WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |

Объективная информация, содержащаяся в предметах внешней среды как источниках сигналов, воздействующих на организм, является предметом рассмотрения статистической теории связи (Шеннон К, 1963). Количественные характеристики этого типа информации определяются как статистикой системы символов, образующих сообщение, так и особенностями организации канала связи, по которому передается информация. В статистической теории использование понятия информации предполагает определение множества событий, которые могут произойти, и вероятности наступления каждого события. Основная идея статистической теории информации заключается в том, что объем информации в сообщении следует рассматривать как функцию числа возможных альтернативных сообщений (Уэлз Р., 1965). Совокупность символов, составляющих сообщение, независимо от его физической основы, может быть выражена в различной форме. Понятие информации основывается на наличии некоторой априорной неопределенности наступающих событий, ранее известные данные не несут информацию. В шенноновской теории информации дается точное математическое определение количества информации, но само понятие информации при этом не расшифровано. Энтропия здесь выступает как количественная мера недостатка информации в системе, вместе с тем через энтропию вычисляется количественная мера информации. Эквивалентность энтропии и количества энтропии означает, что эти показатели связаны законом сохранения: сумма информации и энтропии при данном распределении вероятностей состояния постоянна и равна величине максимальной энтропии.

Одним из наиболее слабых мест шенноновской теории информации, сдерживающих, ограничивающих широкое использование информационного подхода (особенно в гуманитарных социальных науках) является отсутствие качественной, содержательной оценки информации (более характерной для второго типа информации). Статистическая теория информации не проводит различия между заурядной информацией и ценной информацией, если статистическая структура сообщений, содержащих эту информацию, и взаимоотношения сообщения и канала связи в общих случаях идентичны.

На это указывал еще И.И.Шмальгаузен (1968), отмечавший, что современ ная теория информации не обладает методами для оценки качества информации, последнее в биологии порой имеет решающее значение: при получении информации из внешней среды биологический организм прежде всего осуществляет качественную оценку ее.

В указанном выше смысле второй тип информации, вырабатываемый индивидом в процессе познавательной деятельности, оказывается связанным, прежде всего, с особенностями познающего субъекта, с мерой полезности этой информации для индивида. Иначе говоря, информация этого рода приобретает новое качество - ценность, которая, естественно, не имеет смысла, если не рассматривать ее изолированно от субъекта, его опыта, целей, назначения, от степени, меры его использования в конкретной деятельности человека. Понятно, что информация этого типа занимает доминирующее место в интеллектуальной деятельности человека.

Важнейшим вопросом теории информации является установление меры количества и качества информации. По мнению У.Эшби (Эшби У., 1964), методы теории информации как нельзя лучше подходят в качестве количественных методов для системно-структурных исследований. Теория информации является методом получения некоторого знания о причинно-следственных отношениях в тех случаях, когда причин и их следствий так много, что детальное познание каждой отдельной пары (причина - следствие) оказывается невозможным, но у нас остается еще последняя возможность считать, что данное количество причин достаточно для выявления определенного количества следствий.

В ходе эволюционного развития биологических систем растет не только ценность информации, наличествующей в организме, но и способность биосистем к отбору ценной информации. Отбор ценной информации лежит в основе творческой деятельности человека (Волькенштейн М.В., 1982). Понятие ценность информации может быть определена лишь в связи с реакцией - мера ценности информации в значительной степени есть последствие ее рецепции воспринимаемой системой. В определение ценности информации органически входит понятие об уровне рецепции, связанном с запасом ранее полученной информации - с тезаурусом рецептора (Волькенштейн М.В., 1982). Это объясняет очевидную ситуацию, что не всегда и не всякая информация имеет сигнальное значение, последнее обуславливается, прежде всего, реципиентом, адресатом информации, особенно это справедливо для целенаправленных биологических систем, включая и самого человека. Как справедливо пишет В.П.Тугаринов (1971), зажигая, на пример, электрическую лампочку в квартире, человек, не обязательно сигнализирует о чем-то (хотя в каком-то случае это может стать сигналом), а просто освещает свое жилье. Это свидетельствует о том, что действия не всегда выполняют сигнальную функцию. Сигнальная функция информации, как и человеческий язык (как средство общения, средство выражения мыслей и чувств), реализуется в определенном числе случаев лишь по отношению к адресату этой информации. Значимость - это не свойство исключительно самих носителей информации (например, звуков или букв устной и письменной речи), а скорее свойство отправителя и получателя информации, находящихся в данный момент в определенной ситуации. Если мы и употребляем термин "значимый", то это лишь сокращенное выражение вместо "значимый по отношению к чему", "значимый для кого" (Комлев Н.Г., 1967).

Возникновение и эволюция жизни и разума определяется тем, что синтез ценной информации об алгоритмах химических превращений для определенных классов химических соединений сопровождается синтезом не информации, а случайностей в потенциальном генетическом материале. По мере усложнения форм жизни уменьшается энтропия в пределах данной ступени иерархии. Составляющая энтропии, зависящая от числа элементов системы (клеток, особей и т.д.) всегда растет, т.е. жизнь по отношению к этой энтропии характеризует максимум ее производства, а не минимум, как это характерно для процессов неживой природы (Хазен А.М., 1997).

По отношению к языку отношения между значениями слов и реальными объектами определяются как отношение между денотатами и сигнификатами (в терминах Р.Карнапа - между экстенсионалом и интенсионалом, в терминах Г.Фреге - между значением и смыслом (Колжанский Г.В., 1967)). Слово - это сложное единство материального (звуки, формы) и идеального (значения). Пользуясь кибернетической терминалогией значение можно охарактеризовать как информацию, несомую знаком. Причем эта информация не есть "внутреннее свойство" знака как материального объекта; она есть отношение, устанавливаемое в ходе функционирования системы (Баженов Л.Б., Бирюков Б.В., 1967).

Разработка семиотики как общей теории знаковых систем была впервые предпринята Ч.Моррисом (1971); им же было выдвинуто разделение семиотики на синтактику, семантику и прагматику. Понятие знака тесно связано с понятием информации.

Под знаком естественно понимать любой предмет, явление, несущее информацию (сообщение, сведения, знание) о чем-то, отличающуюся от себя самого. Семиотика выделя ет 3 аспекта изучения знака: 1) синтактика, изучающая внутренние свойства системы знаков безотносительно к интерпретации; 2) семантика, рассматривающая отношение знаков к обозначаемому; 3) прагматика, исследующая связь знаков с адресатом, т.е.

проблемы интерпретации знаков теми, кто их использует, их полезность и ценность для интерпретации. И семантика, и прагматика рассматривают информацию с точки зрения ее значимости, смысла (семантика от французского semantique или греческого semantikos - обозначающий, прагматика от греческого pragmatos - дело, действие). Синтактика имеет дело со знаками (символами), семантика - со знаками (символами), значимыми для индивидов или существ, которые используют эти знаки; прагматика - принимает во внимание как потребителей, так и носителей знака и их значение. Прагматика - раздел семиотики, посвященный рассмотрению и изучению отношений объектов и субъектов, воспринимающих и использующих какую-либо знаковую систему. В отличие от синтактики, изучающей чисто структурные отношения знаковой системы (безотносительно к их возможным интерпретациям) и семантики, внимание которой сосредоточено как раз на интерпретации, прагматика изучает свойство и отношения какой-либо знаковой системы средствами самой этой знаковой системы.

Знак в современной семиотике определяет как материальный, чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие), выступающий в процессе познания и общения в качестве представителя (заменителя) другого предмета или явления и используемый для приема, хранения, преобразования и передачи информации об этом замещенном предмете или явлении (Резников Л.О., 1964). Определяя значение знаковой системы в жизни, Г.Ферстер (1974) подчеркивал, что способность оперировать знаками (а не только реагировать на них, является великим преимуществом человека).

Основными чертами знака являются: 1) способность знака в ряде случаев замещать обозначаемое, 2) нетождественность знака и денотата, 3) многозначность соответствия "знак - денотат".

Знаки и сигналы, организованные в определенной последовательности, несут информацию (знание о мире) не потому, что они повторяют объекты реального мира, а по общественной договоренности об однозначной связи знаков и объектов. Информация, основанная на связи знаков или сигналов с объектами реального мира, называется семантической или смысловой. Информация, заключенная в характере (в порядке их взаимосвязи) следования знаков или сигналов в сообщении, называется синтаксической. Прагматическая информация определяет характер использования, ценность сооб щения для достижения поставленной цели (Орлов В.А., Филимонов Л.И., 1976).

Понятия информации и сигнала не тождественны. Сигнал есть материальный носитель информации. В то время как основу информации составляет прежде всего ее содержание, сигнал включает в себя физико-химическую характеристику, информация может быть свободной от нее. Информация инвариантна по отношению к формам сигнала (Дубровский Д.И., 1976). Информационные процессы приобретают особо важную роль в психической сфере деятельности человека. Психическое - это разновидность не физических, а информационных процессов. Хотя информация и не существует вне и помимо своего материального носителя, а последний обладает теми или иными физическими свойствами, но одна и та же информация может быть воплощена и передана при помощи разных по своим физическим свойствам носителей, т.е. иметь самые разнообразные коды (Дубровский Д.И., 1976).

Именно это обстоятельство во многом определяет, объясняет известную особенность протекания информационных процессов в биологических системах и прежде всего в высших их проявлениях (интеллектуальная деятельность) - создание новой информации. Однако, и в этом случае активную роль играет случайный выбор, с примерами которого мы часто встречаемся в эволюционном процессе. Так, например, половое размножение мы можем рассматривать как запоминание явления случайного выбора - создание нового генотипа в результате рекомбинации родительских геномов. Это явление носит случайный характер, поскольку нет закона, определяющего, предписывающего появление потомства именно у данной пары особей.

Интересное определение меры ценности информации было дано М.В.Волькенштейном (1965, 1982) по показателю ее неизбыточности, незаменимости.

Вводя такое определение ценности информации, можно придти к выводу о возрастании ценности информации, а значит и незаменимости в ходе биологического развития (как фило-, так и онтогенеза).

Хотя информационные процессы протекают в системах связи как объективные явления, не зависящие от их адресата, смысл и значение получаемой информации могут быть субъективно различными для разных адресатов (Бриллюэн Л., 1960).

Различия в получении и интерпретации (определении смысла, значения) информации для каждого индивида обусловлены разным функциональным назначением правого и левого полушария мозга. Согласно традиционным представлениям в нейрофизиологии у взрослых людей (в подавляющем большинстве случаев правшей) левое полушарие счи тается доминантным - главным, оно управляет движениями главной (правой) руки и речью. У здорового взрослого человека (с нерасщепленными полушариями) правое полушарие можно считать почти совершенно немым; правое полушарие хранит в себе такие сведения, которые позволяют толковать смысл слова, оно понимает, например, что стакан - это сосуд для жидкости, а спички "используются для зажигания огня" (Moscowitch M., 1976). В свете базовых представлений семиотики о различении в словах-знаках естественного языка "означающей стороны" (звучание) и "означаемой стороны" (значение) можно утверждать, что правое полушарие отвечает за восприятие значения слов (рис.4.1). Поэтому у больных с поражением правого полушария становится невозможным запоминание (как бы "впрок") бессмысленных рисунков, незнакомых лиц и узнавание знакомых лиц. Левое полушарие анализирует (разбирает) и синтезирует (порождает) предложения, а конкретная смысловая информация о внешнем мире, содержащаяся в толковых словарях естественных языков, хранится и обрабатывается в правом полушарии (Иванов В.В., 1978).

Такая совместная, одновременно специфическая для каждого полушария и вместе с тем взаимодополняющая работа полушарий, деятельность правой и левой половины мозга идеально подходит для успешной реализации созидающей творческой деятельности человека, состоящей в формировании новых комбинаций образов и идей из информационных элементов, удерживаемых долговременной памятью. Нейро- и психофизиологическую основу творчества образует механизм формирования как доминантного фокуса в структурах мозга, так и детекции новизны в определенных нервных клетках и ансамблях клеток. Возникновение новых комбинаций прошлого опыта достигается в ходе целенаправленного поиска тождественных или подобных комбинаций активированных нейронных ансамблей, ответственных за образование субъективных образов (Колесов Д.В., Соколов Е.Н., 1992). Нейрофизиологический механизм возникновения и формирования такого субъективного образа включает 3 этапа: на первом происходит анализ физических характеристик стимула, на втором осуществляется синтез сенсорной и несенсорной информации о стимуле и на третьем происходит опознание стимула, которое означает идентификацию его с ранее зафиксированной в памяти копией, моделью его (Иваницкий А.М. и др., 1984).

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.