WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

После того как первоначальные ресурсы индустриализации за счет резервов традиционного сектора исчерпаны и социалистическая страна стала импортером сельскохозяйственной продукции, на ее топливно-энергетический сектор ложится двойная нагрузка. Во-первых, рост экспорта энергоносителей - необходимая предпосылка наращивания импорта продовольствия и технологического обмена с мировой экономикой, во-вторых, стабильная энергоемкость ВВП предполагает постоянный рост внутреннего энергопотребления по мере экономического роста9. Возможности социалистического развития после исчерпания ресурсов аграрного сектора заданы верхним пределом устойчивого душевого производства энергетических ресурсов.

Очевидно, что кризис социалистического роста начинается в бедных ресурсами странах на относительно более ранней стадии индустриализации, нежели в ресурсообеспеченных, где еще сохранились крупные резервы рабочей силы с нулевой предельной продуктивностью в традиционном секторе. В условиях жестких ресурсных ограничений перераспределение этих ресурсов в трудоинтенсивные отрасли обрабатывающей промышленности становится единственной осмысленной экономической стратегией. Предпосылка успеха этого курса - повышение Кажущееся исключение из этого правила - развитие восточноевропейских социалистических стран. Но суть дела в том, что при их теснейших экономических и политических связях с СССР эти страны невозможно рассматривать как независимые экономики. Они были органично интегрированы в структуру экономического развития советской империи, обеспечивались ее ресурсами и разделили ее судьбу. В этой связи здесь и далее под бедными ресурсами социалистическими странами мы будем понимать лишь те, для которых: а) предельно достижимые масштабы устойчивого экспорта сырьевых ресурсов низки; б) те, которые не имеют возможности опереться на ресурсную базу богатой метрополии.

конкурентоспособности отечественной обрабатывающей промышленности. Для этого необходимы открытие экономики, запуск отключенных ранее рыночных регуляторов. При сохранении индустриального потенциала в традиционном секторе этот процесс может идти на фоне роста производства.

Бедные ресурсами страны после первого индустриального рывка, позволяющего им повысить норму сбережения, сформировать промышленную структуру, повысить уровень образования, при своевременной смене ориентиров экономической политики могут выйти на основную (мировую) траекторию развития за счет сохраняющихся ресурсов традиционного сектора.

Напротив, как и в случае с моделью импортозамещающей индустриализации, богатые ресурсами страны имеют возможность в рамках социализма пройти значительно более длинный путь индустриального развития. Но когда возможности роста оказываются исчерпанными, запуск рыночных механизмов для них становится куда более сложным делом, идет на фоне острого кризиса сформированной при жесткой иерархической системе не приспособленной к рыночным условиям структуры экономики.

Еще одна фундаментальная проблема, связанная с механизмами выхода стран с разным уровнем ресурсообеспеченности из социализма, определена особенностями взаимодействия экономики и политики. Как отмечалось выше, уровень демократизации тесно коррелирует с уровнем экономического развития.

Бедная ресурсами социалистическая страна достигает в рамках социалистической модели невысокого уровня экономического развития, при котором рождение мощных демократических процессов маловероятно. Напротив, богатая ресурсами способна поднять показатели душевого производства и потребления до уровня, характерного для устойчивых демократий, сформировать социально-экономические предпосылки демократизации общества. Поэтому для ресурсообеспеченной социалистической страны вероятность серьезного политического кризиса тоталитарного режима существенно выше, чем для бедной ресурсами.

Индустриализация и исчерпание ресурсов социалистического роста В СССР снижение уровня крестьянского потребления, масштабное изъятие ресурсов из деревни было стержнем экономической политики периода первого индустриального рывка 1929-1934 гг.

Обеспеченные массированным ресурсным потоком из аграрной сферы капиталовложения позволяют добиться высоких темпов роста промышленного производства. Официальные данные ЦСУ за этот период (16,8% в среднем в год за 19281940 гг.) и скорректированные с учетом реалистичных дефляторов цифры, полученные исследователями социалистической индустриализации (от 10 до 14% в среднем в год за 1928-1940 гг.10), отражают аномально высокие темпы роста.

В 30-х годах в СССР ярко проявляется первая характерная черта социалистической модели роста: расходящиеся траектории развития промышленности и сельского хозяйства, необычайно высокие темпы роста промышленного производства на фоне кризиса и стагнации продуктивности сельского хозяйства.

Коллективизация сняла рыночные ограничения на мобилизацию ресурсов традиционного сектора и экспорт сельскохозяйственной продукции. И все же рост экспорта оказался крайне неустойчивым. Ему мешали торговые барьеры, крайне неблагоприятная конъюнктура основных экспортных рынков. Хронический дефицит валютных ресурсов приходилось покрывать масштабным экспортом золота, применять Davis R., Harrison M. Wheatarobt S. (eds.). The Economic Transformation of the Soviet Union. 19131945. Cambridge, 1994.

жесткие меры экономии, отказываться от услуг иностранных специалистов. Нет никакой информации о том, что советское руководство в этот период сознательно вело линию на ограничение внешней торговли. Напротив, первый пятилетний план предполагал форсированное наращивание объема экспорта. Но реальное развитие событий толкало в другую сторону. Несмотря на активные усилия по наращиванию экспортных поступлений, падает не только доля внешней торговли в ВВП, по и абсолютный объем внешнеторгового оборота.

Уровень ВВП на душу населения в СССР конца 30-х годов, когда социалистическая индустриализация уже в полной мере наложила отпечаток на структурные характеристики его экономики, примерно соответствует уровню душевого ВВП в Японии или Италии перед первой мировой войной. Однако структура ВВП по конечному использованию радикально отличается от этих рыночных экономик (см. табл.

2).

Таблица Структура ВВП по конечному использованию (в %)* Личное Государственное Валовое национальное потребление потребление накопление СССР (1937 г.) 54,9 22,5 22, Италия (1901-1910 гг.) 78,5 5,6 18,Япония (1927- 1937 гг.) 84,7** 15.*Данные по Италии и Японии - Kuznels S. Modern Economic Growth. New Haven, 1966, p 237, 238; по СССР - The Economic Transformation of the Soviet Union. 1913-1945, p. 272.

** Нет данных отдельно о долях личного и государственного потребления Аномально низкая доля личного потребления позволяет одновременно обеспечивать высокий уровень накопления и масштабное государственное потребление (в первую очередь - оборонные расходы) После второй мировой войны в СССР линия на максимальную мобилизацию ресурсов из аграрного сектора была продолжена. Разница закупочных и розничных цен на продовольствие достигла максимума. Теперь "барщина" была дополнена натуральным и денежным "оброком" с приусадебных участков (обязательства по поставке сельскохозяйственной продукции и налогообложение приусадебных хозяйств).

Уже к началу 50-х годов становится ясно, что модель ранней социалистической индустриализации за счет ресурсов аграрного сектора подходит к пределу своих возможностей. Урожаи зерна в 1948-1952 гг. были примерно равны средним за 1928-гг. (соответственно 77,9 млн. и 76,1 млн. т). Но с ростом населения среднедушевая обеспеченность продуктами питания продолжает падать.

В начале 60-х годов на смену быстро снижающемуся налогу с оборота на сельхозпродукцию приходят дотации аграрному сектору. Роль традиционного сектора в мобилизации финансовых ресурсов для индустриализации исчерпана. В 1958 г. объем импорта сельскохозяйственной продукции сравнивается с объемом ее экспорта. В начале 60-х годов СССР начинает в крупных масштабах закупать зерно за границей. Состояние обескровленного социалистической индустриализацией сельского хозяйства становится долгосрочной проблемой, сюда приходится направлять все новые ресурсы, используемые с заведомо (учитывая предшествующую историю) низкой эффективностью.

Исчерпание возможностей мобилизации ресурсов из традиционного сектора радикально меняет экономическую ситуацию. Начало 60-х годов в СССР - время, когда вместо экономических преимуществ, получаемых за счет масштабного изъятия ресурсов из аграрного сектора, рождается жесткая необходимость расплачиваться за подобные изъятия. Начинают сказываться болезненные долгосрочные последствия реализации избранной социалистической модели индустриализации.

Результатом кризиса раннесоциалистической модели роста, основанной на масштабном перераспределении ресурсов из аграрной сферы, становится существенная модификация социально-экономических структур, формирование так называемого "развитого" социализма.

При сохранении той же политико-идеологической оболочки базовые характеристики социально-экономического развития претерпевают качественные изменения. В это время формируется образ поздней социалистической экономики, для которой характерно падение темпов экономического роста на фоне устойчивости сформировавшихся на предшествующем этапе производственных структур. Но содержание устаревших неэффективных отраслей и производств обходится все дороже. Вновь начинает увеличиваться структурное отставание от развитых рыночных экономик в ключевых отраслях, определяющих научно-технический прогресс. Да и за саму стабильность, ставшую символом веры, приходится платить все дороже.

Характерными чертами "развитого"социализма становятся:

- постоянный рост бюджетной нагрузки, обусловленный дотированием сельскохозяйственной продукции (вместо масштабного изъятия ресурсов из аграрной сферы);

- устойчивый рост импорта продовольствия, пришедший на смену его внушительному экспорту на этапе индустриализации;

- нарастающий дефицит продовольствия.

К концу 60-х годов, в основном исчерпав потенциал перелива рабочей силы из деревни в город, российская экономика выходит на уровень развития, сопоставимый с низшей границей, которая была характерна к этому времени для экономически развитых стран. Именно с этого уровня повышение доли экспорта продукции обрабатывающих отраслей становится необходимой предпосылкой роста.

Исчерпание возможностей традиционной модели социалистического роста оставляет для коммунистической элиты две возможные линии: либо начать перестройку механизмов экономического регулирования, попытаться вновь подключить рыночные регуляторы, позволяющие устранить внутренние ограничения на экономический рост в рамках социализма, создать предпосылки снижения энергоемкости валового внутреннего продукта, повышения качества и конкурентоспособности продукции обрабатывающей промышленности, ее доли в экспорте, либо принять как данность утрату экономического динамизма, сделать упор на стабильность и устойчивость сложившихся структур.

Последний рывок Объективные трудности реформирования зрелой индустриальной социалистической экономики, а также опыт Чехословакии, где такие реформы проложили дорогу политической дестабилизации режима, - все это побудило руководство ЦК КПСС к концу 60-х годов твердо отказаться от серьезных рыночных экономических преобразований. В этой ситуации структурная ригидность экономики, богатая ресурсная база и тоталитарный политический контроль, казалось, гарантировали СССР и его восточноевропейской империи долгосрочную устойчивость при низких или нулевых темпах экономического роста. Потенциал социалистической индустриализации исчерпан, экономика вышла на предельный уровень продуктивности, определяемый базовыми характеристиками избранной экономической модели, и может долго функционировать вблизи этого рубежа.

Однако особенности самого социалистического роста в 70-80-е годы предопределили исторически быстрый крах весьма прочной на первый взгляд системы.

В экономической истории хорошо известны примеры траекторий развития, носивших внутренне неустойчивый, обратимый характер, опиравшихся на ресурсы, доступность которых подвержена резким изменениям11.

Гипотеза, которую мы попытаемся обосновать, состоит в том, что экономическое развитие СССР и тесно связанных с ним стран-членов СЭВ в 70-80-х годах носило именно такой, внутренне неустойчивый характер, что с этой траектории уже не было выхода в режим стагнирующей, но устойчивой социалистической экономики с нулевыми или стабильно низкими темпами роста. То есть падение производства в постсоциалистических странах было обусловлено не только объективными трудностями перехода, но и невозможностью устойчиво поддерживать функционирование экономических структур, сформированных в процессе роста в 70-80-е годы.

Два близких по времени события сыграли определяющую роль в развитии поздней социалистической экономики: открытие высокоэффективных месторождений нефти и газа в Западной Сибири и скачкообразное повышение цен на топливо на мировых рынках после 1973 г.

"Нефтедоллары" заменили ресурсы традиционного сектора. Появились новые источники финансирования развития, заменившие прежний налог с оборота на сельхозпродукцию (быстрорастущие доходы от внешнеэкономической деятельности), валюта для обеспечения комплектных поставок технологического оборудования и закупок сельхозпродукции, энергоресурсы, позволяющие наращивать и дальше производство и повышать доходы на душу населения без роста показателей энергоотдачи.

Вместо того чтобы направить дополнительные свободные ресурсы на обеспечение "мягкого" выхода из социализма, запуска рыночных регуляторов, их используют для поднятия душевого ВВП выше уровня, который может устойчиво поддерживаться в рамках социалистической модели.

С начала 70-х годов экономический рост в СССР становится все более аномальным. Доля экспорта сырья быстро растет, а экспорта продукции обрабатывающих отраслей падает. В структуре экспорта в развитые капиталистические страны доля машин, оборудования и транспортных средств снижается с 5,8% ВВП в 1975 г. до 3,5 % ВВП в 1985 г. (см. табл. 3).

Характерный пример - развитие экономики Нигерии в 70-80-х годах. Экономический рост здесь в доминирующей степени базировался на увеличении доходов от экспорта нефти. Их использование позволило в 1968-1980 гг. добиться увеличения душевого ВВП примерно в 10 раз. Перелом в динамике цен на нефть на мировом рынке в начале 80-х, соответствующее резкое падение реальных экспортных поступлений выявили неустойчивый характер предшествующего роста. К 1990 г. размеры душевого ВВП сократились примерно втрое по сравнению с 1980 г. и вернулись на уровень 1974 г.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.