экологическая эстетика в научный оборот новые категории, остается открытым. В настоящее время ею активно используются категории философской эстетики, искусства, естественных наук, обыденного сознания, что сказывается и на определении "экологической красоты". Этот тип красоты сравнивается с понятием концептуальной красоты в математике, шахматах. В этой связи встает вопрос о соотношении экологической эстетики как новой научной дисциплины и традиционной эстетики как философии искусства в контексте более широкой проблемы "Природа и искусство".

В экологической эстетике, как мы видели, преобладает конвенциональная концепция эстетического объекта в природе и искусстве. Однако природа условности в эстетике окружающей среды и философии искусства разная:

природа и искусство не заменяют друг друга, хотя воображаемые художественные феномены и могут вызвать те же эстетические эмоции, что и реальные экологические объекты. Две эти ветви эстетики объединяет философия прекрасного, принадлежность их предметов исследований к классу эстетических объектов. Сходства и различия в специфике последних определяют характер сложных взаимосвязей, притяжений и отталкиваний между природой и искусством. Рассмотрим некоторые из них.

Искусство как феномен культуры заменяет природную форму красоты художественной формой. Оно предстает основной эстетической парадигмой. Вместе с тем, внутри самого искусства выделяется ряд парадигм: центральная (классика) и периферийные (архитектура, садовое искусство, искусство окружающей среды). Для экологической эстетики эти периферийные сферы представляют особый интерес как стык между искусством и природой, рождающий гибридные эстетические объекты.

Оценки гибридных природно-художественных объектов в зарубежной эстетике не совпадают. Так, Г.Осборн критикует легкость перехода художников из традиционной в нетрадиционную сферу, что чревато размыванием эстетических критериев (6). Называя подобные феномены "паразитами искусства", Ю.Сепанма также считает, что они ведут к ломке "правил игры" мира искусства. Вместе с тем, он подчеркивает глубинный эстетический смысл такого рода инноваций, расширяющих сферу искусства, вводящих в него реальность и в конечном итоге способствующих сближению искусства и жизни (7). В результате возникает новый, пластичный, игровой взгляд на природу, расширяется диапазон эстетического восприятия, что благотворно сказывается на эстетическом воспитании личности.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.