WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 33 |

Возникновение арбитражного дела о налоге на экспортируемый газ тем не менее может быть в определенной мере объяснено отношениями между действиями на микро- и макроуровне в рамках конституционного процесса, т.е. взаимозависимостью между ведением судебного процесса и принятием формальных поправок как методами внесения изменений в конституционные нормы. Решение Альберты о начале судебного процесса как реакция на НЭП может рассматриваться в виде последствия ее неудачи в деле внесения формальных поправок к Конституции на макроуровне, которые бы подтвердили ее право контроля над природными ресурсами. В своем докладе 1978 г. по конституционным вопросам правительство Альберты отмечало, что добывающие провинции разочарованы решением федерального правительства сделать рентные платежи провинции не подлежащими вычету из дохода при уплате федерального подоходного налога, а также решением федерального правительства присоединиться к «Канэдиан Индастриал Гэс энд Ойл Лимитед Компани» («КИГОЛ») в качестве соистца по делу о признании неконституционным законодательства Саскачевана в области природных ресурсов. Альберта призывала к подтверждению статей Закона о БСА, защищающих права собственности провинций и их полномочия по контролю над природными ресурсами. Правительство Альберты также рекомендовало представить разъяснения Закона о БСА, чтобы подтвердить право провинций облагать налогом и получать рентные платежи с продаж и передачи в управление природных ресурсов. Оно также призвало учредить специальный «Конституционный суд» из представителей всех регионов. Члены этого суда должны назначаться федеральным правительством путем отбора кандидатур из списков, представленных провинциями. Позиция Альберты базировалась на ее обеспокоенности централистскими решениями Верховного суда, в частности, на подозрениях в отношении федерального правительства в том, что оно намерено отнять контроль над ресурсами у провинций, действуя через Верховный суд. Если бы Альберта достигла этих целей в отношении Конституции на макроуровне, то, возможно, федеральное правительство не стало бы инициировать НЭП. Но коль скоро НЭП была провозглашена, единственным выходом Альберты стала попытка достичь тех же результатов в отношении Конституции судебным порядком, т.е.

предпринимая политические действия на микроуровне.

Одной из причин, по которой Альберта и другие добывающие провинции призывали в 1978 г. к формальному подтверждению своего предусмотренного Конституцией контроля над ресурсами явилось то, что Верховный суд в 1977 г. принял так называемое решение «КИГОЛ» и признал часть законодательства провинции Саскачеван, регулирующего отношения в области природных ресурсов, неконституционной. Решение «КИГОЛ» также заронило сомнение и в конституционности природопользовательского законодательства Альберты. Правительство Альберты вмешалось в процесс, выступив в поддержку позиции правительства Саскачевана в деле «КИГОЛ», и впоследствии отреагировало на эту «потерю» в конституционном процессе на микроуровне, направив рекомендации относительно формальных изменений Основного Закона.

Поводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что решение Альберты действовать судебным порядком может быть понято как реакция на жесткий долговременный политический конфликт с федеральным правительством, в котором провинция обладала недостаточным количеством политических рычагов (частично благодаря неуспеху в деле внесения формальных изменений в Конституцию), но располагала организационными ресурсами для участия в судебном процессе и шансами на благоприятный исход дела, обусловленными действиями ст. 125 Закона о БСА. Кроме того, процедура производства арбитражного дела обеспечивала правительству Альберты легкий доступ в суды и возможность управлять ходом судебного дела.

Эффективность энергетической политики Когда в апреле 1981 г. начались переговоры по урегулированию патового положения в области энергетики, правительство Альберты оказалось в невыгодной для политического торга позиции, обусловленной новым неблагоприятным статус-кво, возникшим с введением НЭП. За исключением конституционного отзыва, меры реагирования Альберты на НЭП доказали свою неэффективность. Сокращение добычи нефти, как выяснилось, нанесло больший вред населению провинции, чем остальным канадцам, а воздержание от одобрения мегапроектов самими инсайдерами правительства Альберты признавалось в качестве очевидного «бумажного тигра». Кроме того, правительство Альберты боролось с политической линией, пользовавшейся популярностью у населения, особенно касательно «канадизации».

Однако и федеральное правительство столкнулось с обстоятельствами, заставлявшими заключить соглашение. Ухудшающееся экономическое положение, растущие процентные ставки, необходимость подготовки к концу года бюджета, недовольство потребителей центральной части страны необходимостью платить больше за импортную нефть – все это подталкивало федеральное правительство к ведению переговоров. Правительство Альберты рассматривало и дополнительные возможности эффективного использования решения Апелляционного суда.

Неделю спустя после того, как суд принял решение, М. Лейтч, выступая на съезде Прогрессивной консервативной партии в Калгари, заявил, что провинция, возможно, будет получать рентные платежи не в денежной форме, а путем поставок газа и тем самым сделает весь газ в транспортной системе потенциальной собственностью провинции, защищенной ст. 12528. Таким образом, пока федеральное правительство полагало, что правительство Альберты вряд ли пойдет на национализацию нефтяной и газовой отраслей, стало очевидным, что оно не может устранить вероятность того, что правительство П. Локхида не пойдет на любые меры, чтобы, используя решения Апелляционного суда, не платить налог на экспорт газа.

Достаточно сказать, что конституционное решение предоставило правительству П. Локхида правовые ресурсы, которые можно было использовать как ресурсы политические в торгах с федеральным правительством. Альберта начала переговоры в апреле 1981 г., имея относительно более слабую стартовую позицию, чем федеральное правительство. Однако провинции удалось добиться заключения компромиссного энергетического соглашения, подтвердившего ее собственность на ресурсы, заложить основу для более высоких цен и, самое главное, полностью отменить налог на экспорт газа. Альберта и другие провинции впоследствии преуспели в установлении регионального контроля над разведкой, разработкой, консервацией и управлением невозобновляемыми ресурсами, что было однозначно закреплено в Конституции (ст. 92А) как результат переговоров, приведших к принятию конституционных поправок в 1982 г. Несмотря на то что ст. 92А напрямую не запрещает федеральному правительству введение дополнительного налога на экспорт, ее дух и буква таковы, что федеральному правительству будет достаточно сложно ввести в будущем подобный налог.

Долгосрочные последствия судебных усилий Альберты в дальнейшем вылились в постановление Верховного суда 1982 г. по Ар Байфилд Т. «Решение Макжилливари» // Альберта рипот. 27 марта 1981 г.

битражному делу об экспортируемом газе, которое подтвердило решение Апелляционного суда Альберты. Альберта провозгласила, что изменит структуру собственности на природный газ в регионе, если федеральное правительство попытается вновь ввести налог на экспорт газа после истечения срока действия Энергетического соглашения в 1986 г.

Взаимопонимание между Альбертой и Оттавой было достигнуто только после того, как федеральное правительство скорректировало положения НЭП в области налогообложения и ценообразования таким образом, чтобы сделать внутренние цены ближе к мировым. Несмотря на то что это соглашение положило конец политическому конфликту, оно не смогло обеспечить стабильность в энергетической политике.

Потребовались срочные изменения в НЭП и региональных режимах налогообложения в результате падения мировых цен на нефть в 1983 г., сокращения объемов экспорта газа и рецессии. Избрание в 1984 г. рыночноориентированного правительства консерваторов привело к более серьезным изменениям, был дан «задний ход»:

большинство интервенционистских мер НЭП – контроль над ценами, субсидии потребителям, стимулирование геологоразведки, налоги на производство и 25%-я доля государства на федеральных землях – были постепенно отменены.

Несмотря на то что нефтяная промышленность и западные провинции приветствовали эти перемены, они вскоре столкнулись с угрозой пострашнее НЭП – с 50%-м падением мировых цен на нефть в 1986 г. Крах мировых цен привел к сокращению инвестиций по всей стране и больно ударил по западным провинциям. Он также привел к возобновлению призывов в пользу государственного вмешательства и стабилизации цен и доходов.

3.8.1. Анализ условий, в которых осуществлялся демонтаж НЭП Существовали три причины, по которым НЭП была окончательно закрыта:

– во-первых, это недоброжелательные отношения между федеральным центром и провинциями;

– во-вторых, крах мировых цен на нефть;

– наконец, серьезное давление со стороны США, выступавших против этой программы.

НЭП была введена в действие после нефтяного кризиса 1970-х гг.

Программа была задумана, чтобы достичь состояния самообеспечения страны нефтью, организовать нефтяные поставки, в частности, промышленности Восточной Канады, обеспечить переход энергетической отрасли в собственность граждан страны, установить низкие цены на энергоносители, расширить масштаб разведки нефтяных месторождений, стимулировать развитие альтернативных источников энергии и увеличить государственные доходы от реализации нефти путем введения различных налогов и заключения соглашений. На стартовом этапе, даже несмотря на наличие субвенций и компенсационных платежей, наблюдался переток средств из восточных, зависимых от нефти провинций – в частности, из Онтарио и Квебека, в западные нефтедобывающие регионы.

Программа была весьма непопулярна в Западной Канаде, где добывалась большая часть нефти страны. Особенно она усилила недоверие к федеральному правительству в Альберте, Британской Колумбии и Саскачеване. Многие жители Альберты полагали, что НЭП является неправомерным вторжением федерального правительства в область региональной юрисдикции с целью лишить провинцию ее природных богатств. Предусмотренный НЭП налог на доходы от нефти и газа (НДНГ) вводил в действие сложный механизм двойного налогообложения и не распространялся на другие товары, такие как золото, медь и т.п., хотя цены на них в то время тоже быстро росли.

На федеральных выборах в сентябре 1984 г. Прогрессивноконсервативная партия одержала убедительную победу, а ее лидер – Б. Малруни – стал премьер-министром. Б. Малруни выступил против политики правящей партии на выборах 1984 г. Его подход к управлению государством разительно отличался от подхода П. Трюдо. В отношениях федерального центра с провинциями он искал пути отступления от недоброжелательных и жестких позиций, которые характеризовали манеру общения П. Трюдо с региональными лидерами. Было достигнуто согласие с Ньюфаундлендом и Альбертой, положившее конец кризису в области федеральной энергетической политики и начало демонтажа НЭП.

В ноябре 1984 г. министр финансов правительства Мальруни М. Уилсон объявил о том, что правительство принимает на вооружение новый подход к вопросам экономики и налогообложения в целях стимулирования частных (включая иностранные) инвестиций, уменьшения национальной задолженности, пересмотра социальных программ и приватизации государственных корпораций.

Высокие цены, ограничения потребления нефти и тяжелейшая рецессия со времен 1930-х гг. сократили мировой спрос на нефть более чем на 8% за 2 года. Добыча нефти в значительных объемах на новых месторождениях в Северном море, на Аляске и в Мексике, а также в других регионах положила конец жесткой монополии ОПЕК и ее возможностям командовать в установлении нефтяных цен.

Нефтехранилища, заполненные до предела из-за опасения дальнейших сокращений поставок ближневосточной нефти, стали разгружаться со скоростью до 4 млн баррелей в день, что усилило понижающее давление на цены. Вместо роста до 80 долл. за баррель, как ожидалось, цена нефти в течение восьмилетнего периода уверенно сползла с почти 45 до 19 долл. за баррель.

28 марта 1985 г. министр энергетики кабинета Б. Малруни и министры энергетики западных провинций подписали Западное соглашение (Western Accord29). Оно отменяло контроль цен на нефть и газ и вступало в силу 1 июня 1985 г. 5 федеральных налогов, предусмотренных НЭП, отменялись немедленно, ежегодные налоги в размере 82,5 млрд долл. на нефтегазовые доходы постепенно должны были быть отменены в течение 3,5 года. Субсидии в рамках Программы стимулирования нефтедобычи (ПСН) более не выдавались, но продолжилась выдача уже расписанных субсидий. Налоговые льготы в известной мере заменили субсидии ПСН и расходы на геологоразведку в Западной Канаде и положили конец дискриминации, направленной против иностранных инвестиций. В ходе возврата к См., к примеру, www.personal.psu.edu/sjh11/ACCTG550/CoursePacket/GulfCanada.pdf.

первоначальным условиям была отменена спорная привилегия на 25%-ю квоту добычи на федеральных землях для «Петро-Канады».

Предполагалось, что указанные изменения будут стоить казне 500 млн долл. в 1985 г., но добавят 3 млрд долл. к доходам нефтяных компаний. Однако улучшение условий в отрасли длилось недолго:

на следующий год неконтролируемая теперь базовая цена канадской нефти вместе с мировыми ценами упала с 37 до 20 долл. за баррель.

Соглашение об ослаблении федерального вмешательства и регулирования отрасли было подписано в этом же году также с правительством провинции Ньюфаундленд (Атлантическое соглашение – Atlantic Accord30).

Степень взаимозависимости Канады и США весьма высока, что обусловило необходимость выстраивания эффективной системы управления взаимоотношениями, для чего необходимо поддерживать в должном состоянии их процедурную и содержательную части. Процедуры требуют хорошего качества коммуникаций, таких как предварительные уведомления, консультации и согласования.

Содержательная часть отражает баланс между национальными и совместными интересами. Причем в процессе формирования стратегии и разрешения противоречий обе эти части важны.

И американские корпорации, и правительство США были недовольны попытками канадского правительства усилить национальное влияние в нефтяной отрасли. В течение нескольких месяцев, последовавших за введением НЭП, в конгрессе США появился ряд законопроектов, нацеленных на оказание давления на канадское правительство с тем, чтобы заставить его пересмотреть новую энергетическую программу.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.