WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |

Показатели вер- Общая Построе- Математи- Индук- Лингвистибального IQ эрудиция ние умо- ческие тив-ное ческие заклю- способно- мышле- способночений сти ние сти Пограничная линия 7,0±1,00 5,7±0,33 8,7±0,88 6,0±0,0 7,3±0,Mср±m Плохая норма Mср±m 9,7±0,24 5,8±0,38 8,7±0,32 8,8±0,40 11,0±0,T 3,65 0,10 0,07 2,51 3,P <0,01 >0,1 >0,1 <0,05 <0,Средний IQ Mср±m 10,7±0,29 8,6±0,54 11,3±0,50 10,5±0,33 12,8±0,T 4,37 1,93 2,00 5,11 3,P <0,01 >0,05 >0,1 <0,001 <0,T’ 2,64 4,12 4,53 3,37 3,P’ <0,01 <0,05 <0,05 <0,05 <0,Примечание: p – достоверность отличий по сравнению с пограничной линией, p’ – достоверность отличий по сравнению с плохой нормой Таблица 3.5.

Уровень развития отдельных способностей в структуре невербального интеллекта (в шкальных оценках по Векслеру).

Невербаль- Недос- Шиф- Сложение Последова- Кубики ные тающие ровка частей тельные кар- Кооса Субтесты детали тинки Плохая норма 6,3±0,42 8,5±0,62 7,8±0,87 7,3±0,42 8,3±0, Mср±m Средний IQ Mср±m 6,8±0,25 9,9±0,34 10,5±0,46 7,8±0,21 13,0±0,T 0,94 1,70 2,41 1,0 4,P >0,1 >0,05 <0,05 >0,1 <0,Блестящая норма Mср±m 8,8±1,25 10,8±1,11 16,0±1,08 8,8±0,25 15,5±0,T 2,16 1,92 8,64 2,52 10,P <0,05 >0,05 <0,001 <0,05 <0,T' 2,42 0,76 4,05 1,52 1,P' <0,05 >0,1 <0,001 >0,05 >0,Примечание:p – достоверность различий по сравнению с “плохой нормой”, p’- по сравнению со средним IQ.

Следует отметить, что, согласно литературным данным, высокие показатели по этим субтестам коррелируют с успешностью обучения. Наиболее высокие оценки в обеих группах (у мужчин и женщин) были получены в лингвистическом тесте и тесте общей эрудиции (табл. 3.3). При этом, в группе мужчин эти способности находились фактически на одинаковом уровне развития, в то время, как у женщин развитие лингвистических способностей опережало уровень общей эрудиции. Уровень развития лингвистических способностей в обследованной группе как у мужчин, так и у женщин, оказался несколько выше, чем уровень математических способностей.

Из невербальных способностей минимальное количество баллов было набрано в субтесте “недостающие детали” (табл. 3.3), отражающем показатели наблюдательности и умение вычленять существенные признаки в анализируемых объектах.

В группе мужчин фактически такой же низкий уровень как и для субтеста “не достающие детали” был отмечен при выполнении теста “последовательные картинки”, в то время, как “шифровка”, “сложение частей” и “кубики Кооса” выполнялись испытуемыми значительно лучше (табл. 3ю3). Наиболее высокие оценки в обеих группах как у мужчин, так и у женщин были характерны для субтеста “кубики Кооса”, в выполнении которого задействованы аналитико-синтетические способности индивида. Однако, при этом следует отметить, что, несмотря на различия в абсолютных величинах успешности выполнения, показатели субтеста “недостающие детали” наиболее тесно коррелировали с оценками по тесту “кубики Кооса”, что, по-видимому, свидетельствует о подключении однотипных функций к решению подобных заданий.

Обобщая данные анализа относительной успешности выполнения различных типов тестовых задач, можно отметить, что, по-видимому, скоростные параметры обработки информации и выработки навыка анализа стимулов, а также уровень зрительномоторной координации были развиты у испытуемых данной возрастной группы значительно лучше, чем аналитико-синтетические способности, непосредственно не связанные со скоростными компонентами анализа. Причем, вышеупомянутые особенности характерны как для мужской, так и для женской части выборки.

Известно, что существует относительная независимость показателей вербального и невербального интеллекта, что подтвердилось в полученных нами данных. Однако, наряду с этим установлена неоднозначность зависимостей одних интеллектуальных функций от других, а также различная степень согласованности изменений отдельных функций в процессе развития (4). Высказывается предположение о том, что по мере развития интеллекта отмечается прогрессирующее ограничение автономности каждой из функций и все более возрастающее структурирование интеллекта. В соответствие с этим удельный вклад отдельных компонентов в структуру интеллекта может существенно различаться у конкретных индивидов, а также в значительной мере изменяться у одного и того же индивида в процессе онтогенеза. Подобная неравномерность развития отдельных функций и неоднозначность вклада различных параметров может составлять основу индивидуально-типологических, возрастных и половых особенностей развития интеллекта.

В связи с этим мы провели сопоставление структуры корреляционных связей между отдельными способностями, составляющими структуру общего интеллекта.

В результате проведенного анализа установлено, что у мужчин и женщин указанной выборки обнаруживаются различия в удельном вкладе оценок по отдельным субтестам, свидетельствующим о развитии частных способностей, определяющих структуру интеллекта и уровень интеллектуального развития. В частности, у мужчин с уровнем развития общего интеллекта наиболее тесно коррелируют оценки по тестам “общая эрудиция” (r=0,82, p=0,001) и параметры индуктивного мышления (r=0,77, p<0,01). Несколько более низкие корреляционные показатели отмечены для уровня понятливости (r=0,58, p=0,05) и лингвистических способностей (r=0,62, p<0,05). Оценки по арифметическому субтесту фактически не связаны с общим уровнем интеллектуального развития. Из показателей невербального интеллекта в наибольшей степени с общим уровнем интеллектуального развития коррелируют успешность заполнения шифрограммы и показатели теста ”кубики Кооса”. В эффективность выполнения этих субтестов существенный вклад вносят скоростные параметры обработки информации и зрительно-моторная координация действий.

Структура вербального интеллекта у мужчин представлена более равномерной системой взаимосвязей, при этом в наибольшей степени коррелируют с уровнем общего умственного развития показатели индуктивного мышления (r=0,85, p<0,001) и умение строить умозаключения на основе жизненного опыта (r=0,77, p<0,05), в то время как, например, математические способности, в меньшей мере (r=0,58, p=0,05) отражаются на параметрах общей интеллектуальности.

Уровень развития невербального интеллекта определяют оценки субтеста “кубики Кооса” (r=0,85, p<0,001), а также эффективность заполнения шифрограммы (r=0,67, p<0,05) и сложения частей изображения (r=0,67, p<0,05). Как уже отмечалось, заполнение шифрограммы преимущественно зависит от скоростных компонентов выработки нового навыка и зрительно-моторной координации, а выполнение субтеста “сложение частей” определяется умением соотносить часть и целое и эвристическими компонентами анализа. Из исследованных показателей вербального интеллекта с уровнем развития невербальных способностей оказались взаимосвязанными только параметры общей эрудиции (r=0,63, p<0,05).

У женщин указанной выборки, так же как и у мужчин, структура общего интеллекта определяется в основном показателями понятливости (r=0,64, p<0,001), лингвистических способностей (r=0,68, p<0,001) и уровнем общей эрудиции (r=0,46, p<0,01). По сравнению с мужчинами относительно больший вклад вносят математические способности (у женщин – r=0,48, p<0,01, у мужчин – r=0,33, p>0,1), в то время, как влияние индуктивного мышления относительно снижено (у женщин – r=0,34, p>0,1, у мужчин – r=0,77, p<0,01).

Из невербальных способностей, определяющих общий уровень интеллектуального развития в качестве наиболее прогностичных можно выделить функции, включенные в выполнение субтеста “кубики Кооса” (r=0,45, p<0,01). В отличие от мужчин указанной выборки, у женщин показатели общего умственного развития оказались в существенной мере связанными также с уровнем наблюдательности, отраженном в показателях субтеста “недостающие детали” (r=0,38, p<0,05) и аналитико-комбинаторными способностями, определяемыми по показателям теста “сложение частей” (r=0,74, p<0,001).

Структура вербального интеллекта у женщин, также как и у мужчин, была относительно равномерно представлена оценками по всем субтестам, со сравнительно большим вкладом лингвистических способностей (r=0,74, p<0,001) и умения строить умозаключения на основе жизненного опыта (r=0,68, p<0,001). Из невербальных показателей с уровнем интеллектуального развития в наибольшей мере коррелировала эффективность составления изображений из отдельных фрагментов (r=0,56, p<0,001). Уровень развития невербального интеллекта в основном определяют способности, связанные с успешностью выполнения субтестов “сложение частей” (r=0,68, p<0,001), “кубики Кооса” (r=0,53, p<0,001), “недостающие детали” (r=0,52, p<0,01).

Судя по результатам исследования, субтесты невербального интеллекта, повидимому, оценивают более широкий перечень относительно независимых характеристик по сравнению с вербальными субтестами, построенными на сравнительно общей основе и базирующихся на более сходных принципах анализа материала, нежели невербальные субтесты.

При сопоставлении взаимосвязей между показателями интеллекта и адаптационными возможностями в группе студентов установлено, что у мужчин этого возраста проявляются более тесные взаимосвязи интеллектуальных способностей с показателями предметной адаптивности, фактически не затрагивая параметров социальной адаптивности. Уровень адаптационных возможностей к факторам окружающей среды у мужчин определяется в основном параметрами развития индуктивного мышления. При этом, уровень интеллектуального развития у мужчин в наибольшей степени коррелировал показателями эргичности в предметной сфере (r=0,45, p<0,05).

Из всех исследованных параметров IQ с уровнем адаптивности в предметной сфере в наибольшей степени были связаны показатели индуктивного мышления (r=0,52, p<0,05). При этом, высокий уровень развития индуктивных способностей обеспечивался за счет повышенных показателей эргичности (r=0,43, p<0,05) и темпа (r=0,58, p<0,05) предметной деятельности.

Умение строить умозаключения на основе жизненного опыта также определяется показателями эргичности (r=0,57, p<0,05) и темпа (r=0,48, p<0,05) деятельности в предметной сфере, что свидетельствует о сходном характере этих двух типов вербальных способностей, по-видимому, базирующихся на однотипных мыслительных операциях и в одинаковой мере развитых у конкретных представителей данной группы.

Обобщая описсанные выше результаты, следует заметить, что в структуре интеллекта имеет место постепенный переход от автономности отдельных компонентов (отмечавшийся в 7-8-летнем возрасте) к постепенному увеличению количества взаимосвязей, а также повышению их специализированности.

При этом, если проанализировать структуру корреляционных отношений, характерную для взрослых лиц, то она во многом повторяет, элементы, сложившиеся к 13-14летнему возрасту, хотя определенные базовые взаимосвязи отмечаются уже на этапе 78-летнего возраста у мальчиков и к 11-12-летнему возрасту у девочек. Подобные закономерности подтверждают имеющиеся в литературе сведения о более ранней функциональной специализации структур мозга у мужчин, по сравнению с женщинами (Witelson S.F., Pallie W., 1973).

Таким образом, обобщая приведенные факты, можно отметить, что в период от до 26 лет происходит постепенное становление структуры взаимоотношений между отдельными характеристиками интеллектуального развития, причем происходит не только увеличение количества составных элементов, образующих единую взаимосвязанную систему, но и увеличение жесткости сложившихся взаимоотношений, очевидной из численных значений коэффициентов корреляции.

Полученные результаты в целом согласуются с литературными данными. Так, согласно Ананьеву Б.Г. (1971) в процессе онтогенетического развития происходит постепенное формирование структуры взаимосвязей между отдельными когнитивными характеристиками, окончательно стабилизирующейся к 30 летнему возрасту. Наряду с этим отмечается тенденция к ограничению автономности и структурирование отдельных функций.

О развитии системы взаимосвязей когнитивных функций в период взрослости свидетельствуют также результаты Грановской Л.Н. (1971), отмечавшей, что число интерфункциональных связей между отдельными параметрами, имеющими отношение к переработке информации в студенческом возрасте значительно меньше, чем в более старших возрастах.

3.2 Связь межполушарной асимметрии с индивидуальнотипологическими особенностями Известно, что межполушарная асимметрия (МПА), понимаемая как неравенство больших полушарий в обеспечении нервно-психической деятельности и преобладание в обеспечении одних функций левого, а в осуществлении других – правого полушария, носит парциальный характер, различным образом проявляясь в разных анализаторных системах (Хомская Е.Д., Ефимова И.В., 1991).

Профиль асимметрии или паттерн латеральной организации (ПЛО) анализаторных систем с точки зрения нейропсихологии может рассматриваться как совокупность модально-специфических факторов, составляющих комплексную интегрирующую характеристику, определяющую индивидуальные особенности мозговой организации;

при этом различным типам асимметрии, как правило, соответствуют различные особенности протекания высших психических функций (Хомская Е.Д., Ефимова И.В., 1991).

Сопоставление особенностей функциональной организации мозга у праворуких и леворуких лиц свидетельствует о том, что для них характерна различная стратегия вовлечения в деятельность определенных зон коры и разный характер внутри- и межполушарных взаимоотношений. В частности, у леворуких наблюдается более равномерное участие обоих полушарий в процессе реализации деятельности наряду с относительно автономным функционированием полушарий мозга, меньшей жесткостью взаимодействия отдельных корковых структур и дублированием активационных процессов в правом и левом полушариях мозга (Князева М.Г., Фарбер Д.А., 1991).

Следует отметить, что для леворуких детей характерен замедленный темп развития и, соответственно, их отличает меньшая сформированность механизмов мозговой организации (Айрапетянц В.А., 1987). С этим фактом согласуется относительно слабая выраженность межполушарных связей при сравнительно большей представленности внутриполушарных взаимодействий отдельных зон коры, а также меньшая степень или полное отсутствие межполушарной асимметрии и низкий уровень зрелости коры больших полушарий у леворуких детей в сравнении с праворукими (Kocel K.M., 1983, Князева М.Г., Фарбер Д.А., 1991).

Известно, что любая психическая деятельность обеспечивается совместной работой обоих полушарий мозга; причем на различных этапах ее реализации существует определенная полушарная специализация, основанная на различных способах обработки информации правым и левым полушариями (Лурия А.Р., 1969, Хомская Е.Д. и др., 1988).

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.