WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

Мы в одном корабле со всем развитым миром, просто мы на этот корабль вошли раньше примерно на 2-3 поколения. Многие демографы пытались прикинуть, что было бы с населением в России, и его долей в мире, если бы ситуация развивалась инерционно. Это условные расчеты, но население России было бы примерно в два раза больше. За демографической динамикой стоит еще один важный фактор - устойчивость пенсионной системы. Для того, чтобы пенсии выплачивали пенсионерам, работающие должны выплачивать налоги. А когда происходит резкое увеличение доли старших возрастных групп, выясняется, что работающих недостаточно для того, чтобы поддерживать сложившееся ранее соотношение средней пенсии и средней заработной платы. Вторая черта специфики демографического поведения в России, которая имеет серьезные последствия, касается смертности. Россия и в этом отношении достаточно необычна, хотя необычна она на фоне мира, а не на фоне Украины, Белоруссии, ряда других постсоветских славянских государств. Иногда то, что у нас происходит со смертностью, связывают с пертурбациями последних лет. Это оптимистический и крайне упрощенный взгляд на проблему. На самом деле, аномалии с динамикой смертности в России начинают проявляться примерно 45 лет назад. До конца 50-х годов положение со смертностью примерно такое же, как и в других странах. Растут показатели средней продолжительности жизни мужчин и женщин, примерно, как у других стран с таким уровнем развития здравоохранения, как, скажем, Аргентина или Мексика. А с конца 50-х, начала 60-х начинается перелом - перестает расти продолжительность жизни. Причем, начинается это в России в конце 50-х годов для мужчин трудоспособного возраста, а с середины 60-х распространяется уже на все население. Картина такова: где-то лет 40 у нас показатели продолжительности жизни колеблются вокруг примерно одного и того же уровня, с аномально высоким разрывом между показателями мужской и женской смертности (если в мире разрыв продолжительности жизни мужчин и женщин будет примерно 3 года в пользу женщин, то у нас, - стабильно за 10).

Есть еще один параметр, от которого зависят показатели продолжительности жизни – это потребление алкоголя. Проблемы неумеренного потребления алкоголя - отнюдь не чисто российские. И по абсолютному потреблению алкоголя мы далеко не являемся мировыми рекордсменами. Французы, итальянцы потребляют его намного больше нас, да и немцы тоже. Проблемы подобного рода вставали перед многими странами, которые сегодня относятся к наиболее развитым. Особенно это касается северных областей. В конце Х1Х века пьянство на работе было одной из самых острых социальных проблем Германии. Профсоюзы вели борьбу за право пить на работе, как за неотъемлемое право пролетариата. Это было связано с традицией.

В североевропейском крестьянском обществе, в германском, в том числе, - потребление алкоголя считалось совместимым с нормальным крестьянским трудом. Это был способ согреться, калории получить, социализироваться. Когда пришедший из деревни бюргер приходил на завод, ему говорили, что первым делом он должен поставить бутылку шнапса своим товарищам по работе. И выпить с ними хорошенько, иначе не будут уважать. Выпивка на работе - это нормальная реакция на радикальные изменения в жизни общества. Перелом в Германии происходит в районе конца Х1Х начале ХХ века. Начинается массовое движение за запрещение пьянства на работе. Люди перестают пить шнапс на работе и начинают пить в пивнушке за проходной. Я напоминаю, что Германия 1900 года по уровню развития - примерно Советский Союз 1950.

В СССР на многие десятилетия, на поколения консервируются стили алкогольного поведения, характерные для раннеиндустриальных обществ. И что на этом фоне происходит дальше со здоровьем населения, со смертностью в трудоспособном возрасте, с разницей между средней продолжительностью жизни мужчин и женщин Нужны ли тут подробные объяснения К сожалению, такое положение вещей инерционно и не меняется в течение месяца, года.

Тенденция сокращения численности населения России не случайна, она не привнесена потрясениями последних лет, тесно связана с предшествующим столетием нашей истории и нам во многом задана.

Пытаться переломить ситуацию мерами демографической политики, как показывает опыт, практически невозможно. На увеличение рождаемости, к сожалению, нигде и никому оказать серьезное влияние не удалось. А это пытались сделать очень богатые страны, гораздо богаче нас.

Сегодня мы обречены расхлебывать последствия нашей истории и должны понимать, что это создает проблемы, скажем, с призывом на военную службу - на десятилетия вперед, с устойчивостью пенсионной системы - на десятилетия вперед и так далее. С рабочей силой… Мы столкнулись с проблемой рабочей силы раньше, чем многие другие, но проблема эта не уникальна, с ней сталкиваются многие страны. Она имеет еще одну особенность - разницу между требованиями национальной рабочей силы к качеству рабочих мест и потребностью рынка труда в рабочей силе. Чем выше уровень развития, тем выше требования национальной рабочей силы к качеству рабочего места. Послать немца работать строительным рабочим или убирать мусор нельзя, даже если он безработный. Причем, и он знает, что это нельзя, и общество знает, и служба занятости знает. В результате появляется некий национальный консенсус: существует набор рабочих мест, на которых национальные кадры могут работать, и есть те, на которых они работать не могут. Но существуют и закономерные потребности экономики в определенном наборе рабочих мест. Если, скажем, в Москве сегодня уволить с работы всех украинцев, то завтра остановиться городской транспорт и строительный комплекс. Те же процессы идут и в Европе. Если не принимать на работу турок, алжирцев, арабов, восточноевропейцев, то все замрет: гостиницы, госпиталя, строительный комплекс, городской транспорт, уборка мусора. Вывод прост: высокоиндустриальная, развитая экономика предъявляет очевидный и крупномасштабный спрос на не очень квалифицированную рабочую силу. Армия, состоящая только из генералов, воевать не может. Госпиталь, в котором работают прекрасные хирурги, но никто не моет полы – не госпиталь. А отсюда мы имеем могучий миграционный поток из менее развитых стран в более развитые. И это реалия ХХ века и будет реалией ХХ1 века.

Но дальше возникает тяжелейшая проблема, если мы говорим о демократиях. Да, иностранные эмигранты, особенно из менее развитых стран, нужны. Но нужны они только как рабочие, а не как соседи.

Получается странная ситуация: все разумные люди понимают, что без иностранных рабочих не обойтись, а произнести это вслух - политическое самоубийство. Если, скажем, в Германии политик, который собирается куда-то баллотироваться, заикнется о том, что немцам не обойтись без дополнительного привлечения турок и арабов - иначе остановятся целые отрасли экономики – на политической карьере его смело можно ставить крест. В результате в подавляющем большинстве развитых стран установилась шизофреническая политика по отношению к эмиграции. Конечно, эмиграция идет, отгородиться от нее невозможно. Границы прозрачны, всегда есть возможность приехать туристом, а потом остаться. Действуют механизмы этнической взаимопомощи, есть теневая занятость. Италия, например, регулярно проводит легализацию нелегальных эмигрантов, да не только Италия.

Но в рамках официальной политики делается все, чтобы создать иллюзию, будто этого нет.

США – страна, которая создана иммигрантами, получает примерно по 900 тысяч нелегальных эмигрантов в год - провела легализацию нелегальных эмигрантов, в рамках которой больше 4 миллионов человек получило право на легализацию в самом конце 80-х. Сегодня число нелегальных иммигрантов в США оценивается примерно в такую же величину. В настоящее время американский и мексиканский президенты создали рабочую группу по проработке вопросов о следующей легализации мексиканских эмигрантов. Это в иммигрантской стране. На самом деле, только иммигрантские страны из развитых стран, имеют шанс: а) сохранить хоть в какой то степени свою долю в мировом населении; б) сохранить устойчивость пенсионных систем. Это Канада, США, Австралия, Новая Зеландия. Плюс ко всему иммигранты в течение первого поколения имеют существенно более высокие показатели уровня рождаемости, чем коренное население. США стала великой державой потому, что она была страной иммигрантов. Если бы США основывали свою культуру, как культуру белых англосаксов, то никогда бы не стали тем, чем они являются сегодня в мире. США – это страна американских граждан, независимо от того, кто они по происхождению.

У России огромные территории, очень невысокая плотность населения и серьезные, долгосрочные, заданные социалистической моделью индустриализации демографические проблемы. Однако у России есть одно фундаментальное преимущество, которого нет почти ни у кого в мире. Мы окружены набором стран, которые беднее нас и где живут десятки миллионов людей, владеющих русским языком, выращенные в традициях русской культуры. Вся литература, посвященная иммиграции показывает, что есть один параметр, который сильней всего остального влияет на способность иммигрантов адаптироваться к условиям страны пребывания - владение языком этой страны. Радикально разные результаты по адаптации, заработку, вовлечению в криминальные структуры показывают те группы, которые владеют языком страны пребывания и те, которые не владеют. В странах СНГ русских миллионов, русскоязычных – десятки миллионов. Понятно, что не все они готовы к миграции, оценки показывают, что потенциальный объем миграции из СНГ в Россию – примерно 15 миллионов человек. Этот колоссальный приток мигрантов радикально меняет ситуацию с устойчивостью пенсионной системы и демографической динамикой.

Говорят, что капитал бежит из России. Какое бегство Мировой банк посчитал, сколько переводят трудовые эмигранты из Молдовы, Украины, Узбекистана в свои страны. В Молдове, например, 20% ВВП – это выплаты от молдаван, работающих в России.

Итак, миграция есть и масштабы ее значительны. Однако никакой последовательной, разумной миграционной политики нет. У приезжих из СНГ вымогают деньги, их загоняют в теневую экономику, они не платят налогов, они полагаются на механизмы этнической солидарности. Они оказываются втянутыми в организованную преступность. Власти делают все возможное, чтобы придать трудовой иммиграции самый отвратительный, самый вредный для общества вид.

Вместо того, чтобы построить разумную, открытую миграционную политику, понимать, кого и куда нужно привлекать, наши власти проповедуют только запретительные меры. Что можно было бы сделать Отбирать необходимых нашей экономике мигрантов, как это делают канадцы, на основе бальной системы, например. Привлекать мигрантов на службу в вооруженные силы. Привлекать самых талантливых студентов СНГ в наши ВУЗы. Что получается сейчас с образованием После обучения в московском ВУЗе выходцам, скажем, из Украины, мы не можем предоставить право на работу. В результате прекрасной подготовки они, естественно, на международных конкурсах выигрывают лучшие гранты и едут в Гарвард. Таким образом, мы активно помогаем американской экономике улучшив качество своего высшего образования. В этой связи необходим поворот к открытой миграционной политике, которая предполагает некий набор естественных, понятных и хорошо изученных технических методов: что должны делать посольства в области миграционной политики, что должны делать консульские службы. Каким образом со всего мира собрать специалистов, которые необходимы России для обеспечения экономического роста.

Но существует еще одна проблема. Есть страны иммигрантские и не иммигрантские. Скажем Канада и Америка - типичные примеры иммигрантских стран. Германия и Франция – типичные противоположные примеры. Для иммигрантских стран гораздо проще адаптироваться к реалиям ХХ1 века, когда надо гнать волну эмиграции к себе. Странам не иммигрантским труднее. Мы здесь в промежуточном положении. Россия, хотя никогда не была иммигрантской страной, не была и страной мононациональной. В составе российского дворянства в конце Х1Х века русских было примерно 55%. В составе генералов российской армии русских было процентов 60. В числе представителей российской элиты, тех, кто не имел российского происхождения, так много, что и не перечислишь. Россия всегда была страной подданных российского царя и страной русских. Потом страной подданных советской империи, что в переводе на политический язык называлось страной советских граждан. Таким образом, для нас трансформация в государство с русской культурой, с русским языком, но государство российских граждан, а не этнических русских - это абсолютно естественное продолжение традиций. Но это серьезный сознательный выбор, который надо сделать, если мы хотим решить проблему нашего развития в ХХ1 веке.

Перехожу к другой теме: вопросам реформы комплектования вооруженных сил. Это довольно тесно связано с проблемами демографии.

Чем обычно заканчиваются разговоры о реформировании армии Улучшать ее организацию, увеличивать выплаты офицерскому корпусу, уделять больше внимания социальным условиям и пропаганде того, что служба в армии – это патриотический долг. К сожалению, реформирование армии не сводится к этим благим пожеланиям. То состояние, в котором пребывают наши вооруженные силы - далеко не сегодняшняя проблема. Проблема эта имеет долгосрочный и видимо трудно разрешимый без глубокой реформы системы комплектования вооруженных сил характер. Здесь я вынужден сделать некое историческое отступление.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.