WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 24 |

В заключение хочу сказать о том, что в Республике Бурятия уже пять лет занимаются формированием системы оценки эффективности работы муниципальных образований. Она уже приобрела вполне конкретный облик, и на сегодняшний день учитываются все особенности в развитии наших муниципальных образований.

Галина Курляндская, генеральный директор Центра фискальной политики Процесс оптимизации системы оценок очень нелегок.

Прежде всего необходимо ответить на вопрос: для какой цели нужна система оценок Она была введена в связи с отменой выборов губернаторов. Если будет восстановлена выборность губернаторов, то, возможно, действительно, оценка уже не будет нужна, а мониторинг тех самых показателей, индикаторов, на мой взгляд, будет необходим. Для чего сейчас собираются данные Для чего могут быть полезны такие индикаторы Для того, чтобы видеть конкретную ситуацию РАЗДЕЛ II. ТОЧКИ РОСТА: КРИТЕРИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ в регионах. И больше всего такой мониторинг нужен самим губернаторам. Губернаторы жалуются на то, что приходится собирать такой большой объем показателей, но, скорее всего, львиная доля их необходима для самих органов власти субъекта Федерации, для принятия того или иного управленческого решения.

Кстати, слабо верится, что те показатели, которые собираются самими регионами, можно использовать для присвоения рейтингов, для сравнения регионов, что они действительно корректны и сопоставимы. А вот отслеживание показателей одного региона в динамике представляется очень полезным, поскольку позволяет делать выводы о процессе социального или экономического развития региона. В идеале оценка качества управления регионом может происходить при сопоставлении поставленных целей и уровня их достижения. В таком случае будет учтена специфика того или иного региона, но для этого необходимы выборные программы губернаторов, программный бюджет, государственные программы, программы субъектов Российской Федерации и т.д.

Затем должен проводиться мониторинг выполнения этих программ. Несмотря на скептическое отношение к переходу на программный бюджет, на мой взгляд, это правильное направление. Иначе мы не будем видеть и понимать, на что расходуются бюджетные средства, каковы результаты эффективности расходования именно бюджетных средств.

Наше предложение в плане улучшения оценки: уход от интегрального показателя и переход к использованию показателей хотя бы в рамках отдельных министерств. Каждое министерство не только призвано разрабатывать политику на федеральном уровне, но и сильно влияет на деятельность органов власти и на те полномочия, которые исполняют субнациональные органы власти. Министерство должно выбирать цели и то направление, в каком, по их мнению, должна развиваться та или иная отрасль. В принципе, это совпало ГАЛИНА КУРЛЯНДСКАЯ бы с государственной программой этого ведомства, по которой выдаются субсидии на поддержку выполнения полномочий субъектами Российской Федерации. Сейчас субсидии действительно непонятно по каким критериям и в какой пропорции предоставляются и богатым, и бедным. На что они направлены Скорее всего, они должны быть направлены на поддержку проведения институциональных реформ, а не на прямые расходы в той или иной сфере. И именно в рамках министерства некий интегральный показатель должен контролироваться. Для совокупной интегральной оценки отслеживаемых показателей не должно быть много. Безусловно, надо как-то учитывать то, что у разных регионов разные ресурсные возможности. Но дело в том, что учет соотношения «результат/ресурс» очень сложен, и эта взаимосвязь описывается не линейной регрессией, которую предлагается использовать при оценке.

РАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО Раздел III. Макроэкономика будущего АНТОН СИЛУАНОВ Антон Силуанов, министр финансов РФ Главная задача бюджетной и налоговой политики России – добиться в предстоящие 10 лет конкурентоспособности экономики. Для этого надо не только обеспечить годовые темпы экономического роста не менее 5–6%, но и, вообще, переориентироваться с потребительского спроса на инвестиционный.

Минфин с экспертами и специалистами в области бюджета, финансовой политики вырабатывает предложения для правительства, позволяющие совершенствовать бюджетнофинансовую политику на будущее с учетом возможных рисков и развилок.

Чтобы обеспечить темпы необходимого нам экономического роста более 5–6%, переориентирование с потребительского спроса на инвестиционный, понадобятся средства для вложения в экономику. Где их взять Разумеется, это средства внутреннего рынка и иностранных инвестиций.

Но для того чтобы эти ресурсы к нам пришли, мы должны гарантировать частному капиталу определенные условия на ближайшее десятилетие: ясную налоговую систему, устойчивую бюджетную конструкцию. Владельцы средств должны быть уверены, что финансовая политика в стране не допустит высокой инфляции, не приведет к тому, что вложенные в экономику России средства обесценятся.

Иными словами, речь идет о предсказуемой, ответственной бюджетной политике – об одном из основных показаРАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО телей, инструментов, позволяющих обеспечить макроэкономическую устойчивость и соответственно конкурентоспособность российской экономики.

И такая возможность, безусловно, есть. Я не говорю о других очевидных мерах – таких, как защита прав собственности, снижение коррупционных рисков для бизнеса, улучшение работы правоохранительной системы и т.д.

Конкурентоспособность – это не только гарантия обеспечения стабильности финансов и налоговой системы. От ее уровня зависят и рейтинги РФ, и доверие инвесторов. Как раз сейчас правительство выработало и зафиксировало налоги на 5–6 лет, практически без каких-либо серьезных изменений.

Ответственная бюджетная политика в первую очередь подразумевает бюджетные правила, чтобы обезопасить нас от влияния изменений внешнеэкономической конъюнктуры.

Да, бюджетные правила – это ограничения. Не всем нравится, когда заданы «коридоры», когда снижается возможность маневра финансовыми ресурсами.

Но без бюджетных правил, без определения наших возможностей и «коридоров» действия говорить о финансовой устойчивости и работать Минфину нельзя. Поскольку, если таких правил не будет, появятся риски увеличения расходов, сокращения доходов в результате ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры.

Как результат – либо секвестр, либо неконтролируемые заимствования, что в нашей практике уже бывало.

Бюджетные правила, которые мы с экспертами обсуждали в Министерстве финансов, – это определенные ценовые параметры нефтяных доходов, исходя из которых должен строиться бюджет. Мне кажется это разумным.

Другое дело, можно ли такие правила реализовать, если можно, то насколько быстро.

АНТОН СИЛУАНОВ В последнее время цена на нефть значительно превышает средние показатели минувшего десятилетия. Бюджет 2012 г., напомню, сбалансирован при цене 117 долларов за баррель.

А надо обеспечить его сбалансированность при 70 долларах.

Быстро осуществить такой переход, конечно, сложно. Нужен переходный период. Полагаю, к 2016 г. можно было бы перейти к 100%-ному выполнению этого правила, постепенно следуя ему из года в год.

Такой подход необходим, потому что в России большой «ненефтегазовый» дефицит. До кризиса этот параметр был в пределах 3–5%. После кризиса – 13%, в прошлом году – 9,7%. Вот что получается в отсутствие бюджетных ограничений, бюджетных правил… Минфин все время подвергают критике: он постоянно экономит, загоняет всех в какие-то рамки, не дает реализовывать программы, противится структурным переменам и т.д. Экономике нужны деньги, а Минфин, как всегда, все складывает «в тумбочку». Но если не будет ограничений, бюджетных правил, мы никогда не избавимся от рисков, порожденных огромным «ненефтегазовым» дефицитом.

Доходы федерального бюджета России наполовину состоят из нефтегазовых доходов. Любое негативное изменение внешнеэкономической конъюнктуры приводит к тому, что эта доля доходов резко сжимается... Кто может сказать, какие цены будут завтра на нефть и нефтепродукты Никто. Можно ли подвергать рискам исполнение наших обязательств Это негосударственный подход.

Бюджетные правила – импульсы для инвесторов: несмотря ни на что, мы будем придерживаться таких-то параметров наших доходов и соответственно расходных обязательств. Конечно, это не просто, но необходимо сокращать ненефтегазовый дефицит до безопасного уровня – до 4–5%.

Представители отраслевых ведомств и некоторые эксперты, в частности, рабочая группа, возглавляемая В.А. Мау и РАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО Я.И. Кузьминовым, говорят о необходимости некоего бюджетного маневра: в ближайшие 10 лет они предлагают увеличить расходы бюджета (напомню: сейчас это около 21% ВВП) на 4% ВВП. При этом – уменьшить другие, менее приоритетные расходы на 2% ВВП. Высвободившиеся средства предлагается направить на дополнительные расходы, связанные с образованием, здравоохранением, инфраструктурой и т.д.

Если мы на это пойдем, то увеличим наши расходные обязательства, бюджет из инструмента стабильности превратится в инструмент разбалансированности финансовой системы со всеми вытекающими последствиями.

Министерство экономики не считает нужным увеличивать налоги, а стало быть, в этом случае мы столкнемся с дефицитом. И дефицит бюджета явно превысит триллион рублей.

Это прежде всего увеличит риски исполнения бюджетных обязательств. В случае падения цен на нефть мы рискуем быстро потратить наши резервы. Опять под угрозой будут наши контракты, обязательства.

Это не та политика, которая нам нужна. С одной стороны. С другой – где мы найдем этот триллион рублей На внутреннем рынке В прошлом году объем заимствований с рынка составлял 1,4 трлн рублей. В этом году – уже 1,трлн. Добавить еще триллион просто нереально. Так можно лишить ликвидности все наши финансовые институты.

Брать эти средства с внешнего рынка Можно. На 2012 г.

у нас предусмотрены заимствования на внешнем рынке в млрд долларов – это 200 с небольшим миллиардов рублей. А тут еще триллион...

Дадут ли нам такие деньги Может быть, и дадут, но во что они нам обойдутся... Откуда этот ресурс брать Говорят, что ЦБ может купить наши облигации на вторичном рынке.

Но триллион рублей дополнительной ликвидности, которую АНТОН СИЛУАНОВ предоставит ЦБ, превысит объем денежного предложения, обеспечивающего обусловленные темпы инфляции в 5–6%.

В этом мире все связано.

Если в экономике и финансах не соблюдать определенную логику, отходить от правил, то обязательно в какой-то из сфер, областей получишь минус. Вроде бы, увеличивая расходы, хочешь сделать что-то хорошее. Но при этом создаешь риски, риски макроэкономической стабильности в том числе. А без нее никакого инвестиционного климата у нас не будет, никакой инвестор к нам не придет. Соответственно, не будет роста и не будет налогов. В этом замкнутом круге мы, собственно, и находимся.

Да, приоритетные направления – образование, здравоохранение, инфраструктура, дороги, аэропорты и т.д. – у нас явно недофинансированы. Но делать это надо не за счет создания рисков, не за счет увеличения расходов, как это было перед кризисом, когда мы в год по триллиону увеличивали.

Сейчас у нас таких возможностей нет. Нельзя создавать риски для макроэкономики. Вот почему мы должны маневрировать в рамках имеющихся ресурсов.

Пусть нас считают скаредными, но мы должны действовать в рамках разумного, в пределах возможностей. Вот здесь и нужны бюджетные правила, ограничения. Проблема в том, чтобы научиться проводить реформы, не увеличивая расходных обязательств. Ресурс есть, и немаленький.

У нас очень большой – не сказать раздутый – бюджетный сектор. Расходы, которые тратятся на услуги, предоставляемые государством в области образования, здравоохранения, социальной политики, очень велики по сравнению с аналогичными показателями в странах Европы, не говоря уже об азиатских государствах. По статистике, в РФ 43 работника бюджетной сферы приходится на 10 тысяч человек. В странах Европы – на десяток меньше, в развивающихся странах – и говорить не приходится.

РАЗДЕЛ III. МАКРОЭКОНОМИКА БУДУЩЕГО В этом обстоятельстве я вижу определенные возможности для оптимизации. Чтобы наш бюджетный сектор был конкурентоспособным, там должны быть специалисты, получающие приличную зарплату, предоставляющие качественные услуги. И работать они должны не хуже, чем в коммерческих структурах.

Откуда на это взять деньги На мой взгляд, нужно остаться в пределах имеющихся средств. Сейчас задача отраслевых министерств и ведомств будет заключаться в том, чтобы, не увеличивая дополнительные бюджетные расходы на свои отрасли, отыскать у себя резервы, позволяющие повысить эффективность уже выделенных средств.

Это очень сложная, ответственная работа, она гораздо сложнее, чем просить деньги из бюджета. Качество менеджеров министерств и ведомств наших правительственных структур, на мой взгляд, и должно заключаться в том, чтобы обеспечить реформы в рамках существующих ресурсов.

Как их найти В первую очередь – принимая новые инструменты. Когда мы говорим «госпрограмма», это означает некие ограничения, жесткие задачи, которые будут ставиться перед соответствующим министерством или ведомством.

Госпрограмма – это цели, индикаторы, показатели. За ее реализацию следует спрашивать с соответствующих министерств. Судя по результатам, оценивать деятельность министра, руководителя отрасли.

Для этого и перевели все федеральные бюджетные учреждения со сметы на госзаказ. Мы должны адаптировать государственные услуги – здравоохранение, образование и т.д. – к рыночным условиям. Вместо того чтобы давать деньги, как сейчас, надо перевести на сметное финансирование те или иные учреждения, заказывать услуги на рынке.

Должна быть конкурентоспособность. Будет конкуренция, будет и снижение стоимости этих услуг.

АНТОН СИЛУАНОВ Говорят, мы мало средств тратим на социальную политику, нужно больше. Давайте лучше будем проводить ее по адресному принципу. Зачем мы преуспевающим бизнесменам даем льготы на оплату жилищно-коммунальных услуг, различные выплаты и пособия Почему мы должны им помогать за счет средств налогоплательщиков Это значительный ресурс не только федерального бюджета, но и субъектов РФ.

Следует пересмотреть пенсионное законодательство. Потому что сегодня из 11 трлн рублей расходов федерального бюджета 1 трлн с небольшим идет на дотации Пенсионному фонду.

Страна переходит на страховые принципы, подразумевающие, что каждый гражданин страхует свои права – пенсионные, социальные и т.д. А мы дотируем страховой инструмент за счет бюджета. Здесь тоже большое поле для принятия решений правительством.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.