WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Роль государства в постиндустриальной экономике ереход к демоМарек Домбровски, кратии и рынку, директор Центра Пкоторый осущесоциально-экономических исследований Польши ствлялся в начале 1990-х годов, сам по себе означал серьезное изменение роли и функций государства. Тота литарная функция, которую государство выполняло при коммунистическом строе, при командной экономике, должна была быстро и ради кально замениться на субси диарную роль государства.

Ответственность граждан и бизнеса за результаты своей деятельности, за свое благо получие должна лежать на них самих, а не переклады ваться на плечи государства.

В демократическом об ществе не гражданин и биз нес должны подчиняться государству, как это было в традиции царской России, Советского Союза и до сих пор существует в тоталитарных, авторитарных или полуавторитарных государствах, но само государство должно служить гражданам, и сами граждане должны контролировать его деятельность посредством демократических процедур.

На практике это означает, что государство должно передать ответственность за предоставление товаров и услуг, которые могут быть предметом рыночного оборота, частному сектору.

Оно не должно само производить, снабжать и брать на себя ответственность за решение каких-либо конкретных производственных вопросов: государство должно концентрироваться на предоставлении общественных благ.

Примерами общественных благ, предоставление которых является классической функцией любого государства, могут быть: обеспечение государственного суверенитета; защита личной безопасности и здоровья граждан; защита прав собственности; обеспечение исполнения контрактов; предотвращение отрицательных внешних эффектов частной активности (negative externalities); некоторые инфраструктурные блага, особенно те, которые в случае предоставления их в рыночном порядке имеют высокие трансакционные издержки (например, общедоступная дорожная сеть). Поддержание стабильности валюты тоже является классической функцией государства.

И наконец, функции государства, которые не являлись таковыми до ХХ века, – обеспечение услуг образования и здравоохранения.

Здесь стоит остановиться на исторической эволюции роли государства и концепции общественных благ. Например, в настоящее время во всем мире от государства ожидается активность в сглаживании неравенства доходов и борьбе с бедностью. Подобная функция была абсолютно чуждой классическому капиталистическому государству до конца XIX века.

Однако потом, под давлением социалистического движения и в результате социальных революций, возник консенсус, что определенное вмешательство государства в сфере распределения доходов необходимо не только из соображений социальной солидарности, но прежде всего как инструмент обеспечения политической стабильности общества и государства. В то же время предоставление всеобщих избирательных прав в начале XX века сделало социальный интервенционизм неизбежным. Однако открытым остался вопрос: как осуществлять его наиболее рациональным образом, без вреда для экономической эффективности Другой пример касается сферы образования и здравоохранения. По мере развития общества, особенно в период его перехода в постиндустриальную стадию, возрастает значение всеобщего образования как основного фактора, определяющего не только экономическую эффективность и социальный статус, но также возможность сознательно и активно пользоваться гражданскими правами и свободами. С учетом разнообразных положительных общественных эффектов (positive externalities) образования и неспособностью рынка обеспечить предоставление этого блага всем слоям населения необходим определенный мандат государства в этой области. Это касается и базовой медицинской помощи, где роль играют как externalities (например, борьба с эпидемиологическими заболеваниями), так и соображения социальной солидарности.

Эволюции подвергаются и классические функции государства, присущие ему в ходе всей истории его развития. Так, например, бурное развитие товарно-денежных отношений, особенно в финансовом секторе и с использованием современных информационных технологий, вызвало совсем новые требования к классическим функциям защиты прав собственности, обеспечения исполнения контрактов и предотвращения отрицательных внешних эффектов. В результате, например, роль банковского и финансового надзора сейчас совсем другая, чем она была не только 50–100 лет, но даже и 5–10 лет назад. То же самое касается и борьбы с организованной экономической преступностью, особенно ее международного характера.

Главная проблема как на концептуальном, так и на практическом уровне состоит в четком определении границ общественных благ и зоны ответственности государства, т.е. тех функций и задач, которых никто, кроме государства, эффективно выполнить не может. Все же остальные должны быть переданы в ведение частного сектора.

Обычно ключевым аргументом за передачу государству определенных функций и задач является несовершенство рынка.

И очень легко, особенно политикам и чиновникам, убеждать общество, что рынок в данной сфере не работает и не имеет шанса заработать, поэтому ответственность за решение этой проблемы должна лежать на государстве. Но обычно не ставится другой вопрос: а способно ли государство решить эту задачу Будет ли государство этот конкретный мандат выполнять более успешно и более эффективно, чем рынок Правильный подход – это сопоставление несовершенства рынка с несовершенством государства (market failure vs. state failure) в отношении каждой конкретной функции и задачи.

Особенно остро этот вопрос стоит в переходных экономиках.

Большинство посткоммунистических государств все еще не успело полностью адаптироваться к функционированию в рыночных условиях. В связи с этим необходимо четко осознавать ограниченный потенциал посткоммунистического государства в выполнении любых функций, особенно более сложных.

Конечно, государство и государственные предприятия могут продолжать заниматься производством и распределением частных благ (private goods), т.е. тех товаров и услуг, которые могут быть предметом частного производства и рыночного оборота. Однако их издержки будут выше, а качество ниже, чем в частном секторе.

Наконец, чрезмерная активность и вмешательство государства неизбежно приводят к ограничению гражданских прав и свобод. А они представляют собой самостоятельную ценность, особенно в постиндустриальном мире, где человеческие ресурсы являются важнейшим производственным фактором. Отсутствие в стране свободы и демократии – один из факторов, поощряющих миграцию человеческих ресурсов в более свободные страны.

В условиях трансформации государству приходится решать уникальные задачи. Прежде всего речь идет о либерализации экономики и общества, приватизации, строительстве демократических и рыночных институтов, помощи гражданам в адаптации к рыночным условиям, но таким образом, чтобы не навредить молодым рыночным и демократическим институтам.

В принципе, первые три задачи связаны с ограничением роли самого государства. Это, конечно, непросто, поскольку и политикам, и бюрократии нелегко расставаться с властью или, по крайней мере, с иллюзией власти, что очень часто приводит к сверхрегулированию со стороны государства. Чем мотивированы такие действия Для начала – идеологическими соображениями, т.е. убеждением во всемогущей роли государства, иллюзией, что государство может решать разные вопросы, которые на самом деле оно не в состоянии решить либо вообще, либо в конкретных условиях посткоммунистического периода.

Но в сверхрегулировании со стороны государства заинтересован не только сам государственный аппарат. Здесь затронуты также и интересы некоторых частных предпринимателей, которые под предлогом лозунгов общественного интереса на самом деле пекутся о защите их от конкуренции. Например, лицензирование ограничивает вход новых экономических субъектов на рынок, тем самым защищая от конкуренции тех, кто уже присутствует на рынке.

Со стороны государственного аппарата всегда есть соблазн расширить поле активности и полномочий государственных органов. Если речь идет об общественных благах, которые действительно никто, кроме государства, не в состоянии предоставлять, то это не означает, что данным вопросом автоматически должно заниматься исключительно центральное (федеральное) правительство. Множество функций и задач можно делегировать местному или региональному самоуправлению.

За исключением вопросов, которые являются функцией государственного регулирования в национальном масштабе и связаны с обеспечением единства национального рынка, большинство социальных услуг более эффективно могут предоставляться на местном и региональном уровнях по причине более действенного демократического контроля со стороны фактических получателей этих услуг.

Кроме того, значительная часть общественных благ хотя и финансируется из государственного, регионального или местных бюджетов, может производиться частным сектором по заказу государства, исходя из соображений эффективности, качества и минимизации издержек.

Здесь можно привести массу примеров, но мы остановимся на двух важнейших секторах, в предоставлении услуг которых государство играет самую значительную роль, – это образование и здравоохранение. Государство, конечно, должно определять механизмы, стандарты и финансировать, по крайней мере, часть этих услуг, однако их производство может осуществляться частным сектором на контрактной основе.

Процесс глобализации связан с новыми серьезными вызовами для национального государства. В основе процесса глобализации лежат растущая интеграция мировых товарных и финансовых рынков, свободное движение капитала, людей, технический прогресс, который снижает трансакционные издержки. Все это приводит к возрастанию конкуренции национальных экономических и правовых систем (например, в области защиты прав собственности и других правовых стандартов, в судебном производстве, в финансовом секторе, секторе финансового регулирования и др.).

Если предположить, что капитал, предприниматели и в какой-то мере рабочая сила могут более или менее свободно передвигаться из одной страны в другую в поисках высшей прибыли, заработной платы или лучших условий для ведения бизнеса, то страна, которая в состоянии создать более благоприятные и более предсказуемые экономические и правовые условия, становится наиболее желанной для притока капитала и человеческих ресурсов. Так, широко понятая категория предпринимательского климата является основной составляющей конкурентоспособности страны.

Очень часто конкурентоспособность страны рассматривается лишь в узком смысле, с учетом, например, реального валютного курса или реальной зарплаты. Конечно, это важные параметры, но они – лишь одни из многих, которые влияют на инвестиционные решения. Понятие конкурентоспособности намного шире, намного сложнее. И в будущем мобильность капитала и людей будет, скорее всего, расти, нежели ограничиваться.

Любое современное государство должно осознать, что оно живет не в изоляции, и даже если оно предпочитает закрытую политику, все равно зависит от внешнего мира. А внешний мир точно так же зависит от него. И чем крупнее государство, чем больше его человеческий, экономический, финансовый, военный потенциал, тем выше уровень ответственности. Конечно, понимание возрастающего уровня ответственности – очень непростой процесс. Часто он воспринимается как ограничение суверенитета. В некотором смысле это действительно так, но это реальность современного мира, от которой невозможно просто отмахнуться. Чем более аккуратно такое ограничение принимается в расчет, тем больше шансов защитить национальные, государственные интересы. Хотя само понятие национального интереса не всегда четко определено, и достаточно часто за национальные интересы выдаются групповые или частные интересы влиятельных лобби.

Проблема, с которой пришлось столкнуться России и другим странам СНГ в процессе трансформации, – это синдром неэффективного посткоммунистического и постсоветского государства. Кстати, она также актуальна, хотя и в несколько меньшей степени, и для стран Центральной и Восточной Европы, даже для тех из них, которые уже стали членами Евросоюза.

В чем этот синдром заключается Прежде всего в чрезмерном вмешательстве государства в деловую активность граждан и предприятий, которое ведет к паразитической эксплуатации бизнеса чиновниками и правоохранительными органами, в чрезмерной милитаризации государственных функций (типичное наследие царской России и СССР), в отсутствии гражданского, демократического контроля над силовыми структурами, в чрезмерной централизации, недоверии региональному и местному самоуправлению, в дефиците демократии, институтов гражданского общества, свободных средств массовой информации и прозрачности работы государственных органов разных уровней. Одновременно государство не способно эффективно предоставлять основные общественные блага. Возникает парадокс незавершенной трансформации: постсоветское государство не способно завершить приватизацию производства рыночных товаров и услуг, но одновременно допускает возможность спонтанной приватизации общественных благ, таких как деятельность правоохранительных органов, которая выходит из-под демократического контроля, хотя этот контроль является неотъемлемым мандатом государства.

Какие есть возможные пути реформирования неэффективного постсоветского государства Первый из них – демократический, европейский путь расширения экономических и гражданских свобод, укрепления политического плюрализма и многопартийной системы, системы сдержек и противовесов, свободных средств массовой информации, институтов гражданского общества, децентрализации власти, что должно способствовать постепенному повышению эффективности предоставления основных общественных благ и преодолению постсоветских патологий, проанализированных раньше.

Второй путь – это авторитарный путь укрепления исполнительной ветви власти, ее вертикали, дисциплины в обществе, ограничения плюрализма, путь, который можно назвать соблазном просвещенного авторитаризма.

Для стран с переходной экономикой существует достаточно четкая корреляция между экономическими и политическими свободами. В странах с растущим уровнем демократизации обычно экономические реформы движутся быстрее и эффективнее вперед. В странах, где идет противоположный процесс – откат от демократических стандартов, в лучшем случае замедляются экономические реформы, в худшем, как, например, в Белоруссии, – процесс поворачивается вспять.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.