WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 33 |

Политика в сфере обеспечения населения Канады медицинскими препаратами Политика в сфере обеспечения населения медикаментами разделена в Канаде на 2 уровня – федеральный и уровень провинций. Федеральное правительство регулирует права интеллектуальной собст венности производителей (патенты) и отвечает за первичное утверждение и наименование лекарств, вносимых в список отпускаемых по рецепту врача, а также обеспечивает конкуренцию на рынке в целом. К сфере ведения и ответственности правительств провинций относится организация финансирования всех услуг в сфере здравоохранения, включая снабжение лекарствами. Существующая в настоящее время в Канаде ситуация с медицинскими препаратами, отпускаемыми по рецепту врача, зависит от того, как взаимодействуют между собой фармацевтическая промышленность, федеральное правительство и правительства провинций, а также потребители. Ключевым недостатком существующей системы является практически полная защищенность федерального правительства от потенциально негативных последствий его политических решений, ибо оно, хотя и регулирует цены на медицинские препараты, само их не покупает. Сфера же ведения правительств провинций, наоборот, не включает контроль за конкуренцией на рынке или ценообразованием, хотя именно они, в конечном итоге, оплачивают все расходы на лекарства.

В соответствии с положениями Канадского закона о здравоохранении сложилась «почти универсальная» система покрытия расходов, которая по своему содержанию практически ничем не отличается в различных провинциях. Единственным исключением является финансирование на покрытие стоимости лекарств, отпускаемых по рецепту врача. Хотя все лекарства, применяемые в больницах, предоставляются бесплатно, это не распространяется на препараты, назначаемые амбулаторным больным или отпускаемые по рецептам, выписанным врачами во время приема в своем кабинете. Размеры компенсации стоимости лекарств и типы лекарств, стоимость которых компенсируется, в этом случае определяются законодательством конкретной провинции и потому варьируют в зависимости от региона. В каждой провинции действует своя программа компенсации стоимости лекарственных препаратов, в которой, в частности, указаны цены на лекарства и содержится прочая информация, имеющая отношение в затратам на лекарства (например, законы о замене тех или иных препаратов аналогами). В последние годы в нескольких провинциях вышли постановления, предписывающие осуществлять анализ каждого нового препарата, появляющегося на рынке, с точки зрения эффективности затрат на него, с тем чтобы определить, имеет ли смысл вносить его в утвержденный список (т.е. расширять спектр затрат на программу компенсации стоимости лекарств, действующую в данной провинции). В результате существования различных регулирующих документов на каждом уровне правительства в Канаде сложилась весьма специфическая ситуация, при которой нелегко бывает найти рациональное зерно, если руководствоваться лишь критерием эффективности.

Правила, регулирующие порядок замены тех или иных лекарств аналогами, в большинстве провинций действуют уже более 30 лет.

За исключением «Справочной лекарственной программы» (Reference Drug Program) в Британской Колумбии, все они ориентированы исключительно на то, чтобы заменять препараты с фирменными наименованиями их традиционными аналогами. Замена тех или иных препаратов на их более дешевые традиционные аналоги происходит в соответствии с правилами, определяющими выбор продукта и цены. Под выбором продукта имеется в виду замена фирменного препарата традиционным аналогом, а под выбором цены – выбор самого дешевого из имеющегося набора традиционных аналогов. В своей совокупности правила эти рекомендуют врачам назначать традиционные варианты препаратов, а фармацевтам в аптеках – отпускать по предъявляемым рецептам самые дешевые из имеющихся в наличии аналогов.

На протяжении последних лет цены на лекарственные препараты неуклонно росли. В настоящее время они являют собой наиболее быстрорастущий компонент совокупных расходов на здравоохранение в Канаде, а в 1993 г. стоимость лекарств впервые стала выше стоимости услуг врачей. Ввиду такой структуры расходов, в большинстве провинций теперь производится вторичная оценка эффективности каждого нового лекарственного препарата, прежде чем он будет включен в перечень лекарств, стоимость которых подлежит возмещению из бюджета провинции в соответствии с утвержденной программой компенсации. В ходе этой вторичной оценки обычно сравнивают эффективность препарата с эффективностью других подобных препаратов (что отличает ее от «Федеральной программы лечебных продуктов» (Federal Therapeutics Products Program), в соответствии с которой новые препараты сравниваются с плацебо), а также, что еще важнее, рассматривают экономические данные и соотношение эффективности и стоимости нового препарата.

С конца 1960-х гг. и до принятия «Билля C-22» политика в данной сфере на федеральном уровне и на уровне провинций проводилась в одном направлении; благодаря федеральной политике обязательного лицензирования более дешевые традиционные аналоги становились доступными ранее, а законы провинций предписывали врачам и фармацевтам отдавать предпочтение традиционным наименованиям. В конечном итоге, затраты на лекарственные препараты снижались. После введения в действие «Билля C-22», а затем и «Билля C-91», в результате чего обязательное лицензирование было отменено, политика федерального центра и провинций в отношении лекарственных препаратов стала развиваться в прямо противоположных направлениях. Федеральные правила позволяют выдавать патенты на более долгий срок, устанавливать более высокие цены и снижают уровень конкуренции с традиционными аналогами. В то же время политика провинций, где правила предписывают получение обоснования эффективности затрат на каждый новый препарат, прежде чем он будет внесен в утвержденный перечень, а цена его – в перечень приемлемых цен, являет собой, по-видимому, попытку тем или иным образом сдерживать неуклонный рост затрат на приобретение лекарственных препаратов.

Судя по всему, одним из негативных факторов, влияющих на состояние канадского фармацевтического рынка, является то обстоятельство, что Оттава, регулируя цены на лекарства и сроки действия патентов, не сталкивается лицом к лицу с последствиями собственной политики, потому что стоимость лекарств должны оплачивать провинции и население, которые и являются жертвами политики федерального центра. Затраты на закупку медикаментов в Канаде в 2005 г. выросли почти до 25 млрд долл., что на 11% больше, чем в предыдущем году, и эта тенденция роста, по мнению критиков такой политики, не может быть остановлена62.

Стоимость лекарственных препаратов – в основном тех, которые отпускаются по рецепту врача – остается наиболее быстро растущим компонентом затрат на здравоохранение. В настоящее время затраты на лекарства составляют 17,5% общего объема затрат в сфере здравоохранения, что вдвое превышает показатель 1985 г. Но Канада остается на уровне ниже среднего среди 13 стран – членов ОЭСР по объему затрат на лекарственные препараты, компенсируемых правительством. Совокупные затраты на душу населения в 2005 г. составили 770 долл.63, однако этот показатель значительно варьировал в зависимости от конкретного региона. Затраты из государственного бюджета на лекарственные препараты, отпускаемые по рецепту врача, составляли от 194 долл. на душу населения в провинции Остров Принца Эдуарда до 341 долл. в Квебеке.

Более бедные провинции нуждаются в федеральной помощи, чтобы гарантированно обеспечивать населению доступ к необходимым лекарственным препаратам. Сторонники общенациональной программы «Фармакер» утверждают, что она поможет контролировать рост затрат, объединив покупательную способность провинций и гарантируя, что закупаться будут только те препараты, затраты на которые оправданы их эффективностью.

3.9.2. Конфликт регионов и центра по-канадски С целью координированного сотрудничества разных уровней правительства и обеспечения несудебного способа разрешения возникающих конфликтов и путей поиска компромиссов, на сегодняшний день в Канаде в качестве ключевого механизма выработки политики сложилась практика межправительственных переговоров, а Канадский институт информации в сфере здравоохранения. Тенденции расходов в сфере государственной системы здравоохранения, 2005 г. Оттава: Институт; г. (Canadian Institute for Health Information. National health expenditure trends, 2005.

Ottawa: The Institute; 2005).

Департамент финансов Канады. 2006 г. (Department of Finance, Canada. 2006).

по сути – заключения сделок между федеральным центром и провинциями.

Канадская федеральная система приобрела в ходе своего развития черты тесной интеграции, где решения, влияющие на жизнь всей Федерации в целом, вырабатываются в процессе переговоров между административными единицами, каждая из которых обладает своей собственной юрисдикцией, в рамках встреч представителей различных правительств. Отношения между отдельными участниками – представителями различных правительств – несомненно, асимметричны, но они при этом еще и постоянно меняются по мере того, как отдельные провинции и территории стремятся максимально использовать свои преимущества по отношению друг к другу, а также к федеральному правительству.

Конфликты между различными уровнями правительства неизбежны в столь пестрой по составу Федерации, какой является Канада. В большинстве случаев такие конфликты могут быть разрешены путем активного вовлечения партнеров по Федерации в процесс переговоров, непрерывно идущий между представителями разных правительств. Тем не менее, важно понимать, что соглашение может быть достигнуто лишь в том случае, если налицо определенный консенсус. Должно быть не только согласие в вопросе об основополагающих политических ценностях, но и общее принятие концепции канадского государства как легитимного и ценного политического сообщества.

Федеральное правительство Канады и правительства ее провинций являются соучастниками в сложной структуре, которая одновременно и конфликтует, и сотрудничает, будучи приводимой в действие как политическими, так и функциональными императивами. В последние годы политика, направленная на поддержание национального единства, на фоне очагов напряжения, возникающих в связи с фискальными ограничениями, являлась основой всех отношений между федеральным центром и провинциями.

В случае успешного развития данной тенденции такая политика может привести к укреплению сферы регулирования отношений между федеральным и провинциальным уровнями путем принятия специальных субконституционных норм, правил и принципов. Такой подход мог бы прийти на смену относительно случайно возникавшим в прошлом связям и вылиться в создание системы, которая обеспечивала бы более высокую степень подотчетности обоих уровней правительства перед гражданами страны. Прекращение же уже сложившейся практики делового сотрудничества, которая теперь могла бы быть реализована только после длительных дебатов по таким квазиконституционным вопросам, как власть, ее признание и статус, может привести к негативным последствиям.

Отношения между федеральным центром и провинциями осуществляются из центра, с использованием личных контактов между руководителями разного уровня, в результате чего время от времени появляются инициативы, которые должны быть одобрены законодательными органами. Однако, как только соглашение между двумя уровнями правительства достигнуто, возможности для какого бы то ни было влияния со стороны парламента, как правило, минимальны.

В случае необходимости закрепления тех или иных изменений хотя бы одним законодательным актом этот процесс мог бы затянуться на длительный срок или вообще привел бы к отмене достигнутого соглашения.

Существует ряд механизмов, позволяющих парламенту участвовать в соглашениях «в начале» и «в конце». Это – предварительные консультации по содержанию бюджета с постоянным комитетом по финансам, особыми комитетами, периодически создаваемыми с целью консультирования общественности по выдвигаемым конституционным предложениям, и работа постоянных комитетов по изучению политических вопросов, имеющих значения для правительств разного уровня. Впрочем, правительства вольны либо принимать, либо отвергать подобное сотрудничество.

Выводы Статистический и качественный анализ институтов государственной власти в российских регионах позволяет констатировать значительное сокращение их разнообразия. Даже существенно усовершенствованный аппарат статистического анализа зарегистрировал лишь остаточное влияние этих институтов на деловой климат в регионах.

Ни само по себе сокращение разнообразия институтов в российских регионах, ни в целом данная работа не могут претендовать на строгое доказательство того факта, что качество институтов в России за 2001–2005 гг. значимо ухудшилось. Разумеется, наш интерес, как исследователей региональных институтов, заключается в сохранении и росте разнообразия таких институтов, при этом вовсе не совпадая с интересом граждан и общества. Прежний вариант разнообразия мы подвергли жесткой критике и рекомендовали принимать меры по пресечению ряда описанных нами ранее местных инициатив, особенно идущих вразрез с Конституцией.

Следует отметить, что в этом направлении было сделано немало.

Унификация бюджетного законодательства, упорядочивание налоговых льгот, пресечение региональных инициатив по ценовому регулированию, снижение барьеров на передвижение рабочей силы и товаров (в том виде, в каком они существовали в 1990-е годы) наряду с федеральным законодательством по дерегулированию экономики открывали возможности для заметного улучшения делового климата и условий для здорового экономического роста. Этого, к сожалению, не произошло.

Сокращение разнообразия и даже формальный переход к унитарному государству в России (каковой мы не считаем удачным решением) при закреплении независимости судей, повышении жесткости отбора кандидатов и прозрачности этой процедуры, проведении реформы правоохранительных органов с резким сужением и уточнением задач каждого уровня и ведомства могли бы привести к заметному улучшению ситуации, к качественному прорыву и созданию условий для долгосрочного экономического роста.

Однако процесс унификации институтов пошел почти в противоположном направлении. В результате сокращение разнообразия стало ничем не обоснованным экспериментом по построению «оригинальной» модели демократии и привело к закономерному разбалансированию и недееспособности системы.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.