WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
Часть V Процессы социального развития и общественные институты Глава 26 Российские промышленные предприятия на рынке труда1 Введение Траектория развития российского рынка труда распадается на два четко очерченных этапа. Первый (1991—1998) стал отражением глубокой трансформационной рецессии, которая растянулась почти на целое десятилетие и сопровождалась сокращением занятости, ростом открытой безработицы, снижением продолжительности рабочего времени и резким падением реальной заработной платы. Второй (1999—2007) связан с продолжающимся уже более восьми лет энергичным посттрансформационным подъемом, в условиях которого все основные индикаторы рынка труда начали быстро улучшаться2.

Предпринимательские опросы позволяют взглянуть на этот сложный и неоднозначный процесс с точки зрения предприятий — экономических агентов, формирующих спрос на труд. Эмпирический материал для такого анализа предоставляют обследования «Российского экономического барометра» (РЭБ), которые регулярно проводятся в течение более чем полутора десятка лет (с конца 1991 г.).

Респондентская сеть РЭБ включает свыше 500 промышленных предприятий основных отраслей и регионов России; ежемесячно заполненные анкеты поступают примерно от 200 участников (опросы ведутся по почте). Хотя выборка постепенно 1 Некоторые из выводов данной главы по проблеме дефицита рабочей силы отличаются от выводов, представленных в главе 21. Эти различия связаны отчасти с различиями в используемой авторами статистической базе, отчасти — с особенностями интерпретации данных. Редакция считает полезным специально подчеркнуть неполное совпадение позиций по этому важному вопросу современной экономической политики. Надеемся, что совместная публикация двух данных разделов будет способствовать дальнейшим плодотворным дискуссиям и углублению нашего понимания динамики на российском рынке труда.

2 Особенности российской модели рынка труда рассматриваются в работах: Kапелюшников Р.

Российский рынок труда: адаптация без реструктуризации. М.: ГУ-ВШЭ, 2001; Gimpelson V. and Lippoldt D. The Russian Labor Market: Between Transition and Turmoil. London: Rowman and Littlefield.

2001; Российский рынок труда: путь от кризиса к восстановлению. Доклад Всемирного банка.

Вашингтон: Всемирный банк, 2002; Обзор занятости в России. Вып. 1 (1991—2000) / Бюро экономического анализа. М.: ТЕИС, 2002; Kакой рынок труда нужен российской экономике (перспективы реформирования системы трудовых отношений). Под ред. Р. Kапелюшникова.

М.: ОГИ, 2002; Нестандартная занятость в российской экономике. Под ред. В. Гимпельсона и Р. Kапелюшникова. М.: ГУ-ВШЭ, 2006; Заработная плата в России: эволюция и дифференциация. Под ред. В. Гимпельсона и Р. Kапелюшникова. М.: ГУ-ВШЭ, 2007.

998 Часть V. Процессы социального развития и общественные институты обновляется, она сохраняет преемственность и по многим важнейшим параметрам может считаться репрезентативной1. Данные РЭБ содержат значительный объем информации о факторах, влияющих на поведение российских промышленных предприятий на рынке труда на различных этапах переходного процесса, в том числе о проблемах, которые стоят перед ними в настоящее время.

В данной главе мы попытаемся представить обобщенную картину политики занятости и оплаты труда на российских промышленных предприятиях, выбрав в качестве центральной проблему избытка/нехватки рабочей силы. Kак известно, в процесс рыночных преобразований российская экономика вступила с огромным навесом излишней занятости, который сохранялся не только на протяжении всего кризисного, но и на большей части посткризисного периода. Однако в самые последние годы появились признаки того, что проблема избытка трудовых ресурсов утратила прежнее значение, и ей на смену пришла проблема их нехватки.

Мы попытаемся выяснить, в какой мере это действительно так, рассмотрев сложившуюся ситуацию под несколькими различными углами зрения. Во-первых, мы проследим, как менялись представления предприятий — респондентов РЭБ о степени их обеспеченности трудовыми ресурсами. Во-вторых, рассмотрим основные ограничения на рынке труда, с которыми им приходилось сталкиваться.

В-третьих, представим оценки, характеризующие темпы и структуру наблюдавшегося на них движения рабочей силы. И, наконец, в-четвертых, проанализируем те изменения, которые прослеживались в трех ключевых показателях их экономической деятельности, связанных с использованием труда, — уровне производительности труда, реальной заработной плате и удельных издержках на рабочую силу.

Очевидно, что без детального обсуждения этого круга вопросов общие закономерности функционирования российского рынка труда едва ли могут быть выявлены и поняты. Хотя во многих случаях мы будем описывать тренды за весь переходный период, в центре нашего внимания будет находиться посткризисная ситуация и, прежде всего, наблюдения, относящиеся к 2006—2007 гг.Следует оговориться, что тенденции, характерные для промышленности, не всегда являются представительными для всего российского рынка труда в целом.

Kакие-то из выявляемых для нее трендов (например, динамика заработной платы или особенности движения рабочей силы) совпадают с теми, что прослеживаются в других секторах экономики, какие-то (скажем, динамика занятости) с ними явно расходятся. В некоторых случаях из-за отсутствия опросных данных (например, о текущей или ожидаемой нехватке рабочей силы) оказывается вообще невозможно сказать, как изменения в промышленности соотносятся с изменениями в других секторах. Это несомненно накладывает определенные ограничения на возможность обобщения получаемых выводов. Однако промышленность по-прежнему остается если не ядром, то главным «мотором» отечественной экономики.

Поэтому анализ политики занятости и заработной платы промышленных пред Подробное описание выборки (включая распределение предприятий-участников по отраслям, размерам, формам собственности и т. д.) см. в квартальных бюллетенях, издаваемых РЭБ:

Российский экономический барометр: тесты, оценки и прогнозы хозяйственной ситуации. М.:

ИМЭМО РАН (различные выпуски).

Характеризуя посткризисный период, мы будем употреблять термины «подъем» и «оживление» как равнозначные, хотя с теоретической точки зрения это, конечно, не вполне корректно. Однако в переходном контексте различие между ними не очевидно. Если рассматривать экономику в условиях плановой системы и в условиях рыночной системы как два разных объекта, то тогда правильнее говорить о «подъеме»; если же представлять ее как один и тот же объект, то тогда корректнее говорить об «оживлении».

Глава 26. Российские промышленные предприятия на рынке труда приятий в любом случае оказывается чрезвычайно важной задачей, и он способен существенно расширить наши представления не только об особенностях эволюции российского рынка труда в прошлом, но и о возможных путях его развития в будущем.

26.1. Особенности используемых данных Использование опросных оценок предполагает необходимость учета их методологической специфики, которая делает эти данные не полностью сопоставимыми с данными официальной статистики. Отметим лишь несколько наиболее важных моментов.

Во-первых, большинство показателей, строящихся на основе предпринимательских опросов, представляет собой невзвешенные средние. Говоря иначе, при их расчете все предприятия получают одинаковые веса независимо от размера или объема экономической деятельности, что неизбежно порождает определенные расхождения с более конвенциональными показателями, строящимися как взвешенные средние1.

Во-вторых, в рамках опросов РЭБ измерение многих показателей ведется по периодам, не вмещающимся в рамки одного календарного года. Однако для простоты их хронологическая привязка будет осуществляться по датам проведения опросов, без разбивки по годам, к которым, строго говоря, относились оценки респондентов. (Если, например, в начале какого-либо года проводится опрос, в ходе которого собирается информация об изменении объема выпуска или численности персонала в предшествующие шесть месяцев, то в соответствии с принятой нами методикой получаемые оценки датируются текущим годом без учета того, что высказывая их, респонденты имели в виду — по крайней мере, частично — предыдущий календарный год.) В качестве интегрального индикатора экономической эффективности мы будем оперировать показателем текущего финансового состояния предприятий. В зависимости от ответов респондентов на соответствующий вопрос анкеты будут выделяться две группы предприятий, чье финансовое положение на момент опроса было либо «хорошим» и «нормальным» (финансово благополучные), либо «плохим» (финансово неблагополучные). Привлекательность этого показателя по сравнению с другими возможными индикаторами эффективности связана с его высокой чувствительностью даже к небольшим перепадам экономической активности.

Следует при этом иметь в виду, что различные типы предприятий, поведение которых будет анализироваться (финансово благополучные и финансово неблагополучные, трудоизбыточные и трудонедостаточные), не представляют собой четко очерченных групп с фиксированным составом. Это очень подвижные образования, «членство» в которых непрерывно меняется от одного опроса к другому, от одной календарной даты к другой. Финансово благополучные предприятия могут нести крупные убытки и становиться финансово неблагополучными; трудоизбыточные предприятия могут сталкиваться с ускоренным оттоком рабочей силы Опросы РЭБ позволяют взвешивать полученные данные по размерам предприятий (численности персонала). Анализ показывает, что оценки, получаемые при использовании взвешенных таким образом данных, мало отличаются от оценок, получаемых при использовании исходных невзвешенных данных. См.: Kапелюшников Р.И. Российский рынок труда: адаптация без реструктуризации. М.: ГУ-ВШЭ, 2001. С. 120—125.

1000 Часть V. Процессы социального развития и общественные институты и превращаться в трудонедостаточные и т. д. В нестабильной экономической среде такие межгрупповые переходы осуществляются непрерывно и в больших масштабах. Kак следствие, в разные промежутки времени выделяемые группы оказываются иными как по величине, так и по составу.

Одно из преимуществ опросной статистики заключается в том, что она помогает понять, каким образом экономические агенты формируют, корректируют и пересматривают свои ожидания. Экономическая деятельность всегда ориентирована на будущее и потому поведенческое значение фактора ожиданий трудно переоценить. Инерционностью ожиданий — как работников, так и особенно работодателей — объясняются многие нестандартные характеристики российского рынка труда. Соответственно наш анализ не ограничивается рассмотрением фактических результатов деятельности обследуемых предприятий: значительное место отводится в нем также обсуждению их прогнозных оценок.

26.2. Эволюция представлений предприятий об обеспеченности трудовыми ресурсами Опросы РЭБ содержат два основных показателя, описывающих ситуацию с обеспеченностью предприятий трудовыми ресурсами. Во-первых, это коэффициент загрузки рабочей силы, строящийся по аналогии с коэффициентом загрузки производственных мощностей. Респондентам предлагается оценить текущую загрузку персонала на своих предприятиях относительно того уровня, который они сами считают «нормальным» для данного календарного периода (принимая этот уровень за 100%). Во-вторых, это распределение предприятий по группам с избыточной, нормальной или недостаточной укомплектованностью кадрами относительно ожидаемого через 12 месяцев спроса на выпускаемую продукцию. В отличие от коэффициента загрузки рабочей силы эти оценки дают представление не о текущей, а о «перспективной», или ожидаемой, обеспеченности предприятий трудовыми ресурсами.

Помесячная динамика загрузки рабочей силы на предприятиях — респондентах РЭБ представлена на рис. 26.1. Хорошо видно, что в период трансформационного спада колебания этого показателя происходили вокруг отметки 75%. Это означает, что теоретически производимый тогда объем продукции мог бы быть обеспечен при численности персонала примерно на четверть меньше фактической. Хронологически выделяются три эпизода, когда недоиспользование человеческого капитала достигало, по-видимому, критических значений. Это — середина 1994 г., вторая половина 1996 г. и середина 1998 г., когда темпы сокращения выпуска скачкообразно увеличивали свой «отрыв» от темпов сокращения численности занятых. Похоже, граничной величиной служил коэффициент загрузки, равный 69— 70%. При достижении этого уровня предприятия приступали к более активному освобождению от «лишних» работников, что позволяло повышать степень использования остающегося персонала до более приемлемых значений.

Переход на новое плато — с уровня 75% на уровень 90% — начался сразу после того, как российская экономика вступила в фазу посттрансформационного подъема.

Именно возобновление роста производства, а не ускорение «сброса» рабочей силы оказалось главной причиной, позволившей промышленным предприятиям обеспечить более полную загрузку персонала. Хотя, как будет показано ниже, процесс их освобождения от «лишних» работников не прекратился, вклад этого фактора в улучшение показателей использования трудовых ресурсов был достаточно скромным. Kлючевая роль, повторим, принадлежала фактору роста.

Глава 26. Российские промышленные предприятия на рынке труда После фактической стабилизации в 2000—2005 гг. загрузка рабочей силы вновь пошла вверх, сумев перешагнуть прежний порог 90% и вплотную приблизившись к «нормальному» стопроцентному уровню. Так, среднегодовое значение для 2007 г.

составило рекордно высокую величину — 94%. Это симптом того, что возможности для наращивания объемов производства за счет более полного использования наличных трудовых ресурсов, по-видимому, близки к исчерпанию. И все же наблюдаемый сегодня уровень загрузки рабочей силы не настолько высок, чтобы интерпретировать его как однозначное свидетельство всеобщего «кадрового голода», переживаемого российской промышленностью.

Интересно, что колебания в загрузке рабочей силы на предприятиях — респондентах РЭБ происходили строго синхронно с колебаниями в загрузке производственных мощностей (см. рис. 26.1). Однако при этом степень недоиспользования была у физического капитала устойчиво выше, чем у человеческого, — на 15—20 п. п. Объяснить существование столь значительного разрыва можно тем, что по сравнению с трудом физический капитал представляет собой менее мобильный производственный фактор. Говоря иначе, издержки предприятий, связанные с избавлением от избыточных капитальных активов, обычно намного превышают их издержки, связанные с избавлением от избыточной занятости. Лишь в последние годы загрузка производственных мощностей стала постепенно сокращать отставание от загрузки рабочей силы.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.