WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 44 |

чиновника ячейки гражданского общества. Русский аристократ Патологической была социальная структура русского общесередины XVIII века чувствует себя куда естественнее при фран- ства. Ее моделью можно считать Дворцовую площадь в Петербурцузском дворе, чем при османском. Европейское влияние видно ге – ровное пространство, в середине которого вертикально вверх и в распространяющемся представлении о гражданских правах вздымается колонна. Не было нормальных, придающих обществу (естественно, в форме прав дворянства), и в крепнущем убежде- стабильность плавных переходов от низших сословий к высшим.

нии в незыблемости частной собственности (также, естественно, в Дворянство и крестьянство жили как бы в двух разных страпервую очередь дворянской). нах, говорили и думали буквально на разных языках (дворяне – на В основе развития послепетровской «евразийской» России французском). Подобная социальная структура сегодня характерна лежало глобальное противоречие, которое прошло сквозь всю лишь для некоторых стран «третьего мира». Но и само дворянство русскую историю XVIII–XX веков и с балластом которого мы не могло считаться независимым от государства классом гражданвходим и в XXI век. Выдавая нужду за добродетель, это противо- ского общества. В течение XVIII–XIX веков социальная структура речие гордо назвали «особым», «мессианским» путем, в то время очень медленно менялась, с трудом обреталась реальная независикак в действительности здесь была (и осталась) то явная, то скры- мость от бюрократического контроля. Этот процесс так до конца и тая борьба между двумя путями при невозможности выбрать один не закончился к 1917 году, хотя, конечно, прогресс был достигнут из них. громадный. Во второй половине XIX – начале XX века в России В трещину этого противоречия свалилась царская, затем ком- уже почти вставало на ноги то, что можно назвать гражданским мунистическая империя. Над этой трещиной мы и сегодня стро- обществом, – материально и социально автономная от государства, им здание новой России. от бюрократии русская интеллигенция, «средний класс», предприКопируя во многих, особенно внешних, культурных формах ниматели, оно объединило в себе лучших представителей дворяневропейский путь, мы не имели главного – развитого рынка, сво- ства, разночинцев, купечества. К сожалению, эта культурная пленка бодного от государственно-бюрократического диктата, свобод- была слишком тонкой, она покрывала лишь незначительную часть ных отношений частной собственности. Но и сохранить азиат- социального ландшафта и легко была сорвана, не выдержав сверхский способ производства в полном виде не удавалось. Это был напряжения социальных конфликтов в начале XX века.

какой-то перманентный кризис «западно-восточной структуры» Еще сложнее обстояло дело с собственно имущественными общества. отношениями, и, конечно, прежде всего земельными.

Проявлялось это во всем. После Петра в России сложилась В XVII веке характер земельных отношений в России устойособая бюрократия. Она соединяла все худшее от бюрократии чив, хотя и неэффективен. Их основа – поместная система44, западной, немецкой, прусской, которую копировала внешне, и Поместная система – существовавший в России в конце XV – XVIII в. порядок, от бюрократии восточных деспотий, «азиатской», духом которой при котором государство за несение военной и государственной службы предоставляло дворянам условное земельное владение – поместье – без права продажи, обмебыла глубоко пропитана.

на и наследования.

222 Е. Гайдар Государство и эволюция Глава II. Особый путь догоняющей цивилизации закрепощение всего населения государством, всеобщая обязан- В обыденном сознании дворянскому праву на землю противостоность службы: для дворян – военной и чиновной, для крестьян – ит имеющее ничуть не меньше оснований крестьянское право.

податной. Ростки частной собственности слабы и еле различимы, Эту железную, опирающуюся на традиции логику никакими розгаземли одновременно и царские, и дворянские, и крестьянские. ми не выбьешь. Конфликт вокруг дворянских и крестьянских прав Все имеют на них пересекающиеся претензии. Конечно, как и на землю является постоянной угрозой стабильности и тормозом везде, появляются тенденции к приватизации: помещики – услов- экономического развития.

ные собственники стремятся закрепить землю за собой, сделать Помещичья (вообще частная) земельная собственность в Роснаследуемой, расширить свои собственнические права. Но этой сии никогда не воспринималась как вполне легитимная. Это тенденции противостоит и противоположная – государственный было свойственно всем классам общества, что блестяще зафикконтроль, перераспределение земель. сировано в произведениях Л.Н.Толстого, во всем его «дворянскоВ начале XVIII века заимствование европейского опыта, тра- крестьянском» мировоззрении. Вместе с тем очевидно и то, что диций придает дворянской приватизации мощный импульс. Ока- до XX века в России практически можно ставить знак равенства зывается, частная собственность – священное право. Из сложной между понятиями «земельная собственность» и просто «собственструктуры пересекающихся прав без исторической эволюции, по ность». Отсутствие традиции глубокой легитимности собственности – решению власти из цепочки собственников вычленяется одно зве- вот что трагически отличало Россию от Европы. Отсутствовал, по сути, но – помещик, дворянин. Неожиданно для подавляющей части главный психологически-культурный стержень, на котором крепилось все общества, крестьян, дворянство получает все права собственности. здание европейского капитализма. Поэтому вполне естественно, что Происшедшая в исторически сжатые сроки аграрная револю- и учения, наспех переведенные с немецкого, но отрицавшие леция, начатая законом Петра I от 1714 года о единонаследии, при- гитимность частной собственности уже во всем блеске новейшей равнявшим поместья к вотчинам45, подтвержденная указами 1731 «европейской рациональности», принимались в России как роди 1736 годов Анны Иоановны, закрепленная манифестом 1762 ные...

года Петра III о вольности дворянства и жалованной грамотой Екатерина II, хорошо знавшая и понимавшая Европу, ее дух, Екатерины II в 1785 году, по форме сблизила российские земель- немало сделавшая для перенесения на российскую почву рыночные отношения с европейскими. Но на деле эта реформа закон- ных институтов (от ликвидации внутрироссийских пошлин до сервировала крепостничество, затянув, пожалуй, один из самых перехода к новой, более свободной, стимулирующей промыштугих узлов противоречий в российской истории. ленной политике), разумеется, понимала, какой архаикой, каким Не проросшая, как в Европе, через века традиций, а насаж- историческим тупиком является крепостничество. Чтобы увидеть денная разом государством взамен традиционной феодальной, это, достаточно внимательно перечитать ее знаменитый «Наказ»46.

смешанной, дворянская частная собственность никогда не имела Но, четко и безоговорочно закрепив за дворянами право частной глубоких корней, исторической легитимизации, гарантий право- собственности на землю и крепостных, начав, таким образом, вой устойчивости. Баланс земельных отношений допетровской именно с дворян формирование свободного сословия, аналога Руси был резко нарушен. Дворяне держали землю от государства европейских граждан, она и ее преемники сами оказались в истоза службу. Если они теперь не обязаны служить, то и крестьяне рическом тупике.

свободны от своих государственных обязательств их содержать. Освободить крестьян без земли, которую они считают своей, – значит теперь лишь усилить социальные противоречия, деревен Вотчина – вид феодальной земельной собственности в России, родовое имение, переходившее по наследству. См.: Екатерина. Наказ. СПб., 1907.

224 Е. Гайдар Государство и эволюция Глава II. Особый путь догоняющей цивилизации скую нищету, к тому же с трудно прогнозируемыми последствиями для государственных налоговых поступлений. Но освободить После Крымской войны для большей части российской поликрестьян с землей, принудить дворян к ее отчуждению – это нарутической элиты стало ясно, что пришло время новых интересов, шение дворянских прав, произвол. Первое право, которое решиновых планов, что России жизненно необходим цикл реформ, тельно отстаивает новое свободное сословие, – священное право обеспечивающих предпосылки капиталистического развития.

частной собственности на свои земли. Корона боялась дворянИменно в последующее шестидесятилетие эволюция российских ского заговора (судьбы Петра III и Павла I хорошо помнили!) общественных институтов – отмена крепостного права, судебникак не меньше крестьянских восстаний.

ные, военные реформы, становление земского самоуправления, История проектов аграрной реформы, внутренней полемики, укрепление гарантий собственности – максимально сближает их тайных комитетов периода Александра I и Николая I – история с европейскими, прокладывая дорогу быстрой индустриализации, попыток найти решение этой трудноразрешимой задачи.

успехам в экономическом развитии. В этот период на передний Не подтвержденное, но и не опровергнутое историей предаплан в формировании социально-экономической стратегии выние свидетельствует, что Николай I перед смертью взял с Алекходит один ключевой вопрос: в какой мере свободным от госусандра II слово разрубить этот узел, освободить крестьян. Вне дарственной опеки должен быть российский капитализм, росзависимости от достоверности оно характерно. Крымская война, сийский рынок, и в первую очередь в ключевой для экономики унизительное поражение, обнажившее отставание архаичной имсфере – в сельском хозяйстве, в земельной собственности перии от быстро развивающейся Европы, в полной мере выявили Наследие крепостничества – долгосрочный, растянутый во и бесперспективность попыток предшествующих десятилетий, и времени социальный фон. Спустя десятилетия после освобожденастоятельную необходимость научиться перенимать не только ния крестьян его следы очевидны в экономической жизни, быте, внешние формы, но и внутренний дух европейских установлеполитике. И сегодня, сопоставляя карту итогов выборов 1993 года, ний.

выделяя регионы поддержки рыночных реформ, с удивлением обнаруживаешь бросающиеся в глаза совпадения с картой расселения не знавшего крепостничества черносошного крестьянства47.

Само освобождение крестьян привело к вынужденно компромиссному решению, не устраивавшему ни ту, ни другую сторону в вековом диспуте о земле. Как нередко бывает, с такой реформой всегда связаны надежды, которые объективно не могут быть удовлетворены. В результате и крестьяне, и помещики недовольны реформой. По убеждению первых, им дали слишком мало, а по убеждению последних – отняли слишком много. Часть земли принудительно отчуждена у помещиков и передана крестьянам, которые связаны выкупными платежами и становятся в полной Черносошные крестьяне – в русском государстве XIV–XVII вв. лично свободные крестьяне, владевшие общинными землями и несшие феодальные повинности.

Е. Гайдар Государство и эволюция Глава II. Особый путь догоняющей цивилизации мере свободными лишь после их выплаты. Сохранена община казавшееся либеральным авторам освободительного манифеста с ее круговой порукой как механизм регулирования податных и временным, закрепляется, консервируется на десятилетия.

выкупных обязательств крестьян. Больше того, именно в ее рас- Закон 1886 года осложнил деление имущества между членапоряжение переданы земли. Крестьяне усечены в правах, без раз- ми крестьянского двора. Закон от 8 июля 1893 года потребовал, решения общины не могут получить паспорта, уехать на работу в чтобы перераспределение земли в общине происходило не реже город, их всегда можно вытребовать обратно на двор с полицией. чем 1 раз в 12 лет, закон от 14 декабря 1893 года резко осложнил Частный оборот земли, выход из общины жестко ограничены. продажу надела даже членам общины и сделал практически неВ бумагах, удостоверяющих права крестьян на собственность, не возможным выход из нее.

определены ни местоположение, ни четкие границы. Домохозя- Но чем больше государство втягивается в текущее регулироин после своего освобождения не собственник, а государственное вание землепользования, ограничивает развитие частнособствендолжностное лицо, работающее под надзором. Мощные эгали- нических отношений, тем сильнее аграрный кризис, мощнее таристские48, антиприватные установления продолжают действо- волна подспудного крестьянского недовольства, настоятельнее вать, распространяясь на основную массу населения. требование передела.

Не удивительно, что в противоположность обретшей нако- В начале XX века борьба вокруг аграрной политики правинец свободу и стимул к развитию городской промышленности в тельства предельно обостряется. Получают четкое воплощение сельском хозяйстве наблюдаются растянувшиеся на десятилетия две линии: Плеве49 и Витте50 – Столыпина51.

кризис, стагнация. Отсутствие стимулов к эффективным нововве- Предельно просто кредо В.К. Плеве, выраженное в подготовдениям, росту производительности здесь сочетается с высоким ленной под его руководством записке: «Надельные земли, имея налоговым бременем, круговой порукой, увеличением аграрного государственное значение... не могут составлять предмет свободнаселения, территориальная, трудовая мобильность которого ис- ного оборота и потому не подлежат действию общегражданских кусственно сдерживается. Соответственно с ростом малоземель- законов»52. Отсюда линия на всемерный контроль земельной собности все более настойчивыми становятся требования нового ственности, патриархальная опека над крестьянином, установлеперераспределения земли. ние жестких предельных размеров земельной собственности отКрестьяне, никогда не принимавшие в своей массе аграрную дельного двора, предотвращение формирования кулачества как революцию Петра I – Екатерины II, убеждены, что земля госу- класса.

дарева, он может и должен ее переделить, чтобы всем хватило. Суть позиции С.Ю. Витте прямо противоположна. Он счиСсылки на частную собственность, как уже говорилось, мало кого тал, что попытки сохранить государственный контроль над креубеждают. Да и свежий опыт подтверждает: в реформу надо было – стьянством – главный фактор экономической отсталости, основа и переделили. потенциальной социально-политической угрозы. Витте хорошо Как реакция на это – растущая озабоченность власти, ее стрем Плеве Вячеслав Константинович – министр внутренних дел, шеф отдельного ление расширить границы государственного контроля, регуликорпуса жандармов в 1902–1904 гг.

Витте Сергей Юлиевич – министр путей сообщения, затем с 1892 г., министр рование аграрной сферы. Такая реакция особенно отчетливо финансов, председатель Кабинета министров с 1903 г., Совета министров в 1905– проявилась в годы царствования Александра III. Ограничение 1906 гг. Разработал основные положения столыпинской аграрной реформы.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.