WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

венных принципов. Общей является именно аксиологическая иерархизация: убеждение в наличии «лучших», «рациональных», «подлинных» целей развития. Вершиной «позитивного» мировоззрения Бёрлин называл рационалистическую философию. Принятие определенной цели в силу ее «рациональности», неотвратимости, осознание определенного принципа устройства общества как единственно возможного и следование ему посредством рационализации – вот основа, связывающая учения Гердера, Гегеля, Маркса и других сторонников философского рационализма. Бёрлин считал, что именно в этом состоит основа позитивной доктрины «освобождения через разум». «Социализированные ее версии, совершенно не похожие друг на друга и друг с другом конфликтующие, таятся в сердцевине многих националистических, коммунистических, авторитарных и тоталитарных убеждений. Развиваясь, эта доктрина могла уплывать далеко от своей рационалистической гавани».В этом смысле интересно отношение Бёрлина к Канту. Берлин говорил, что «Кант ближе всех подошел к утверждению негативного идеала свободы».81 Кант считал свободу высочайшей возможностью для реализации различных целей. На первый взгляд, это соответствует «негативной» позиции. Тем не менее «Кант и рационалисты его типа не рассматривают все цели как имеющие одинаковую ценность… Авторитет разума и обязательств, возлагаемых им на людей, отождествляется с инди80 Там же. С. 152.

81 Там же. С. 163.

видуальной свободой, исходя из того, что только «подлинная» натура человека может ставить только разумные цели».Выводя принципы «негативной» свободы, Берлин точно формулирует основу современного либерализма: «Большинство современных либералов, когда они наиболее последовательны, хотят такого положения, при котором как можно больше людей могли бы реализовывать как можно больше своих целей, не взвешивая ценность этих целей как таковых, если только они не задевают устремления других людей».В своем знаменитом трактате «О свободе» Милль выразил суть этого принципа замечательным по своей простоте и краткости афоризмом «Все ошибки, которые [человек] способен совершать, не послушавшись совета или предупреждения, намного превышают то зло, которое происходит, если позволить другим принуждать его к тому, что кажется им его благом».Обречен ли рационализм на «позитивное» отношение к свободе На этот вопрос Бёрлин не дает однозначного ответа. Признавая столь широкое разнообразие в «позитивной» традиции, мы сталкиваемся с одной немаловажной проблемой. Если даже многие из тех, кто считал себя либералами и сторонниками демократии, тем не менее опирались на «позитивное» видение свободы, то получается, что в лагере подлинно «негативных» мыслителей может почти никого не остаться. Складывается определенный 82 Берлин И. Философия свободы. Европа. М., 2001. С. 163.

83 Там же. С. 163.

84 Mill J. S. On Liberty. Chapter 1. P. 226 // Collected Works of John Stuart Mill / Ed. J. M. Robson, Toronto; London, 1981, Vol. 18.

парадокс: при том что на протяжении веков два мировоззрения ведут, так сказать, бой на равных, и, более того, наиболее развитые страны в современном мире в той или иной форме принимают «негативные» принципы, открыто защищать последние осмеливаются совсем немногие. При всей влиятельности «негативного» понимания свободы на сегодняшний мировой порядок, само его развитие – во многом результат случайности. Бёрлин говорит, что «Господство этого идеала – скорее, исключение, чем правило, даже в новейшей истории Запада».85 Признание этого снова указывает на перекличку Бёрлина и Рорти.

Два краеугольных камня свободы у Рорти – плюрализм и случайность – также оказываются включенными в мировоззрение Бёрлина.

Бёрлин берет на себя смелость говорить о том, что «негативный» плюрализм является более гуманным, чем любой «позитивный» идеал. Он определяет этот гуманизм принципом, противоположным «позитивному» - признанием множественности и несоизмеримости человеческих целей.

«Плюрализм человечнее, потому что во имя отдаленного и непоследовательного идеала не лишает людей многого из того, что сами они считают в своей жизни незаменимым».Плюрализм у Бёрлина (и у Рорти) противостоит гностицизму, эмпиризм (у Рорти – прагматизм) – метафизике. Абсолютизация рационализма заменяется случайностью. Абсолютна только случайность. Случайно не только сочетание «демократия-либерализм» (как было показано выше).

Даже то, что инструментом социального фанатизма становится «позитив85 Берлин И. Философия свободы. Европа. М., 2001. С. 134.

86 Берлин И. Философия свободы. Европа. М., 2001. С. 184.

ная» свобода, согласно Бёрлину, - историческая случайность. В начале изложения истории «позитивной» традиции Бёрлин как бы вскользь делает важную оговорку: переход от идеи «позитивной» свободы к гностицизму и деспотии теоретически можно проделать и с «негативной» свободой, если за «Я», ограждаемое от вмешательства извне, принять не человека, а некое «подлинное Я», отождествляемое с идеальной целью, неподвластной эмпирическому человеку. «Как и в случае с позитивно свободным «Я», эту внутреннюю натуру можно раздуть до масштабов сверхличной сущности – государства, класса, нации или исторического прогресса».87 Но «позитивная» концепция свободы становится более удобным инструментом (теоретически и практически) для осуществления этого метафизического превращения. В сущности, причиной тому – историческая случайность.

Бёрлин не считает свой идеал исторически конечным. Это добавляет мировоззрению убежденного либерала несколько печальный оттенок. «Может статься, что этот идеал – свобода выбирать цель, не претендуя на ее вечную значимость, и связанный с ней плюрализм ценностей – всего лишь поздний плод нашей клонящейся к закату капиталистической цивилизации. Его не признавали в отдаленные века и в примитивных обществах, и будущее, возможно, посмотрит на него с любопытством и симпатией, но вряд ли хорошо его поймет. Да, может быть и так. Но из всего этого, как мне кажется, не следуют скептические выводы. Принципы не становятся менее священными от того, что не гарантирована их долговечность»88.

Релятивность и соотнесенность «негативной» свободы с данной эпохой, 87 Там же. С. 139-140.

88 Берлин И. Философия свободы. Европа. М., 2001. С. 184-185.

считает Бёрлин, не делают ее менее значимой в глазах свободного человека.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.