WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Нынешняя система комплектования вооруженных сил по призыву родилась не вчера и не на пустом месте. К ХУ11 веку в Европе доминирующим способом комплектования вооруженных сил были наемные армии. Они имели преимущество перед феодальной конницей, но обладали и серьезными недостатками, связанными с низким уровнем дисциплины, грабежами своего собственного населения. Наконец, если у нанимателя возникали проблемы с финансами, такие армии попросту разбегались или переходили на сторону неприятеля. Тридцатилетняя война в Европе – это кульминация эпохи наемных армий. Первые рекрутские армии (армии, которые набирались по призыву и где солдаты служили много лет) возникают в ХУ11веке в первую очередь в Швеции. Шведская армия, которая была в середине ХУ11 веке лучшей в Европе, создает образцы для подражания, и Петр с нее начинает делать свою армию. Рекрутские армии продолжают оставаться образцом для подражания и в ХVIII веке. Россия, кстати, одна из первых ввела рекрутскую армию по шведскому образцу. Эта армия была одной из лучших, в том числе и потому, что в это время рекрутский набор органично сочетался с российским крепостничеством. Проблемы рекрутских армий состоят в том, что они имеют обыкновение разбегаться. Если можно сбежать, то рекрут сбежит куда угодно: в разбойники, пираты, потому что для западноевропейского крестьянина, который уже привык к относительно свободной жизни в ХУ111 веке, переход в положение рекрута – это переход обратно в рабство, от которого он уже отвык. А русский крестьянин - привык, для него это другой способ крепостничества. Повторяю, российская армия расценивалась, как одна из лучших в то время. Российские солдаты не разбегаются, если их оставить без присмотра офицеров. Можно использовать, как делал это Суворов, и мобильные средства организации войск, что нельзя было делать в прусской армии, потому что тамошние солдаты тут же дезертировали бы.

Первыми систему массового призыва (не рекрутчины на 25 лет, а призыва на 3 года) вводит Пруссия. Это связано, прежде всего, с тем, что государство это, относительно, бедное, но воинственное. Оно хочет иметь мобилизованный резерв. Призывник прослужил 2 года, потом еще несколько недель, во время, которое не вредит сельхозработам, и в результате - вполне вымуштрованная армия. В массовых масштабах такую систему комплектования вооруженных сил реализует республиканская Франция. Франция - первая крупная страна, которая в полном объеме формирует систему всеобщей воинской обязанности с относительно короткими сроками службы, с массовым военнообученным резервом. Выясняется, что это особенно эффективный способ организации армии. Во-первых, ты можешь иметь армию из населения гораздо большую, чем любой из потенциальных противников, во-вторых, ты имеешь армию, в которой не нужна палочная дисциплина. Реформировав таким образом свою армию, государство получает огромные возможности другого способа организации военного дела. Всеобщая воинская повинность становится базой для подражания и доминирующей моделью организации комплектования вооруженных сил на следующие полтора века. Именно катастрофическое поражение Франции в 1871 году, очевидно связанное с преимуществами германской системы призыва, всеобщей воинской обязанности, подтолкнуло Россию к радикальной военной реформе, отказу от рекрутчины, формированию системы комплектования вооруженных сил, во многом сходной с германской.

До 50-60-х годов ХХ века такая система комплектования вооруженных сил является доминирующей. Важно понять, реалии какого времени она отражала. Когда формировалась и развивалась система всеобщей воинской повинности, подавляющая часть населения занята в сельском хозяйстве. Доминирует большая семья, где много детей. Смерть сына, одного из нескольких, конечно, неприятность, но не катастрофа. Она имеет отношение к натуральным повинностям, той привычной части жизни, с которой все смирились. Больше того, отправить сына в армию, где он научится грамоте, специализируется, может быть, потом останется в городе, это путь социального продвижения для сельского мальчика из большой семьи, где земля достанется не ему, а старшему брату. Все это органично накладывается на традиции аграрного общества середины Х1Х века. А теперь мы вспомним, что мир радикально меняется. К середине ХХ века общество становится урбанизированным, грамотным. Осуществляя воинский набор, мы имеем дело с молодыми людьми, которые, окончив среднюю школу, в подавляющем большинстве хотят идти в ВУЗ. Им совершенно не нужна армия в качестве инструмента социализации. Мы имеем дело с семьей, где, как это ни смешно звучит, хорошо, если 1,5 ребенка, из которых - 0,75 - сына. То есть сын у тебя один. И тебе предлагают (лучше сказать, велят) одного-единственного сына отправить в армию, а может быть даже на войну! Отец и мать найдут способ объяснить, что его у них не отобрать, придумают, как поговорить с конгрессменом, чтобы он провел закон об отсрочке, дать взятку, чтобы сын поступил в институт, у него заведется такая болезнь, что его никуда нельзя будет взять! Короче говоря, урбанизированное общество, грамотное и малосемейное категорически отказывается считать всеобщую воинскую повинность своим патриотическим долгом и посылает этот сигнал властям. Правда, это делает наиболее влиятельная, образованная, социально продвинутая, обеспеченная часть общества. И призыв быстро превращается в своеобразный натуральный налог на бедных. Когда общество становится урбанизированным, две трети высокодоходных групп общества детей в армию не отправляет. Проведено обследование выпускников Гарварда во время Вьетнамской войны. Было обследования примерно 17, 5 тысяч военнообязанных выпускников. Из них во Вьетнаме оказалось человек. Отзывается такое положение вещей крайне несправедливым налогом на бедных, что влечет за собой и специфическое качество контингента. Так что потом не стоит удивляться, что в армию попадают неграмотные дистрофики с букетом из нескольких болезней.

Однако все перечисленное - не только наши проблемы, это проблемы всех постиндустриальных и индустриальных стран, которые пытаются сохранить систему призыва. Как выясняется позже, призывников нельзя заставить воевать. Формально можно, но реально – нет. Французы потерпели тяжелое поражение во Вьетнаме, и так и не решились послать туда ни одного призывника. В Алжир они послали призывников, и это переломило общественное отношение Франции к алжирской войне: французы проголосовали за предоставление независимости Алжиру.

В том случае, если государство желает иметь военную организацию, которая как-то функционирует, ему надо менять принципы ее комплектования, и это – объективная необходимость. Тогда следует отказаться от призыва, как способа комплектования частей, которые можно послать в бой, и переходить к комплектованию на контрактной основе в разных формах. Существует несколько вариантов такого комплектования – короткие контракты, как в Штатах, 25-ти летние контракты, как в Канаде. Везде есть аргументы за и против, но надо отдавать себе отчет, что уйти от решения этого вопроса невозможно.

Это фундаментальное следствие радикально изменившейся социальноэкономической структуры общества.

Уважаемые, коллеги, глубоких фундаментальных проблем, с которыми нам на протяжении следующих десятилетий придется иметь дело, довольно много. Я мог бы рассказать о проблемах устойчивости пенсионной системы, о тех проблемах, которые возникают в системе образования, здравоохранения, в области налогообложения и государственной нагрузки на экономику, в области финансовокредитной политики в условиях открытых рынков и плавающих валютных курсов. Короче говоря, их много, и нужно понять, что мы живем в бурно меняющемся мире, о котором мало что знаем, где происходят неожиданные резкие изменения, казалось бы, устойчивых тенденций.

В этой связи важна способность к гибкой адаптации, к тому, чтобы не выстраивать структуры, которые может быть хороши сегодня, но которые невозможно перестроить, если вдруг изменится ситуация. Это важнейшая задача при выработке национальной стратегии. В нашей истории есть много примеров, когда имелись структуры, которые, вроде бы работали, но оказывались крайне склеротичными. Это, вообще, фундаментальная проблема, имеющая свои исторически корни. Это - как царская монархия с крепостничеством. Работали же, только оказались неспособными во время перестроиться, когда ситуация изменилась.

Также и с социализмом. Вот микропример: наша денежно-финансовая политика в 97-98 годов. Работала как-то, но только была абсолютно неприспособленной к тому, что будет, если возникнет кризис типа азиатского и одновременно упадут цены на нефть. Таким образом, нам предельно важно выстраивать свою систему институтов так, чтобы она была гибкой.

Несколько соображений о нашей политической системе и о том, что с ней происходит. Конечно, работающую демократию, в России построить трудно. В России ее не было с ХУ века, после краха Новгорода и Пскова. Нельзя, очевидно, признать опыт построения демократии образца 1917 года удачным. Сказать, что наша демократия образца 90-х годов является примером для подражания, было бы, пожалуй, слишком сильно. И, тем не менее, мы постепенно приближались к созданию неэффективной, молодой, нестабильной, но работающей демократии. В том числе и к работающему федерализму.

Построить унитарное государство легче, чем федеративное. Как человек, которому приходилось работать в российском правительстве, могу сказать, что глубокое негодование вызывает иногда поведение местных властей, и как хочется сказать местному бонзе что-то от души, цыкнуть, наконец… Но в условиях демократии, даже такой, как у нас, этого делать нельзя, это неправильно. Россией как унитарным государством управляли несколько веков. Разве помогло это остановить коррупцию, подавить террор в последние десятилетия царского режима, когда всех губернаторов назначали Что, мы две революции в империи предотвратили Когда на постсоветском пространстве постепенно формируется пока пусть реально неэффективная, но функционирующая федерация, то общество неизбежно начинает понимать, что, выбирая, скажем, губернатора, оно выбирает не ходатая перед Кремлем, а человека, от которого зависит, будет ли вывозиться мусор, и будет ли в домах горячая вода. И постепенно с течением времени общество начинает делать более ответственный выбор. Я понимаю логику тех моих оппонентов, которые говорят, что мы не против демократии в целом. Но демократия в России сейчас Нет, давайте подождем. Вот, видите, как в Китае хорошо Давайте сначала экономику поднимем, а уж потом и эту, как ее, демократию. Причем даже оппозиционеров сажать в тюрьмы не нужно, пусть они заседают в парламенте, и пусть выходят оппозиционные журналы. Главное, чтобы по основным радио- и телевизионным каналам не высказывались неправильные суждения.

Есть образцы закрытых демократий. Была мексиканская демократия на протяжении многих десятилетий. Или в гораздо более мягком виде, скажем, итальянская демократия между Второй мировой войной и окончанием холодной войны, или японская демократия в тот же период.

Да, закрытые демократии бывают и бывают довольно устойчивыми. У них есть два свойства, которые надо учитывать. Первое. Почему-то, как показывает опыт, они всегда очень коррумпированы. Видимо, так они устроены по своей природе, что не коррумпированными быть не могут.

И второе. Они поразительно склеротичны. Бывают демократии, способные реализовывать глубокие реформы. Скажем Англия при Тэтчер. Бывают менее способные. Бывают последовательные авторитарные режимы, способные поводить реформы. Скажем, Чили при Пиночете. Бывают неспособные. Но закрытые демократии так устроены, что проводить глубокие реформы не способны, они могут разве что обеспечивать стабильность и неизменность. Но, еще раз подчеркиваю, мы с вами живем в мире современного экономического роста, в мире, где постоянно возникают новые вызовы, к которым надо быть готовым. Неспособность российских властей на них реагировать дорого обошлась нашей стране в Х1Х - ХХ веке. Зачем нам нужно экспериментировать и в ХХ1 Спасибо.

АПЛОДИСМЕНТЫ.

Гагарин А.С.:

- Мы переходим к жанру вопросов, а потом перейдем к дискуссии. Если у вас вопросы, можно их сейчас задать, а потом мы будем более развернуто говорить в рамках дискуссии. Пожалуйста.

Анимица Евгений Георгиевич, гость:

- Вы сказали интересную мысль, что всегда что-то происходит вокруг России. Так оно и есть сегодня. Но как Вы оцениваете ситуацию на Украине, это демократия или псевдодемократия Гайдар Е.Т.:

- Я принимал участие в выборах в России, некоторые выигрывал, некоторые проигрывал. Принимал участие в нескольких референдумах.

Когда мне говорят про явку в 98%, воспринимаю это как анекдот.

Махинации на Украине были вопиющие не по стандартам стабильной западной демократии, а даже по российским меркам. И, собственно, именно поэтому произошло то, что и произошло. Я не люблю Лукашенко. Мне не нравится, что делается в Беларуси. Но я убежден, нравится – не нравится, но он выиграл свой референдум, поэтому революцию против Лукашенко провести было невозможно. А на Украине были откровенные, издевательские, на мой взгляд, по отношению к избирателям, действия властей, которые и спровоцировали массовые выступления.

Мошкин С.В., профессор, член наблюдательного совета ШПП:

- Мы сегодня говорим о стратегических проблемах развития России. Как Вы считаете, традиционное место России в межхозяйственных связях, в международном разделении труда, как страны периферийного капитализма, является ли одной из стратегических проблем Если возможно, такой комментарий на тему места России в межхозяйственных связях и перспективы в связи с этим.

Гайдар Е.Т.:

- Место России в межхозяйственных связях прямо ассиметрично месту Китая в межхозяйственных связях. Мы не являемся конкурентами Китая. У нас есть объективная база для стабильного долгосрочного сотрудничества. Что является структурными преимуществами Китая Дешевая, хорошо мотивированная рабочая сила, близость к морским портам. В этой связи – интеграция в мировую торговлю трудоемкой продукции среднего уровня качества и сложности. Всего этого у нас нет.

У нас более дорогая, чем у китайцев рабочая сила. У нас проблемы с доступом к открытым в течение года морским портам. Таким образом, на рынке, где сегодня столь быстро развивается Китай, мы ему не конкуренты. Наши сравнительные преимущества лежат в двух плоскостях. Одна из них, условно говоря, ниже Китая, а другая – выше.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.