WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
Раздел 5. Институциональные проблемы 5.1. Имущественная политика в условиях финансового кризиса 5. 1. 1. Общий процесс перераспределения собственности Даже на уровне весьма поверхностных умозаключений очевидным является тот факт, что финансовый кризис, начавшийся в 2008 г., ведет к заметной интенсификации нескольких связанных между собой процессов в сфере имущественных отношений.

Прежде всего, новый импульс получает общий процесс перераспределения собственности в масштабах российской экономики, как это было и после кризиса 1997–1998 гг.

Общие оценки итогов развития рынка слияний и поглощений в 2008 г. весьма похожи: падение по сравнению с 2007 г., причем впервые после длительного периода стабильного роста в течение 2002–2007 гг. Абсолютные оценки снижения емкости рынка различаются в зависимости от применяемых методик: на 36% со 120–122 млрд долл. до 77,5 млрд долл. (если учитывать сделки от 5 млн долл. – M&A Intelligence), на 9% до 120 млрд долл., из которых почти 100 млрд пришлось на покупку российских активов (если учитывать все сделки – Ernst&Young)1.

Гораздо более противоречивы оценки перспектив этого рынка в 2009 г. В целом предполагается дальнейшее сокращение емкости рынка (до 60% от уровня 2008 г.), однако прогнозы в отношении качественных тенденций весьма различны (от дальнейшего сжатия рынка в силу проблем с оборотным капиталом и доступом к внешнему финансированию до активизации рынка с середины 2009 г. за счет скупки проблемных активов и компаний). В действительности очевидно, что при общем спаде на рынке слияний и поглощений в условиях финансового кризиса этот канал остается «рабочим» прежде всего для тех хозяйственных субъектов, которые сохранили ликвидность и смогли воспользоваться этим для приобретения обесценивающихся активов (с мая 2008 г. по февраль 2009 г. капитализация российского фондового рынка упала в 4 раза – с 1,5 трлн до 370 млрд долл.).

Одновременно активизируется деятельность инсайдеров (прежде всего крупных акционеров и менеджеров, что в российской модели чаще всего тождественно). По имеющимся данным о динамике сделок акционеров 500 крупнейших публичных компаний, во второй половине 2008 г. резко сократилось количество сделок по продаже менеджментом пакетов акций своих компаний. Напротив, отмечается рост числа сделок, в которых инсайдеры выступали покупателями акций своей компании, причем даже в тех случаях, когда в предыдущие периоды неоднократно выступали в качестве продавцов2. С определенными оговорками такая же политика, как будет показано ниже, стала характерной в условиях кризиса и для государства.

Здесь и далее при анализе тех или иных процессов в корпоративном секторе и мер государственной антикризисной поддержки используются данные и материалы, размещенные на официальных интернетсайтах ведущих информационных агентств и периодических изданий (издательских домов) за 2008– 2009 гг. (в частности, www.vedomosti.ru, www.kommersant.ru, www.ma-journal.ru и др.).

Впрочем, это неудивительно в условиях кризиса, особенно для проблемных компаний, когда капитализация, например, «РБК Информационные Системы» за год упала в РТС в 21 раз. См.:

Поглощения по велению // Деньги. 26 января 2009 г. № 3.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы Хотя статистические данные отсутствуют (прежде всего в силу закрытости такого рода информации), значимым каналом перераспределения активов (в том числе зарубежных) уже в 2008 г. могли стать принудительные продажи заложенных под банковское кредитование ценных бумаг (margin calls) российских компаний. Среди проблемных осенью 2008 г. оказались акции компаний Magna (Канада) и Hochtief (Германия), заложенные по кредитам «Базэла» (реализованы кредиторами), а также доля группы О. Дерипаски в Strabag, компании X5 Retail Group, «Вымпелком» (депозитарные расписки были заложены под кредиты Альфа-банка), «Роснефть», «Норильский никель» (25% заложено по кредитам «Русала»), «ЛУКОЙЛ», «Связьинвест», «СТС Медиа» (акции отданы в залог по кредитам Альфа-банка), АФК «Система» (в залоге ценные бумаги компании «Система-Галс» и башкирские нефтяные активы), «Вимм-Билль-Данн», «Седьмой континент», «НОВАТЭК» и др.3 Существует также множество кредитных соглашений, залогом по которым являются миноритарные пакеты крупнейших российских компаний с участием государства, однако (в силу сохранения у государства контрольного пакета) переход прав собственности является вполне возможным (например, переход ADR и акций ОАО «Газпром» в размере 0,77% уставного капитала от Vostok Gas к Deutsche Bank).

Большинству компаний удалось тем не менее пока удержать свои активы. Одной из особенностей российского кредитного рынка является доминирование российских банков в корпоративном кредитном портфеле (в сентябре 2008 г. – 92,7% при общем объеме кредитного портфеля российских банков в нефинансовый сектор 11,8 трлн руб.), однако практика margin calls не является для них характерной. Сбербанк РФ, являясь крупнейшим кредитором нефинансового сектора (более 1/3 совокупного кредитного портфеля), по имеющимся данным, пока не практикует такую возможность.

ВТБ стал пока одним из немногих крупнейших российских кредиторов (около 10% кредитного портфеля), который на практике применил этот механизм4. Некоторые компании (например, «Норильский никель», МТС) еще летом выкупали свои акции на открытом рынке, хотя при продолжающемся падении рынка эта мера не могла сработать полноценно5.

По оценкам агентства Fitch Ratings, в IV квартале 2008 г. корпоративный сектор выплатил по внешним долгам 36 млрд долл., при этом 55% внешних кредитов было пролонгировано, включая обремененные требованиями margin calls. В 2009 г. для выплат по корпоративным долгам предстоит аккумулировать около 140 млрд долл.

Переход активов может быть обусловлен также начавшимися в 2008 г. дефолтами по долговым корпоративным обязательствам. К началу ноября 2008 г. совокупная сумма эмиссий, по которым возникли дефолты, составляла около 30 млрд руб.

К началу 2009 г. стали известны прецеденты урегулирования долговых обязательств за счет передачи активов банку-кредитору (прежде всего в сфере строительства, ритейла, розничных услуг мобильной связи, производства продуктов См.: Секрет фирмы. 24 ноября 2008 г. № 46.

См.: Слияния и поглощения. 2008. № 12. С. 10–16.

Безусловный интерес вызывает получение осенью 2008 г. компанией «ДОН-строй», которая специализируется на «элитной недвижимости», кредитных линий в ВТБ на сумму 0,5 млрд долл. при том, что государственная поддержка (федеральная и московская) была, вполне очевидно, обещана лишь застройщикам эконом-класса.

Раздел Институциональные проблемы питания и др.). В январе 2009 г. отмечен также случай передачи в счет долга нефтегазоконденсатных месторождений (Urals Energy в счет долга Сбербанку). Среди получателей активов можно указать также ВТБ, Альфа-банк, Юникредитбанк, банк «ТРАСТ» и некоторые другие. Вполне вероятным является последующее выставление полученных активов на продажу (в силу элементарного несоответствия приобретений профилю банковской деятельности, отсутствия специалистов и т.д.), что работает на интенсификацию рынка корпоративного контроля.

5. 1. 2. Внешний корпоративный долг и новый этап государственной экспансии Специфической чертой нынешнего кризиса (в отличие от кризиса 1997–1998 гг.) является активное участие государства и контролируемых им хозяйственных субъектов в процессе перераспределения собственности. Более того, современная ситуация становится фактически зеркальной по отношению к ставшему уже легендарным периоду залоговых аукционов (ноябрь – декабрь 1995 г.), когда правительство, получая частные финансовые средства для пополнения бюджета, для обеспечения исполнения своих обязательств предоставило в залог акции 12 крупных (стратегических) российских предприятий. В их числе, в частности, были пакеты акций компаний «ЮКОС», «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз», «Сибнефть», «Норильский никель», «Новолипецкий металлургический комбинат» и др., но ни в одном случае подобный псевдокредит так и не был возвращен, что означало фактическую приватизацию этих пакетов акций по многократно заниженным ценам, согласно подавляющему большинству оценок.

Осенью 2008 г. роли диаметрально поменялись: из публично заявленных соображений «экономической безопасности» государство проявило готовность рефинансировать те внешние займы госкомпаний и частного сектора, невыполнение обязательств по которым способно повлечь за собой утрату национального контроля (со стороны государства или национального капитала) за стратегическими активами.

Это означает, в частности, что объектами потенциальной фактической национализации могут стать не только ценные бумаги компаний государственного сектора в строгом смысле слова (с участием государства в капитале более 50%), но и стратегические – при всей неопределенности этого термина в российском правовом поле – компании частного сектора.

Еще в 2006 г. в работах ИЭПП отмечалось6, что дальнейшие перспективы развития компаний с государственным участием, ставших «ядром» госэкспансии, будут определяться в том числе их способностью к погашению взятых кредитов в зависимости от конъюнктуры мировых цен на энергоносители. Наиболее пессимистичный прогноз базировался на ощутимом падении цен на энергоносители, от которых в значительной степени зависит бизнес крупнейших государственных компаний-заемщиков. Отмечалось, что при падении цен на нефть доступ к финансовым ресурсам на внешних рынках для рефинансирования накопленной задолженности сократится и в результате увеличится цена обслуживания привлеченных кредитов. В этой ситуации прогнозировались отток краткосрочного иностранного капитала, См.: Российская экономика в 2005 г. Тенденции и перспективы. М.: ИЭПП, 2006; а также: Интервью Е. Гайдара // Эксперт. 2006. № 3. С. 6.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2008 году тенденции и перспективы падение фондового рынка и тяжелые проблемы банковской системы, связанные с сокращением ликвидности.

В 2000–2005 гг. внешний долг российских государственных компаний увеличился многократно: в 2000 г. – 570 млн долл., в 2002 г. – 12 млрд долл., в 2005 г. – 28 млрд долл., т.е., по оценкам, от 30 до 40% общего объема внешнего корпоративного долга России. В частности, в 2005 г. внешние займы Сбербанка, Внешторгбанка, Внешэкономбанка и Россельхозбанка составили около 6,45 млрд долл. (около 36% средств, привлеченных российским банковским сектором). Совокупный объем займов «Газпрома», «Роснефти», «Совкомфлота», ОАО «РЖД», «Транснефти» и «АЛРОСА» достиг 28,2 млрд долл. Для 2006 г. стал характерен новый виток увеличения задолженности: внешняя задолженность нефинансовых компаний и коммерческих банков составила соответственно 135,4 и 78,5 млрд долл. (при доле госкомпаний, по оценкам, свыше 50% внешнего корпоративного долга России).

К 1 июля 2008 г., по данным Банка России, общий внешний долг российских компаний, банков и органов государственного управления достиг 527,1 млрд долл.

(увеличение только за II квартал 2008 г. составило почти 50 млрд долл.). При этом на долю внешнего долга финансовых организаций пришлось 191,3 млрд долл. (рост долга за квартал – более 21 млрд долл.). Долг нефинансовых компаний без учета долговых обязательств перед прямыми инвесторами составил 263 млрд долл. (рост долга за квартал – почти 25 млрд долл.). Государственный внешний долг России на 1 июля 2008 г. был равен примерно 41 млрд долл. По оценкам, на долги государственных компаний и банков (например, «Газпром» – всего около 60 млрд долл., «Роснефть» – всего около 26 млрд, ВТБ – 11,4 млрд к выплате до конца 2009 г.) приходится в настоящее время около 50–60% всего внешнего корпоративного долга России7.

По общепринятым формальным признакам (соотношение объема долга и текущей прибыли компании) крупнейшие российские заемщики не достигли критического «порога». Тем не менее различные меры регулирования (ограничения) внешней Оценка инвестиционной компании «АТОН»: внешний долг России прирастает долгами госкомпаний, www.svobodanews.ru, 5 октября 2007 г. Необходимо отметить тем не менее, что при оценке внешнего долга именно государственных компаний существуют определенные трудности: во-первых, в силу элементарного отсутствия сводных реестров (по крайней мере, публичных); во-вторых, существуют методологические неясности. Соответствующая статистика Центрального банка по внешнему долгу (детализированное аналитическое представление за 2008 г., см.: www.cbr.ru/statistics) учитывает внешний долг раздельно по государственному и частному секторам, причем в состав государственного сектора включены только те банки и нефинансовые предприятия, «в которых органы государственного управления и денежно-кредитного регулирования напрямую или опосредованно владеют 50% и более участия в капитале или контролируют их иным способом». Все прочие государственные (смешанные по форме собственности) компании, по всей видимости, относятся к частному сектору. Если допустить, что все основные «должники» с долей участия государства свыше 50% относятся в статистике Центрального банка к государственному сектору, то совокупная цифра внешнего корпоративного долга госкомпаний и банков оказывается заметно меньше общепринятой экспертной (141,9 млрд долл., или 34,7% совокупного внешнего долга банков и компаний государственного и частного секторов на 1 апреля 2008 г.). Отметим, что долг только двух «нефинансовых предприятий», прямо подпадающих под определение Центрального банка, – «Газпрома» и «Роснефти» (в сумме около 86 млрд долл.) – уже заметно превышает общую сумму долга нефинансовых предприятий в рамках «государственного сектора» (74,5 млрд долл.). В-третьих, имеет место по сути «двойной счет», поскольку, по оценкам, часть средств, учитываемых Центральным банком в качестве внешнего долга, представляет собой внутренние кредиты в рамках групп (холдингов), по своему экономическому содержанию не имеющие отношения к внешнему долгу.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.