WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 24 |

Говоря о мерах для маневра, очень важно децентрализировать полномочия, передать больше возможностей из центра субъектам РФ – пусть отвечают за деловой климат. Мы знаем нескольких губернаторов, создавших у себя благоприятные условия для развития предпринимательства. «Наверху» формируются макроэкономические условия, а для реального бизнеса нужны земельные участки, коммуникации, инфраструктура – все это там, на местах. Поэтому передача полномочий в регионы, на мой взгляд, была бы серьезным движением в сторону упрощения развития бизнеса, а соответственно и увеличения конкурентоспособности нашей экономики.

За 2011 г. у нас сложился уровень налоговых изъятий в экономике в пределах 37–38% с учетом высокой цены на нефть. Без учета цен на нефть – около 27%. Это вполне конкурентоспособный уровень по сравнению даже с развивающимися странами.

РАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО Под вопросом остается другой маневр налоговой системы, касающийся размера страховых взносов, которые в последнее время у нас увеличились. Эта тема еще будет рассматриваться в правительстве.

Еще одна область увеличения резервов и соответственно налогового потенциала – выход экономики страны из тени.

По оценкам того же Росстата, у нас теневой сектор доходит до 30% ВВП. Это огромный ресурс. Чтобы его освоить, нужно прежде всего увеличить расчеты в безналичной форме, хотя бы между субъектами экономики.

В России доля наличных расчетов в денежном обращении составляет четверть общей денежной массы. В развивающихся странах этот показатель равен примерно 15%. В странах с развитой экономикой – 7–10%. Безналичную форму расчетов можно вменить посредством закона.

Итак, хотим мы этого или нет, все дополнительные расходные обязательства нам придется проводить в рамах имеющихся ресурсов. Без макроэкономической стабильности, без этой устойчивости, без конкурентоспособности нашей экономики мы не обеспечим привлекательность страны для инвесторов. Последовательная, понятная бюджетная политика страны на ближайшее время – вот единственное условие нашего дальнейшего развития.

Алексей Улюкаев, первый заместитель председателя ЦБ России У России был шанс стать наиболее экономически свободной, либеральной страной и, может быть, даже иметь самую быстрорастущую экономику в мире. Не получилось.

Но то, что у нас все-таки есть нормальная экономика, которая живет по нормальным экономическим законам, которая АЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ на инструменты денежной политики реагирует так же, как и любая другая экономика, это в определенном смысле чудо.

Как и то, что все это работает, и страна довольно нормально развивается.

Конечно, зачастую мы принимаем за содержательные показатели внешние признаки модернизации, экономического развития, успешности экономики или финансов. А это не совсем так. Внешние признаки успеха/неуспеха и реальное содержательное движение к такому экономическому развитию, которое обеспечит хорошую жизнь наших граждан, это не одно и то же.

Мы хотели бы поставить перед собой более амбициозные задачи, но тогда нам следует измениться, изменить институты. Это еще один урок, который я для себя извлек. Я прежде считал, что макроэкономика, финансы, денежная, бюджетная политика – это самое главное. Последние двадцать лет меня убедили, что это не так. В Средневековье схоласты говорили: «философия – служанка богословия». На мой взгляд, макроэкономика, денежная политика – служанки институциональной экономики.

Формирование качественных институтов, собственности, регулирование гражданских отношений – важнее. Они первичны.

И еще один важный момент: каждое событие нужно оценивать по правильным критериям. То, что было сделано в 90-е годы, это не либеральные реформы. Это была спасательная операция. Реанимировали пациента, находившегося в состоянии клинической смерти. Этим пациентом была российская экономика вкупе с российской социальной системой. Любой ответственный политик, либерал, коммунист, монархист – кто угодно, если он ответственен перед своим народом, перед своими детьми, должен был сделать примерно то же самое.

РАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО Мы видели, что в сложном 1999 г. Евгений Примаков и Юрий Маслюков – как к ним ни относись политически или лично, это ответственные люди – проводили в жизнь вполне нормальные перемены: уход государства и минимизация участия государства в регулятивной жизни, создание нормальной конкурентной среды, ликвидация административных барьеров. По этому критерию надо судить, а не по критерию соответствия или несоответствия каким-то прописям.

С какими макроэкономическими вызовами – и не только Россия (просто мы ощущаем их чуть жестче, чем другие государства) – мы сталкиваемся Я не первый год выступаю против обсуждения ситуации в терминах «кризис», «рецессия» и т.д. Технически возможно, но не эти слова определяют суть дела. Кризис как непременный элемент делового цикла – это не то, что мы переживаем. Вторая, третья волна кризиса – об этом нет смысла говорить.

Мне как-то встретился интересный термин: «новая нормальность». И эту новую нормальность можно описать, как мне кажется, тремя мазками.

Первый. Серьезное изменение темпов мирового экономического роста. Резкое, практически вдвое, их снижение как в развитых экономиках, так и на развивающихся рынках. Мировая экономика уже не даст больше 5% среднего роста, emerging markets – более 10%, и этот показатель будет уменьшаться. То же самое касается и России.

Второй элемент «новой нормальности» – высокая волатильность на всех товарных и денежных рынках. И ее время от времени будут поражать локальные всплески, которые многие будут называть кризисом, волнами. Но эти явления на центральных рынках совсем необязательно будут следовать за каким-то деловым циклом. Они могут появляться на разных его стадиях.

АЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ Третий элемент – исчерпанность инструментов и механизмов традиционной государственной политики: монетарной, фискальной, политики стимулирования спроса. Ситуация становится сложнее, а возможностей влиять на нее – меньше. Стало быть, и не надо предаваться иллюзии, что государство в лице своих институтов способно принципиально вмешаться и менять эту ситуацию.

Лучше трезво оценить свои небольшие возможности. Например, немного скорректировать положение, не допустить катастрофического развития. Мы должны и будем это делать. Но ставить перед собой заведомо невыполнимые цели – «вернуться к прекрасному новому миру, который у нас был в нулевых годах» – не стоит. Да я и не считаю этот мир прекрасным. Кстати, все сегодняшние риски были созданы тогда, в период безудержного консюмеризма, подстегиваемого не очень умной монетарной фискальной политикой во всем мире.

Теперь ситуация более конкретна. У локальных волн ухудшения ситуации всегда бывают какие-то триггеры, т.е.

события, провоцирующие резкий рост рисков. Прежде всего это ожидание американской рецессии, которая то ли будет, то ли нет. Во II квартале прошлого года все прогнозировали: рецессия будет. Но в США произошли улучшения. От Америки ждут низких темпов роста, а по-моему, у них будут нормальные темпы роста – 1,5–2% в год. Другой триггер – ситуация в Европе: суверенные долги, регулирование/урегулирование, соответствующие риски и т.д. Опять же консенсус-прогноз: нулевой рост в Европе в 2012 г. Возможно улучшение, но незначительное. И третий – ситуация на еmerging markets, прежде всего в Китае, Индии.

Все это не может не повлиять на Россию. Обычно РФ импортирует элементы макроэкономического порядка. По каким каналам Это товарные цены, они определяют финансы государства, его бюджет и финансы бизнеса, его инвестициРАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО онные программы, приток или отток капитала. В целом это влияет на ситуацию на фондовом рынке, ликвидность, возможности или невозможности долгового развития.

Так вот сейчас один из этих каналов работает, другой – нет. То есть цены товарные по-прежнему высоки. Это значит, что финансы государства хороши, в 2012 г. ожидается бюджетный профицит, по данным Минфина – 0,5%. Я полагаю, что может быть и 0,8–0,9%. Соответственно финансы бизнеса тоже в неплохом состоянии, что порождает возможность кредитовать. Солидный кредитный рост – 24–25% по итогам 2011 г. – катализатор экономического роста.

Но при этом идет значительный отток капитала. В прошлом году – более 80 млрд долларов против прогнозируемых 70 млрд долларов. Мне не нравится, когда об оттоке капитала говорят в терминах «хорошо-плохо». Я, например, не знаю, хорошо это или плохо. И полагаю, что, скорее всего, речь идет о чистом оттоке частного иностранного капитала, о разнице между притоком и оттоком. При этом могут расти пассивы и активы и банков, и инвестиционных компаний, а сальдо будет немного изменяться. Причем изменяться по разным обстоятельствам. Прямые иностранные инвестиции – это одно дело. А инвестиции в инструменты денежного рынка – совершенно другое. К их величине нужно относиться спокойно. И ни в коем случае не надо стремиться бороться с этим явлением методами административного регулирования или проведением специальной политики по резервным требованиям и т.п.

Спокойное изучение этого обстоятельства показывает, что еще недавно у нас в течение двух лет был приток, сформированный в основном инструментами денежного рынка.

А именно – ожиданиями укрепления рубля. Дифференциал процентных ставок – российских и глобальных – и переизбыток глобальной ликвидности и стали двигателями валютного рынка. Вот и все! Возникло высокое денежное предАЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ ложение, к которому мы оказались не очень-то готовы. Мы, Минфин и Центробанк, конечно, его стерилизовали, но не всегда успешно.

Чаще бывает обратная ситуация, когда высокое отрицательное сальдо текущего счета компенсируется притоком капитала. Это тоже нормально, должен же быть какой-то баланс. В этом смысле я считаю, что все это вписывается в параметры и координаты «новой нормальности».

Вывод: Центральный банк перестает быть поставщиком ликвидности, эмитирующим рубли для приобретения валюты. Начиная с августа 2011 г. мы, скорее, даже стерилизуем рубли, продавая валюту.

Постепенный переход к режиму инфляционного таргетирования, согласно основным направлениям денежно-кредитной политики на 2011–2013 гг., входит в приоритетные задачи Банка России. Это означает, что резервы не должны меняться, прирастать, уменьшаться. Их прирост поставлен в зависимость от эффективности инвестирования резервов.

Они будут прирастать на инвестиционный доход или уменьшаться на инвестиционный убыток либо на переоценку, если составляющие этого баланса будут как-то двигаться. А это значит, что ликвидность будет поступать через другие каналы.

Теперь для Центрального банка важно не только, насколько он сам свою линейку инструментов выстраивает, но и финансовая стабильность, и качество работы кредитных учреждений, которые и должны дать экономике эти деньги.

Вывод: меняется мандат Центрального банка, как, впрочем, и всех мировых центральных банков. То есть само понимание инфляционного таргетирования сдвигается: не только ценовая стабильность, но и финансовая стабильность становится мандатом центральных банков. Они должны, обязаны сидеть на этих двух стульях. И сидеть устойчиво.

Вот это следующая задача.

РАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО В этом смысле очень важно правильное понимание регулирования. Хорошо, что в последнее время уже не говорят о необходимости отделить банковский надзор ЦБ от функций эмиссионного центра. Даже в начале 2008 г. Госдума нас призывала последовать примеру Великобритании. А Банк Англии возьми и сделай, как мы: вернул в свою сферу банковский надзор.

Хочу подчеркнуть: есть регулирование, а есть надзор. С точки зрения набора параметров, нормативов, правил, требований по капиталу, по ликвидности, по рискам и т.д. у нас дела с регулированием обстоят неплохо. Но у нас есть разрыв между регулятивной нормой и надзорной практикой, т.е. сферой обеспечения исполнения этой нормы. И здесь много чего нужно сделать.

Марек Белка, председатель Национального банка Польши Я остановлюсь на вопросах, которые касаются российского бюджета. Все больше и больше стран используют часть доходов от экспорта сырья для снижения бюджетного дефицита и поддержания уровня доходов населения. Это в первую очередь касается России. Очевидно, что эта тенденция делает экономическую политику еще более сложной. Если ваша экономика не производит достаточно товаров, значит, вы позволяете, чтобы кто-то делал это за вас. Увеличение потребительского спроса вследствие роста доходов без достаточного внутреннего производства усиливает инфляцию, которая затрагивает взаимоотношения с торговыми партнерами и создает достаточно сложную ситуацию для остальной части экономики. Например, большой рынок экспорта сырья вызывает экспорт рабочей силы, поскольку в добыче МАРЕК БЕЛКА сырья не создаются дополнительные рабочие места, и люди вынуждены эмигрировать в другие страны. Пример этому можно найти в Северной Африке – это огромный экспортер топлива, газа, но больше всего этот регион известен как экспортер трудовых ресурсов. Конечно, любой стране хотелось бы этого избежать.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.