WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Использование политико-коммуникационных возможностей сети Интернет в условиях модернизации российской политической системы: региональный аспект Д.С. Джантеева ведущий научный сотрудник Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований при Правительстве Карачаево-Черкесской Республики, член Экспертного совета МОО «Информация для всех» Д.С. Джантеева. Использование политико-коммуникационных возможностей сети Интернет в условиях модернизации российской политической системы: региональный аспект // Россия в процессе модернизации: социально-политические аспекты: материалы Всероссийской научно-практической конференции (5-6 марта 2010г.) В 3Т. Т.1/научный редактор А.А. Вартумян. – Армавир: РИЦ АГПУ,2010.-С.91-96.

Одним из определяющих условий модернизации российской политической системы в условиях стремительного развития информационных технологий является использование политико-коммуникационных возможностей сети Интернет. Они по достоинству оценены и президентом РФ Д.А.Медведевым, который уделяет пристальное внимание развитию Интернета в России и не скрывает того, что если бы он «не начал более активно эту тему продвигать в какой-то период»[1],то в нашей стране все развивалось бы медленнее. В качестве основных методов продвижения Интернета в России президент использует официальную риторику и реальные механизмы власти.

Коммуникационные возможности Интернета оцениваются и академическим сообществом, признающим преимущества сетевых технологий. Так, политолог М.С.Вершинин убедительно доказал, что Интернет, сочетая сильные качества всех традиционных коммуникационных каналов (печать, радио, телевидение и т.д.), имеет реальные конкурентные преимущества по следующим характеристикам: восприятию передаваемой информации (оптический, акустический), направленности инфопотока (интерактивный, направленный), способам подачи сообщений (динамичный, статичный), характеру обращения к публике(индивидуальный, массовый)[2]. Известно также, что преимущества своего присутствия в Сети первоначально стали использовать зарубежные политики и общественно-политические объединения. Но в России в «качестве инструмента политической коммуникации Интернет использовался уже во время событий 19-21 августа 1991г., когда электронная почта выступала одним из немногих каналов передачи из Москвы за границу информации, замалчиваемой официальными СМИ»[3].

Сегодня уже государство обращает внимание на необходимость распространения Интернета и использует для этого нерыночные технологии, внедряемые повсеместно, к примеру, в школах страны. Результатом таких усилий явился резкий рост числа пользователей Интернета в России, который по данным ФОМ осенью 2009г. составил 42 млн. человек, а это 36% взрослого населения страны[4].По прогнозам специалистов Рунет-аудитория в 2010г. вырастет еще на 3 млн. человек, причем, если судить по результатам исследований того же ФОМ, выясняется, что самый активный рост пользователей широкополосного доступа (ШПД) в Интернет наблюдается в городах с населением менее миллиона человек. В таком случае мы можем предполагать, что значительная доля Интернет-пользователей будет представлена жителями Северного Кавказа, включающего, преимущественно, малочисленные населенные пункты. Это тем более возможно, если учесть что к этому располагает и имеющаяся в отдельных субъектах региона инфраструктура и рост числа граждан, осознающих преимущества Интернета. Но, сегодня мы вынуждены констатировать, что пользователей Интернета на Северном Кавказе не так много, как, скажем, в Северо-Западном федеральном округе. К примеру, в относительно стабильной Карачаево-Черкесии, по текущей статистике общее число пользователей ШПД в Интернет составляет около 10% населения. Не лучшим образом обстоят дела и в других субъектах Северного Кавказа.

Все это является следствием цифрового разрыва, сохраняющегося в стране на протяжении всех 15 лет существования Рунета (российского сегмента Интернета). Если учесть, что сегодня Интернетом и технологиями пользуются и с помощью телефона, который буквально вторгся в жизнь почти каждого человека, то причина появления и сохранения цифрового раскола заключается в стоимости доступа к Интернету. Нами установлено, что в декабре 2009г. уровень тарифов на услуги ШПД в Интернет были одинаково высокими в КБР, Адыгее и КЧР, что объясняется недостаточным развитием инфраструктуры, требующей дополнительных инвестиций. Здесь уместно задаться вопросом – могут ли пользователи из этих регионов и крупных городов РФ располагать равными возможностями в использовании Интернета, если цена доступа к нему для первых в три раза выше, чем для вторых, и это не учитывая качества предоставляемых услуг Безусловно, нет. Поэтому, сегодня самая серьезная проблема – «преодоление цифрового неравенства, разрыва(digital divide).Для ее решения требуются не только значительные технические средства, но и развитие программного обеспечения (прежде всего для «чайников»), банков данных, усиления совместимости различных сетевых пространств и т.д.»[5].

Цифровое неравенство наблюдается и внутри отдельного субъекта, проявляясь по-разному. К примеру, в Ставропольском крае весной 2009г. было проведено антимонопольное расследование, обусловленное обращениями граждан края по вопросу тарифов, установленных Ставропольским филиалом ОАО «ЮТК» на услугу доступа к сети Интернет. Граждан не устраивало то, что тарифный план «DISEL-Unlim City» с более низкой абонентской платой был установлен лишь в пяти крупных городах края, имеющих условия для предоставления доступа к Интернету. Здесь налицо нарушение статьи 426 Гражданского Кодекса РФ, в соответствии с которой цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Услуга предоставления доступа к сети Интернет является услугой с единой тарификацией на всей территории субъекта РФ. Именно поэтому, как сообщила впоследствии пресс-служба Ставропольского УФАС, «… Ставропольский филиал ОАО «ЮТК» устранил нарушения и установил единый тариф «DISEL-Unlim» с той же абонентской платой, а также с увеличением скорости доступа на всей территории Ставропольского края, который заменил существовавший ранее тариф «DISEL-Unlim City». Данный пример наглядно демонстрирует не только имевшееся до определенного времени неравенство в оплате услуги доступа к сети Интернет, но и нарушение прав пользователей Сети. И здесь уместно задаться вопросом: только ли граждане должны интересоваться ценовой политикой провайдеров и других поставщиков услуг для того, чтобы улучшить ситуацию на рынке по предоставлению услуг доступа к сети Интернет Или этим должны заниматься соответствующие структуры Ответы на эти вопросы более чем очевидны, но без активности заинтересованных групп аналогичные случаи могут допускаться и в других субъектах РФ.

Явный парадокс ситуации заключается в том, что Интернет, имея коммуникативную природу, неиерархическую структуру и принципиальную гетерогенность, не может стать полноценной дискурсивной площадкой для всех желающих. Здесь, однако, следует уточнить, что «понятие «полного участия» является демократическим воображаемым» или утопией»[6], поэтому мы ведем речь о тех категориях граждан, которые имеют соответствующие политические интересы и интеллектуальный уровень наряду с готовностью к общению с властью посредством Интернета. К такому формату взаимодействия с публикой должна быть готова и сама власть, тем более к этому ее обязывает действующее российское законодательство. Для того, чтобы убедиться насколько местные власти готовы к кибер-общению с гражданским обществом и как оно проявляется на практике обратимся к опыту северокавказских республик.

Изначально определимся с тем, что Северный Кавказ все еще остается депрессивным/дотационным регионом, на что обращают внимание и исследователи, и руководство страны. Оно нашло выход в выделении 6 национальных республик (Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Дагестана, Республики Северная ОсетияАлания, Ингушетии, Чечни) и Ставропольского края из ЮФО и образовании на их основе 19 января 2010г. Северо-Кавказского федерального округа (СКФО). Уже в своем первом интервью ИА «Интерфакс» полномочный представитель президента в СКФО, вице-премьер правительства РФ А.Г.Хлопонин отметил неэффективное управление имеющимся в регионе потенциалом. Результатом такого управления регионом явился и невысокий уровень его электронной готовности (Е-готовности), которая означает состояние развития информационно-телекоммуникационной инфраструктуры и в этом смысле является одним из наиболее общих показателей развития страны в целом. Одним из базовых параметров Е-готовности выступает степень развития электронного правительства наряду с такими критериями, как доступ населения к информационным технологиям, человеческий капитал, бизнес-климат, государственное регулирование, поддержка электронного бизнеса, развитие информационного сектора в образовании и культуре[7].Впрочем, события прошлого года продемонстрировали сложность реализации ФЦП «Электронная Россия (20022010годы)», обусловившее внесение в нее изменений в сентябре 2009 года и принятие более жестких мер в сфере информатизации, что еще раз подтверждает тезис об этатистском характере российского Интернета.

Понятно, что государство «сверху» насаждает целевые программы, обязательные для исполнения. И «Электронная Россия (2002-2010годы)» ни единственная в этом роде. Известно о разработке Минкомсвязи РФ долгосрочной целевой программы «Информационное общество (2011-2018годы)», о которой ведется речь в видеоблоге президента России[8]. Все эти программы рассчитаны на то, чтобы органы власти как главные субъекты информационно-коммуникационных технологий (Н.А.Баранов) будут развивать информационное общество в стране. В этой связи обратимся к вопросу использования политико-коммуникационных возможностей сети Интернет органами исполнительной власти в республиках Северного Кавказа. Нас интересуют не внутренние компьютерно-опосредованные коммуникации (т.к. для этого существуют специальные системы внутреннего документооборота), а внешние с неограниченным количеством и неопределенным составом реципиентов.

Существует несколько классификационных схем развития взаимоотношений власти и общества и развития «электронного правительства». Мы воспользуемся классификацией Европейской комиссии, в соответствии с которой выделяются пять этапов: информационный этап, интерактивный односторонний этап, интерактивный двусторонний этап, транзакционный этап, проактивный этап. Для дальнейшего анализа обозначенного вопроса необходимо определиться и с тем, что коммуникация по линии «власть-общество» возможна двумя основными способами. Первый из них предусматривает использование функции обратной связи, когда пользователь сети Интернет обращается к противоположной стороне. Как правило, эта функция используется гражданами для запроса интересующей их информации. Орган власти, которому адресовано электронное сообщение/письмо, должен отреагировать на него в соответствии с действующим законодательством, т.е. предоставить в установленные сроки полную достоверную информацию. Несмотря на наличие практически на всех сайтах региональных органов власти технологических механизмов установления обратной связи, исследователи политического Интернета, например, А.Н.Баранов, ставят под сомнение готовность власти к установлению устойчивой связи с гражданами посредством Интернета[9]. Мы придерживаемся аналогичной позиции по данному вопросу. Поэтому так называемую E-mail политическую коммуникацию органов власти и граждан можно отнести к третьему интерактивному двустороннему этапу взаимодействия при условии, что адресат ответил на информационный вызов коммуникатора. Если этого не происходит и электронное письмо остается без ответа, то это интерактивное одностороннее явление, характерное для второго этапа общения власти и общества.

Второй способ коммуникации по линии «власть-общество» характеризует первый этап ступени развития взаимоотношений, заключающийся в информировании пользователей сайта. Понятно, что информация в Интернет-ресурсах политической власти формирует имидж региона и собственно владельцев данного ресурса, поэтому данные источники информации несколько специфичны и официальны. Тем не менее, содержащаяся в них информация при определенных обстоятельствах, может вызвать осмысленный ответ реципиента (А.И.Соловьев) или желание прокомментировать чтолибо на этих ресурсах. Совершенно очевидно, что посетители сайтов органов власти на момент просмотра информации могут быть определенным образом информированы о событии, отображаемом или репрезентуемом на данном ресурсе. И в случае «реальной виртуальности», а не «виртуализации реальности» возникают острые потребности в комментировании сообщений, размещенных на официальных сайтах государственных органов власти.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.