WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

На совещании, прошедшем 18 апреля 1996 года в Министерстве топлива и энергетики России, обсуждался вопрос о вероятности падения нефтедобычи в стране к 2000 году до уровня 150—190 млн. т в год и ее превращении в нетто-импортера нефти16. Примерно в то же время решали, что делать, когда к 2000 году добыча нефти в объединении «Нижневартовскнефтегаз», эксплуатирующем крупнейшее в России Самотлорское месторождение, сократится до нуля и 200 тыс. жителей Нижневартовска придется переселять17.

Эту проблему решать не пришлось. После приватизации ТНК, основным активом которой был «Нижневартовскнефтегаз», 50% ее собственности за 6,75 млрд долл.18 приобрела компания «Бритиш Петролеум». На рисунке показано, как после приватизации изменились показатели динамики нефтедобычи в России.

Повышение факторной продуктивности народного хозяйства, задающей тенденцию долгосрочного роста ВВП, началось, когда доминирующая часть Рис. 9. Темпы прироста добычи нефти в России в 1991—2006 гг, (%) Источник: Федеральная служба статистики РФ (http://gks.ru) Коммерсантъ. 1996. 18 апр.

Коммерсантъ. 1996. 17 июл.

С сайта ТНК-БП.

Егор ГайдаР Рис. 10. Капитализация ЛУКОЙЛа, Сургутнефтегаза и «Норильского никеля» в 1997 и 2007 годах (млрд долл.) Примечание: первые данные по капитализации «Норильского никеля» на 30.05.2001 г.

Источник: РТС.

российской экономики стала частной19. Экономический рост, финансовая стабильность, снизившееся отношение государственного долга к ВВП, выросший кредитный рейтинг страны и ее крупнейших компаний заставили пересмотреть представления о том, сколько стоит собственность в России (см. рис. 10).

С 2003 года российские власти начали проводить курс на ренационализацию. Примером стала судьба одной из крупнейших компаний — «ЮКОСа».

Фактов, свидетельствующих, что это привело к повышению качества управления нефтяной отраслью, не видно.

Финансовые результаты компаний российского нефтегазового сектора трудно считать аргументом в пользу преимуществ государственной собственности. Задолженность государственных предприятий в 2006 году примерно в 20 раз превысила аналогичный показатель частных предприятий.

Российский опыт подтверждает: государство — неважный менеджер, коррумпированное государство — тем более. Но сконцентрированные в руках государства активы сопоставимы со средствами, необходимыми для обеспечения устойчивости пенсионной системы (см. рис. 11).

Рис. 11. Капитализация «Газпрома», «Роснефти», Сбербанка, РАО «ЕЭС России» (данные на 14.02.2007 г., млрд долл.) Источник: РТС.

Энтов Р.М., Луговой О.В. и др. Факторы экономического роста российской экономики / Нау. тр. № 70Р. М.: ИЭПП, 2003.

1 Российские финансы: что за горизонтом По оценкам Альфа-Банка, котирующиеся на финансовых рынках акции российских государственных предприятий к началу 2007 года стоили 369 млрд долл. (примерно 35% российского ВВП 2006 г.)20. Аргументы в пользу того, что сохранение этих компаний в руках государства служит национальным интересам, привести не просто. Устойчивость пенсионной системы, которую можно обеспечить на основе неспешной, приуроченной к благоприятной рыночной конъюнктуре приватизации активов государственных компаний, — задача, от решения которой отмахнуться трудно. Выбор этого направления экономической политики позволит мобилизовать ресурсы, необходимые для финансирования пенсионной системы страны в ХХI веке.

Цена государственной щедрости Экономический рост, устойчивость которого к 2003—2004 годам стала очевидной, в условиях повышения нефтяных цен изменяет фон проводимой финансовой политики. В 2003—2004 годах правительство России, поверившее в то, что снижение налоговых ставок — путь к легализации бизнеса, росту собираемости налогов, снизило ставки по двум важным источникам поступлений бюджета: налогу на добавленную стоимость (с 20 до 18%) и единому социальному налогу (снижение базовой ставки с 35,6 до 26%). Эффект легализации доходов был близок к нулю. Бюджет потерял более 2% ВВП, примерно столько, сколько приносил подоходный налог до введения его плоской ставки. Различия в последствиях реформы подоходного налога и налога на прибыль, с одной стороны, и снижения ставок НДС и ЕСН — с другой, иллюстрирует рисунок 12.

Рис. 12. Поступления отдельных налогов в бюджет расширенного правительства России (% ВВП)* * По 2006 г. данные за январь—октябрь.

Источник: Министерство финансов РФ.

Структурная составляющая налоговых доходов федерального бюджета, не связанная с конъюнктурой нефтяных цен, достигла максимума в 2002 году (18,9%). Потом она сократилась (2006 год — 15,2% ВВП)21. Конъюнктурная компонента, обусловленная высокими ценами на нефть, начиная с 2003 года, росла и в 2006 году она составила примерно 7% ВВП.

Мониторинг активности инвесторов в России / Альфа-Банк. 12.02.2007.

Расчеты ИЭПП. Структурная составляющая доходов бюджета оценивается на базе средней цены на нефть за 1990—2006 годы.

Егор ГайдаР В 2005—2007 годах сочетание ставших привычными высоких цен на нефть и газ и экономического роста делает экспансию государственных финансовых обязательств неизбежной. Отсюда — национальные проекты, инвестиционный фонд, меры, связанные с финансированием демографической политики. Министерству финансов РФ пока удавалось поддерживать темпы роста расходов бюджета в пределах, близких к темпам роста ВВП, более того, добиться снижения доли расходов расширенного правительства в ВВП (см. рис. 13, табл. 3).

Рис. 13. Доходы бюджета расширенного правительства и цены на нефть в номинальном выражении, 2000—2006 гг.

Источники: IMF IFS, Минфин РФ.

Т а б л и ц а Исполнение бюджета расширенного правительства, 1999—2006 гг. (% ВВП) 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 Доходы 33,8 38,3 38,4 37,8 37,1 37,5 39,7 40,Расходы 35,3 34,3 35,2 36,3 36,0 32,9 31,5 31,Профицит –1,5 4,0 3,2 1,5 1,1 4,6 8,1 8,Источник: расчеты ИЭПП по данным Минфина РФ.

К объему бюджетных обязательств это не относится. Национальные проекты рассчитывались на 2—3 года. Но они создают долгосрочные бюджетные обязательства. Трудно возражать против оснащения школ электроникой, их подключения к Интернету. Принимая это решение, разумно подумать, что речь идет не о разовых вложениях. Электронику придется обновлять, за доступ к Интернету — платить.

Средства Инвестиционного фонда в приоритетном порядке направляются на финансирование инфраструктурных объектов — против чего нет возражений. Такие объекты придется не только строить, но и эксплуатировать.

Содержание скоростной магистрали Москва — Санкт-Петербург стоит дорого. Оценок долгосрочных бюджетных последствий принятых решений не существует.

Вложение средств в проекты, связанные со здравоохранением, предполагает значительные ассигнования на закупку высокотехнологичного оборудования.

Его эксплуатация потребует расходов на закупку запасных частей, техноло20 Российские финансы: что за горизонтом гических материалов. Средства на эти цели в проект не заложены. Доступная информация не позволяет предположить, что кто-либо просчитывал финансовые последствия реализации проекта материнского капитала для российского бюджета хотя бы на 10 лет вперед. Планируется выделение кредитов на 8 лет на строительство современных животноводческих комплексов с субсидированием государством процентной ставки (2/3 ставки рефинансирования ЦБ).

Проект рассчитан на 3 года. Льготы на кредиты — на 8 лет. Долгосрочные бюджетные последствия опять же, по-видимому, не просчитаны.

Подобные решения определяют перспективы бюджетной политики на годы вперед. Не все это, к сожалению, понимают.

Сигнал, который получила экономика, очевиден. Линия на ограничение доли государственных расходов в ВВП осталась в прошлом. На повестке дня разработка новых программ бюджетных ассигнований. Чтобы противостоять тенденции роста государственных расходов в ВВП, нужны политическая воля и последовательность усилий. В 2005—2007 годах власти продемонстрировали, что их резервы исчерпаны. Отсюда последствия для налоговой политики.

К бюджетному консерватизму В XIX веке представление о том, что увеличение расходов бюджета надо подкреплять повышением налогов, было аксиомой. Руководителям английских финансов того времени идея, что можно проголосовать за закон о бюджетных обязательствах и не сказать, за счет увеличения каких налогов удастся их профинансировать, в голову не приходила.

Две принципиальные новации XX века: представление о бюджете, который должен быть сбалансирован с учетом циклических колебаний, связанных с рынком и экономической конъюнктурой, и о том, что решения по расходам, за которые придется отвечать тем, кто придет в правительство позже, — элемент эффективной экономико-политической тактики. Они позволили уйти от жесткой логики финансового консерватизма XIX века. Но общие правила игры принципиально не поменялись. Как и семейный бюджет, государственный в долгосрочной перспективе приходится сводить так, чтобы расходы соответствовали доходам. Даже в 1950—1960-х годах, на фоне экспансии государственных финансовых ресурсов тот факт, что руководители правительства, намеревающиеся повысить расходы, должны подумать, за счет повышения каких налогов это придется обеспечить, был аксиомой.

Нараставший с 1970-х годов кризис государственных финансов изменил положение. Политические проблемы, связанные с сокращением государственных расходов, на фоне непопулярности роста налоговых ставок, сделали модной идею, что доходы бюджета можно увеличить, не повышая, а снижая налоги. То, что высокие налоги могут вести к сокращению поступлений бюджета, известно, по меньшей мере, со времен классической работы Адама Смита «О причинах и природе богатства народов». Для ее автора вопрос о бремени налогов был равнозначен вопросу о государственных расходах.

В 1970—1980-х годах становится популярным другой вариант трактовки связи уровня ставок налогообложения и доходов государства. Тезис о возможности, снизив налоговые ставки, компенсировать потенциальные потери бюджета, добившись сокращения масштабов уклонения от налогов, получает широкое распространение. С точки зрения здравого смысла, он внушает доверие. Государство, пытающееся изъять из экономики слишком много, может снизить объемы легальной экономической деятельности. Однако связь Егор ГайдаР между уровнем налогообложения и доходами в конкретных странах по данным налогам надежно оценить никому не удавалось.

Накопленный в последнее десятилетие опыт налоговых реформ позволяет если не точно предсказать, то хотя бы сделать некоторые предположения относительно развития событий в государственных финансах. Если в результате реформы снижаются налоговые ставки и устраняется их прогрессия, налоговая система упрощается, сокращается число налоговых льгот, то с высокой степенью вероятности итогом может стать увеличение налоговых сборов. Но это гипотеза, которую каждый раз приходится проверять на практике.

В 2000—2002 годах такая реформа была проведена в России. Ее элементами стали введение плоского подоходного налога, регрессивного социального налога, отмена оборотных налогов, налога с продаж, снижение ставки налога на прибыль, сокращение налоговых льгот. Результатом стало увеличение бюджетных поступлений. Анализ поступлений подоходного налога по регионам подтвердил, что реформа стала фактором повышения доходов бюджета22.

Но делать из этого вывод, что снижение налоговых ставок гарантированно приводит к росту собираемости доходов, — грубая ошибка.

В финансовой истории реформы, позволившие совместить снижение ставок и рост государственных доходов, — скорее исключение, чем правило.

То, что потенциал повышения доходов на основе подобной стратегии после реформы 2000—2002 годов в России сохранился — неочевидно. Для надежды на успех налоговых новаций, связанных со снижением ставок, нужна решимость сделать серьезные шаги по унификации налогового режима, отказу от его специальных, льготных элементов, таких, например, как режимы налогообложения в свободных экономических зонах, упрощенные системы налогообложения малого бизнеса. Это — конфликтные меры. Убедительных свидетельств тому, что российские власти готовы встать на этот путь, нет.

Значит, в финансовой политике пора возвращаться к здравому смыслу.

Если руководство страны взяло курс на наращивание доли государственных доходов в валовом внутреннем продукте, разговоры о снижении ставок основных налогов, выборе того, что лучше снизить: ставки НДС или ЕСН, стоит ли вообще отказаться от НДС, заменив его налогом с продаж, сознательно пойти на связанное с этим сокращение государственных доходов, пора прекратить. Речь стоит вести о том, за счет повышения каких налогов, поступления от которых в наименьшей степени зависят от конъюнктуры нефтяного рынка, будут финансироваться программы наращивания государственных расходов.

* * * Подведем некоторые итоги. Динамичный экономический рост, последовавший за постсоциалистической рецессией, успехи налоговой реформы 2000—2002 годов, изменение конъюнктуры нефтегазового рынка, повышение доходов российского бюджета проложили дорогу быстрому по стандартам финансовой истории увеличению российских государственных доходов. Рост возможностей государства привел к экспансии его обязательств. Это влечет за собой долгосрочные последствия. Заданные принятыми решениями проблемы будут определять альтернативы российской финансовой политики на десятилетия вперед.

Синельников-Мурылев С., Баткитбеков С., Кадочников П., Некипелов Д. Оценка результатов реформы подоходного налога в Российской Федерации / Науч. тр. № 52Р. М.: ИЭПП, 2003.

22 Российские финансы: что за горизонтом Ключевая проблема российских финансов — обеспечение устойчивости национальной пенсионной системы, сохранение привычных соотношений средней пенсии и заработной платы в условиях стареющего общества, где на одного работающего приходится все больше пенсионеров. Вместе с принятыми обязательствами по другим направлениям, это задает тенденцию повышения доли государственных расходов в ВВП. Специфика России в том, что эти проблемы накладываются на тенденцию снижения доли нефтегазовых доходов в ВВП. Именно в этом вызов финансовой стабильности нашей страны.

Решать эту проблему лучше сегодня, а не тогда, когда ситуация станет неуправляемой. Речь идет о следующих стратегических решениях:

1. Направлять доходы, обусловленные высокими ценами на углеводородное сырье, на укрепление финансовой базы накопительной части пенсионной системы. Это предполагает включение в нее и тех граждан России, которые сейчас права на накопительную пенсию не имеют.

2. Реализация программы приватизации государственного имущества, направление мобилизуемых доходов на финансирование накопительной пенсионной системы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.