WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

Я могу привести вам несколько цифр. По статистике, число работни ков бюджетной сферы на 10 тыс. человек населения в РФ — примерно 43. В странах Европы гдето на 10 человек меньше, а в развивающихся странах еще меньше. Вы представляете, какие у нас есть возможности и какие резервы для того, чтобы проводить здесь оптимизационные мероприятия! Нам часто предлагают сделать конкурентоспособным наш бюджетный сектор — кто же против Конечно, туда на хорошую зарплату должны приходить специалисты, которые должны оказывать качественные услуги и работать не хуже, чем в сфере бизнеса. Вопрос только — откуда взять деньги и как это сделать А делать, на наш взгляд, следует в пределах тех средств, что у нас уже есть. Сектор этот, безусловно, раздут, качество услуг, бесспорно, низкое. Мне кажется, что сейчас задача соответствующих отраслевых министерств и ведомств будет заключаться именно в том, чтобы, не увеличивая дополнительные бюджетные деньги на свои отрасли, не вы ходя за рамки ресурсов, сформировавшихся в последние годы (которые мы и так постоянно увеличивали из года в год в докризисный период, а в кризисный период мы значительно повысили свои расходные обя зательства), разобраться в конце концов в том, где есть резервы и как повысить эффективность тех средств, которые уже выделяются.

У нас говорят: мы тратим мало средств на социальную политику, нужно больше. Но давайте тогда проводить строгую политику адресно сти такой помощи. Зачем нам плодить преуспевающих бизнесменов, которые сегодня получают льготы по оплате жилищнокоммунальных услуг, различные выплаты и пособия Они формально имеют на это пра во, но почему мы должны за счет бюджета поддерживать людей, которые имеют жизненный уровень значительно выше среднего по РФ, зачем мы должны в будущем оказывать им поддержку за счет средств налогопла тельщиков Необходимо все это пересмотреть. Здесь заложен значитель ный ресурс не только у федерального бюджета, но и у субъектов РФ.

Мы также, конечно, должны будем серьезно обсудить проблему пенсионного законодательства. Потому что сегодня в федеральном бюджете на это предусмотрено более триллиона рублей (а бюджет 2 Гайдаровский форум-федеральный, напомню, 11 трлн руб. по расходам) — то есть один триллион рублей с небольшим из 11 триллионов тратится на дота ции Пенсионному фонду. Хорошо это или нет Мы же перешли на страховые принципы, которые подразумевают, что каждый гражданин производит страховой платеж, страхует свои права — пенсионные, социальные и т. д. А когда мы дотируем страховой инструмент за счет бюджета, то есть говорим о том, что перераспределяем ресурсы, значит, за счет средств налогоплательщиков мы, по сути, направляем их в систему, которая должна работать на страховых принципах.

Задача заключается в том, чтобы передать больше возможностей именно вниз, субъектам РФ, которые непосредственно и отвечают за деловой климат. Мы знаем нескольких губернаторов, которые создали у себя хорошие, благоприятные условия. Кто создает Губернатор.

Потому что условия для бизнеса формируются не только у нас здесь — мы здесь, наверху, формируем макроэкономические условия, а для собственно бизнеса, для открытия бизнеса все остальное — земельные участки, коммуникации, инфраструктура — там, внизу. Поэтому мы передаем, делегируем свои полномочия — это тоже, на наш взгляд, серьезный плюс и шаг в сторону упрощения развития бизнеса и со ответственно конкурентоспособности нашей экономики.

Теперь налоговая политика. Говорили, что на пятьшесть лет гаран тируется стабильность, которую мы должны, кстати, обеспечить в рам ках налоговой политики. Почему нельзя повышать налоги Потому что конкурентоспособность на рынке как развивающихся, так и раз витых стран достигается в том числе через налоговую систему: где меньше налоги, туда быстрее придет капитал. За 2011 год у нас сло жился уровень налоговых изъятий порядка 37—38% с учетом большой цены на нефть, а без учета цен на нефть — около 27%. Нормально это или нет В принципе, это конкурентоспособный уровень по сравне нию даже с развивающимися странами. То есть, повышая налоги, мы создаем у себя менее привлекательный климат для инвесторов.

Дальше идет вопрос выхода экономики из тени — соответствен но увеличения налогового потенциала. Не секрет, что, по оценкам того же Росстата, у нас теневой сектор составляет порядка 30% от ВВП. Это огромный ресурс. Вопрос в том числе в том, как найти эти деньги — хотя бы пощупать На первом этапе это может быть как минимум увеличение в экономике доли безналичных расчетов между субъектами. Хочу привести несколько цифр. У нас доля наличных расчетов в денежном обращении составляет 25% от общей денежной массы. В развивающихся странах этот показатель примерно равен 15%. В странах с развитой экономикой — от 7 до 10%. Представляете себе Если бы все крупные покупки, все зарплатные расчеты прово дились бы именно в безналичной форме, то есть в прозрачной, тогда можно было увеличить и объем налогов.

Поэтому следует очень осторожно говорить об увеличении расход ных обязательств. Мы уже прошли, к сожалению, тот период, когда Гайдаровский форум-2012 позволительно было это делать. Все дополнительные расходные обя зательства нам сегодня придется проводить в рамках имеющихся у нас ресурсов — хотим мы этого или нет. Без этой макроэкономической стабильности, без этой устойчивости, без этой конкурентоспособ ности нашей экономики мы не сможем обеспечить инвестицион ную привлекательность России. Поэтому последовательная, понятная бюджетная политика страны на ближайшее время — единственное условие нашего дальнейшего развития.

алексей улюкаев Первый заместитель Председателя­ Центрального Банка Российской Федерации ервое, о чем я бы хотел сказать, — это инфляция. Сейчас мы достигли показателя в 6,1% накопленной инфляции по индексу Ппотребительских цен за прошлый год. Это на 2% лучше любого ранее достигнутого результата. На данный момент по отношению «год к году» этот показатель меньше 5%. При этом будем иметь в виду, что в трехлетнем финансовом плане поставлена цель — через три года выйти на уровень 4,5—5% инфляции по индексу потребительских цен.

Означает ли это, что мы можем почивать на лаврах На самом деле ситуация не стала проще, она стала в известном смыс ле сложнее. Потому что показатель в 5% середины января 2012 года к середине января 2011 года — вопервых, во многом порожден «эф фектом базы» и, вовторых, основан на очень хорошей динамике про довольственных цен. Если мы посмотрим на динамику базовой инф ляции или на динамику цен на товары минус топливо, минус бензин, как это часто считается в международной статистике, то мы увидим, что в последние месяцы устойчивого снижения практически не было, а происходило колебание вокруг некоторого достигнутого уровня инф ляции. Вероятно, в ближайшие недели и месяцы можно ожидать улуч шения статистического результата — в апреле—мае мы будем иметь цифры еще лучше, но они не должны нас обманывать и успокаивать, поскольку содержательная проблема не решена — проблема денежного предложения, проблема спроса на деньги, проблема скорости оборота денег, проблема курсовых соотношений, проблема соотношений между наличными и безналичными платежами и т. д. и т. п. И говоря о мак роэкономике будущего, мы должны всетаки больше ориентироваться не на цифровые показатели, а на содержательные вещи.

Какой мне представляется глобальная макроэкономика Мне очень понравился термин (не могу сказать, кому принадлежит его авторство) «новая нормальность». Действительно, начиная с 2008 года глобальная экономика вошла в принципиально иную фазу. Это не стадия делово го цикла — кризис, рецессия, подъем, стагнация (помните, в 2008— 2009 годах ждали второго или третьего дна, потом стали ждать волн), это принципиально другой феномен. Мир вступил в другую полосу, 2 Гайдаровский форум-потому что прежняя модель экономического развития не смогла дать ответы на принципиальные вопросы: избыточное давление на сокра щающиеся в объеме ресурсы, и главное — трудовые; острая демогра фическая ситуация; необходимость тратить все большую и большую долю глобального ВВП на пенсионные программы и на программы здравоохранения, что связано со старением населения, — это с одной стороны. С другой стороны — все большую долю прироста мирового ВВП обеспечивают сегодня развивающиеся рынки, которые преиму щественно идут по экстенсивному пути, то есть их рост достигается за счет наращивания требований к ресурсам.

Но сейчас, похоже, всетаки начинается делевередж. И он, оказыва ется, влечет за собой очень большие проблемы — проблемы сжатия баланса европейских банков. Это огромная проблема для роста развиваю щихся экономик (особенно в Восточной и Центральной Европе), свя занная с финансированием торгового оборота, торгового кредитования и т. д. То есть решение одной проблемы порождает набор других.

Мне кажется, индикаторами этой новой макроэкономической ре альности являются, вопервых, более низкие темпы мирового эко номического роста во всех звеньях, в том числе в развитых эконо миках, в быстроразвивающихся экономиках, прежде всего в Индии и Китае, и боюсь, в Российской Федерации тоже. Действительно, благоприятный сценарий 5—6процентного темпа экономического роста не достижим при существующей институциональной структу ре, при тех макроэкономических глобальных ограничениях, которые у нас есть. От снижения глобальных темпов роста тянется цепоч ка к спросу на ресурсы и к возможной дополнительной уязвимо сти для стран — глобальных экспортеров ресурсов, в том числе для Российской Федерации.

В ближайшее время рост экономик будет в большей степени ориен тироваться на внутренний спрос — потребительский в одних случаях, инвестиционный в других, и темпы роста мировой торговли будут сни жаться. Возможно, здесь возникнут элементы решения проблем гло бальных торговых дисбалансов — накопление, с одной стороны, очень больших профицитов, сальдо торгового баланса, с другой стороны, больших дефицитов и финансирование их за счет избыточных капита лопотоков. Для Российской Федерации это во многом будет означать как риски по торговому балансу, так и — необходимость в большей степени ориентироваться на внутренние источники финансирования.

Это, в свою очередь, означает серьезные требования как к финансовой системе, к ее рискам, устойчивости, так и к уровню инфляции.

Следующий элемент этой новой макроэкономической реально сти — это, на мой взгляд, очень высокая волатильность всех рын ков — товарных, фондовых, валютных. И волатильность опятьтаки не в рамках делового цикла, который с той или иной степенью ве роятности можно прогнозировать, а в виде набора очень разных, за частую хаотически действующих факторов.

Гайдаровский форум-2012 И наконец, последнее свойство новой макроэкономической реаль ности — это во многом исчерпанность арсенала тех средств, которые государственная экономическая политика использует для решения про блем развития, в том числе проблем цикличности. Я имею в виду, что очень трудно, почти невозможно становится стимулировать спрос за счет дефицита бюджета, поскольку уровни накопленного долга и текущие де фициты таковы, что профинансировать их практически невозможно.

Спрэды, мы видим, совершенно хаотично увеличиваются, увеличи ваются в разы. И этого не может выдержать ни одна скольконибудь состоятельная фискальная система. Наряду с этим возможности моне тарных властей стимулировать рост через проведение мягкой денеж ной политики также ограничены — глобальные процентные ставки находятся на исторически самых низких уровнях; количественное смягчение также ограничено. Я думаю, что, вопервых, результат это го совсем не очевиден. И, вовторых, возможности для дальнейшего маневра в этом направлении весьма ограничены.

Что это означает для России Прежде всего, как я уже сказал, это дополнительные риски с точки зрения состояния сальдо торгового баланса и получения источников дополнительных бюджетных доходов или сохранения имеющихся доходов.

Например, те темпы роста кредитования, которые мы рассматри ваем как оптимальные на ближайшее будущее — порядка 20% в но минальных значениях, 13—14% в реальных значениях, предполагают прирост кредитного портфеля на 5 трлн руб., но из него придется тогда отщипнуть те 2%, триллион с лишним, которые должны будут обращены в балансы банков на государственные обязательства — ОФЗ или какойто другой аналог. Это принципиально иная картина с ба лансами банков, принципиально иная картина всех отношений с за емщиками: предложение уменьшается, спрос, вероятно, нет, ставки, скорее всего, тоже будут двигаться вверх. Здесь возникает масса очень серьезных последствий для всей денежнокредитной системы, поэто му в этом смысле нам следует быть чрезвычайно осторожными.

Если использовать такой термин, как «фискальное таргетирование», то таргетировать нужно дефицит, и прежде всего ненефтегазовый де фицит. После этого, после того как вы протаргетировали дефицит, далее вы выстраиваете систему расходных полномочий. И затем могут быть предусмотрены трансферты из нефтегазового бюджета: в регу лярный бюджет, в бюджет пенсионного фонда и, при необходимости, в бюджет фонда социального страхования. Но каждый раз величина этого трансферта должна быть утверждена законом, и любые индек сации социальных выплат, пенсий и т. д. должны проходить толь ко с учетом величины этого трансферта. Если трансферт этого года позволяет проиндексировать на 10%, значит — проиндексировали на 10%, если позволяет на 2%, значит — на 2%.

Кроме того, мне кажется, что в системе межбюджетных отношений существуют значительные резервы сокращения расходов. Мы, к сожа 30 Гайдаровский форум-лению, отошли от механизма, когда у нас были только расчетные отношения. Сейчас у нас большой объем межбюджетных трансфертов идет исключительно волевым порядком, что неправильно, неэффек тивно и является резервом для сокращения.

Фискальное таргетирование — это не наша кафедра, а вот инфляци онное таргетирование — как раз наша. Здесь я возвращаюсь, так ска зать, в пределы своей ответственности и заявляю следующее: переход к полноценному инфляционному таргетированию означает практичес ки полностью свободное плавание национальной валюты. В известном смысле это почти свободное плавание достигнуто уже сейчас, и курс в основном складывается в том коридоре, где на рынке работают толь ко спрос и предложение, где не присутствует Банк России. Начиная с августа мы фактически прекратили массовое приобретение валюты и соответственно эмиссию рублей в целях этого приобретения. В ряде месяцев, особенно в сентябре—октябре, мы продавали большие объемы валюты. Сейчас мы находимся вблизи нейтральной позиции. За истек ший период января мы продали порядка 600 млн долл., а значит — сте рилизовали порядка 18—19 млрд руб. из величины денежной базы.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.