WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||

25.1. Динамика концептуальных установок в области национальной безопасности и военного строительства Для начала отметим, что подготовительная работа над новыми концептуальными документами была начата еще в 1999 г. — в бытность президентом Б.Н. ЕльциГлава 25. Реформа армии и реструктуризация ВПK на. Это дало возможность его преемнику В.В. Путину тотчас после возвращения с Северного Kавказа обсудить на заседании Совета безопасности РФ имевшиеся наработки, уточнить их и утвердить 10 января 2000 г. новую редакцию важнейшего системообразующего документа — Kонцепции национальной безопасности (KНБ) РФ.

И новая версия KНБ в основных чертах соответствовала этому систематизирующему предназначению. Характерна констатация в KНБ одновременной «приоритетности» таких направлений деятельности, как обеспечение национальной безопасности и защита интересов России в экономической сфере. При этом заявлялось, что главной целью в области военной безопасности «является обеспечение возможности адекватного реагирования на угрозы, которые могут возникнуть в XXI веке, при рациональных затратах на национальную оборону». А главное, решение социально-экономических проблем было вынесено в KНБ на ведущее место.

Однако в KНБ были и существенные недостатки, касающиеся экономических аспектов укрепления безопасности. Они отмечались тотчас после утверждения KНБ в публикациях различных институтов, например ИЭПП, но за прошедшие годы стали еще более заметными. Так, в KНБ утверждалось, что парирование военных угроз должно охватывать все их источники (как извне, так и внутри страны). Но тогда следовало бы и задачи военной безопасности сопоставлять со всеми военными расходами, а не только с расходами на оборону. Ведь в России сложилась некая общность силовых ведомств, официально называемая военной организацией, куда входят Вооруженные силы, другие войска, воинские формирования и органы. Еще в 1998 г. в соответствии с «Основами военной политики Российской Федерации в области военного строительства на период до 2005 года» между компонентами военной организации были распределены решаемые ими военные задачи. Соответственно должны были распределяться средства, которые выделяются государством на решение этих задач. Увы, бюджетная классификация расходов с этим распределением задач не увязывалась. А теперь, по прошествии семи с лишним лет, степень согласованности задач и выделяемых на их решение ресурсов только ухудшилась.

Не было в KНБ и требований анализировать с точки зрения безопасности все стадии бюджетного процесса: не только формирования, но и предварительного финансового планирования, а затем исполнения федерального бюджета и отчетности о его исполнении.

И уж совсем плохо то, что в KНБ проигнорирована роль такого субъекта, как общество, в обеспечении безопасности России, не отражена необходимость гражданского контроля над деятельностью государственных органов, обеспечивающих все виды безопасности.

Предполагалось, что KНБ будет основополагающим документом, действующим долго и продуктивно применительно к внешним и внутренним политическим процессам. Поэтому предусматривалась возможность корректировки KНБ.

Увы, корректировок за прошедшие годы не было. В результате концепция теряла связь с реальностью. И постепенно на нее даже перестали ссылаться. Причем тон в этом задали первые лица государства. Страна стала жить по их текущим установкам, которые высказывались в посланиях и публичных выступлениях, либо даже по скорым оценкам сиюминутных событий, а не в соответствии с долгосрочными целями. О степени достижения целей и решения задач, сформулированных в KНБ, общественность не информировали.

966 Часть IV. Развитие реального сектора экономики Другим важнейшим документом, уточнившим в 2000 г. условия, задачи и принципы обеспечения военной безопасности Российской Федерации и военного строительства, стала новая военная доктрина (ВД-2000). О необходимости обновления варианта доктрины, который был утвержден в 1993 г., тоже говорил еще президент Ельцин.

Однако и в этом концептуальном документе сразу же после его опубликования были выявлены принципиальные военно-экономические недостатки. Так, по-прежнему под стратегическим понималось только ядерное оружие, хотя интенсивное развитие и реальное боевое применение высокоточного дальнобойного неядерного оружия уже сделали его стратегически значимым. Войны в Персидском заливе и Югославии подтвердили это. Опыт военных действий наглядно продемонстрировал, что такие неядерные средства, как крылатые ракеты различных видов базирования и высокоточное оружие авиации, способны решить исход не только операции, но и военной кампании. США продемонстрировали примеры успешного применения его даже в борьбе с международным терроризмом. Дальнейшие события показали, что еще большую стратегическую значимость имеют системы новейшего высокоинтеллектуального оружия, включаемого в сетецентрические «системы систем». Указанная неопределенность формулировок ВД-2000 обернулась невниманием к развитию такого рода средств, а значит, и межвидовых воинских формирований (объединенных «командований») в России. А это было опасно с военной и неэффективно с экономической точки зрения.

Отказ от интенсивного развертывания производства высокоинтеллектуального оружия в Российской Федерации, от его поставок для оснащения собственных Вооруженных сил не поднял наш потенциал сдерживания агрессии. Выход с высокоинтеллектуальным оружием, имеющим большую дальность действия, на международный рынок вооружений мог бы способствовать развертыванию его высокотехнологичного и высокорентабельного производства в России. Но и этого не случилось. Заметим, что продажа такого оружия третьим странам в ограниченных объемах не подрывает международную стратегическую стабильность. При малом количестве такие средства поражения могут быть эффективными в смысле предотвращения нападения, но не как оружие собственной агрессии.

Вместо этого продолжали звучать заявления о готовности к сокращению ядерного оружия без обязательной ссылки на то, что стратегическое оружие должно ограничиваться и сокращаться только при условии учета его совокупного (ядерного плюс неядерного) потенциала. Игнорирование этого обстоятельства при согласии на ядерное разоружение недопустимо даже в виде политических лозунгов, поскольку направлено на подрыв баланса стратегических сил в современном мире и дезориентировало российских военно-промышленных специалистов. Оно чревато негативными последствиями для России и ее союзников, особенно стран СНГ, которые, напомним, при распаде СССР согласились на передачу России всего советского ядерного оружия под обязательство их защиты, в том числе — при необходимости — этим оружием. Более того, российское ядерное оружие представляет собой существенный элемент глобальной стабильности.

Провозглашение в ВД-2000 задачи сдерживания агрессии сделано без указания, кем конкретно она будет решаться в государстве. Это по сути выхолащивало смысл ее постановки. Ведь опыт зарубежных государств, особенно США, свидетельствует о том, что решение задачи сдерживания (особенно неядерного) невозможно без особого вида согласованных действий дипломатии и вооруженных сил государства, осуществляемых в мирное время. Это выявление и сбор данных

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.