WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

В рамках обсуждаемой нами проблематики речь, разумеется, не о них, но тоже о социальных новациях, зримых проявлениях интенсификации постиндустриального развития нашей страны - новых информационно-технологических элементах системы общественного контроля за деятельностью власти. Почему бы и здесь не попробовать новые модели и механизмы разрешения возможных споров, в том числе и тех о которых идет речь в ч.2 ст.6 законопроекта ! К сожалению, по непонятной причине авторы законопроекта в рамках предлагаемой ими модели построения системы защиты и контроля за реализацией права на доступ к информации не вспоминают:

- Ни про опыт огромного числа зарубежных стран, где в рамках такой же системы защиты и контроля формируется специализированный административный правозащитный орган, с полномочиями по работе с жалобами, контролю и надзору за реализацией законодательства об информационной открытости публичной власти;

В порядке справки к этой позиции замечу, что в Португалии, стране, которую мы вроде бы взяли в качестве своеобразного ориентира в рамках догоняющего развития, подобный орган именуется Комиссией по доступу к административным документам (CADA) и имеет статус независимого парламентского учреждения ( подробнее см.: http://www.cada.pt/) Комиссия может проверять жалобы, предоставлять заключения по праву доступа, делать обзор практики и принимать решения по систематизации систем по доступу. Решения Комиссии не являются обязательными, поэтому если какой-то орган продолжает отказывать в доступе, следующая жалоба может быть подана в административный суд. Статистика 2001 г свидетельствует, что за этот год Комиссия получила 514 жалоб и издала 260 заключений.

- Ни про действующий в нашей стране институт Уполномоченного по правам человека;

- ни про возможности соучастия в создании и функционировании адекватной современным вызовам глобального информационного общества системы защиты и контроля реализации права доступа, да и иных информационных прав и свобод граждан, еще одного инновационного органа последнего времени в лице Общественной палаты Российской Федерации.

Лично я уверен, что в рамках решения задачи формирования эффективной системы защиты и контроля за реализацией информационных прав и свобод граждан, более перспективна, и с точки зрения развития отечественного информационного права, и с точки зрения цивилизованного подхода к разрешению информационных споров,- та форма, которая оптимальным образом позволяет сопрягать усилия и государства и гражданского общества.

В этом контексте заслуживает внимательной оценки вариант возобновления на новой законодательной основе, возможно в статусе органа «при Общественной палате Российской Федерации», положительного опыта рассмотрения подобного рода споров, действовавшей в правовом пространстве России с 1994 по 2000 год Судебной палаты по информационным спорам при Президенте России.

Это то же был правовой инновационный орган. Орган, так сказать, живой информационной справедливости, который старался по мере своих возможностей реализовывать очень важную в наше непростое переходное время, субсидиарную по отношению к конституционному институту права на судебную защиту функцию агента своеобразного этико-правового по своему содержанию и государственнообщественного (руководствоваясь древней латинской формулой «Jus est ars boni et aequi” (право есть искусство добра и справедливости) по своей форме позитивного влияния. Влияния как на общую ситуацию в информационной сфере жизни российского государства и общества, так и на ее отдельные сегменты, включающие в себя те или иные стороны информационной сферы жизни личности.

Как представляется, существенные черты модели организации и функционирования Судебной палаты, выдержавшие испытание временем и востребованные обществом и государством, после соответствующего их законодательного оформления и закрепления (например, путем принятия отдельного закона или, например, внесения соответствующих поправок в ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации») могли бы привнести в информационную составляющую формирования в нашей стране устойчивой демократической ответственной власти и сильного гражданского общества значимый и социально полезный результат.

Б) Второй способ оценки: Оценка по минимуму В рамках данной формы оценки я коснусь лишь нескольких достаточно мелких деталей совершенствования анализируемого законопроекта, которые либо с моей точки зрения, либо с точки зрения моих коллег, с которой я так же солидарен, заслуживают внимания и учета авторами законопроекта.

а) Ст. 21 законопроекта «Срок рассмотрения запроса» Частью 3 к этой статье было бы целесообразно включить норму п.2 ст.Модельного закона о доступе, подготовленного Международной неправительственной организацией «Статья 19»: «В случаях, когда запрос относится к информации, которая в разумных пределах кажется необходимой для спасения жизни или свободы личности, ответ должен быть дан в течение 48 часов».

б) Положения ч. 4 ст. 20 и ст. 22 о предоставлении в ответ на запрос информации, доступ к которой не ограничен законом, не учитывают, что информация ограниченного доступа может быть и должна быть предоставлена определенным субъектам (например, персональные данные) (Вспомним опять доктринально обоснованную разницу между частным и публичными правовыми режимами доступа!) в). Проект не устанавливает требований к юридической силе документов, предоставляемых пользователям с использованием информационнотелекоммуникацинных сетей (посредством электронной почты или уже упомянутого выше так называемого «официального сайта»), что не позволяет субъекту права запроса использовать эти документы в дальнейшем для защиты своих прав в других органах публичной власти.

г). Законопроект не предполагает создание организационного механизма обеспечения доступа к официальной информации с использованием информационнотелекоммуникационной сети для лиц, не владеющих необходимыми навыками или не имеющих возможности подключения к сети. Элементы такого механизма должны быть прописаны в законе. Ими могут быть центры коллективного доступа, создаваемые государственными органами и органами местного самоуправления, в которых обеспечивается консультирование пользователей и/или получение требуемой им информации.

д). Требуют уточнения и согласования положения п. 2 ч. 2 ст. 12 и п. 4 ч. 2 ст. об обязанности государственных органов и органов местного самоуправления обеспечивать достоверность предоставляемой информации, принимать меры по защите ее «от искажений и несанкционированного доступа в порядке, установленном законодательством Российской Федерации».

Критиками законопроекта совершенно справедливо отмечается, что законодательство Российской Федерации не содержит нормативных положений по технической защите информации, не относящейся к информации ограниченного доступа. Кроме того, в отношении общедоступной информации целесообразно говорить о защите от уничтожения, блокирования, модификации, поскольку нарушение этих требований образует состав преступления в соответствии со ст. 272 УК РФ.

Суммирующий итог оценки по «гамбургскому счету»: анализируемый законопроект требует «капремонта» своих положений, для осуществления которого правильнее всего вернуть текст законопроекта в установленном порядке в режим первого чтения.

Что же касается второго способа оценки, то по его итогам вполне можно ограничиться ремонтом текущим или косметическим.

II) По поводу проекта ФЗ «О внесении изменений в статьи 38 и 39 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» Средства массовой информации внесли огромный вклад в борьбу с тоталитаризмом в нашей стране. На конец 80-х годов прошлого века пришелся пик борьбы с государственной цензурой за свободу слова, за свободу информации. De facto первыми осуществили прорыв в этой сфере именно СМИ. Конечно же, при поддержке и активном участии всего нашего общества. Но передовым отрядом, завоевавшим и удерживающим в течение нескольких лет плацдарм гласности, свободы слова, свободы информации в нашей стране были именно СМИ.

В этом смысле вполне объяснимо то обстоятельство, что СМИ (еще в 1991 году) первыми обрели и законодательно закрепленное (в нормах Закона РФ «О средствах массовой информации») право на запрос и получение информации «о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц». Это было, как я это называю, открытием первого информационно- правового фронта борьбы за свободу информации в России. Что касается граждан, то они по этому закону получили лишь «вторичное» правомочие – возможность быть оперативно проинформированными об этой деятельности через СМИ (ст. 38 закона РФ «О СМИ»). Такое привилегированное положение журналистов, с точки зрения законодательного обеспечения права на доступ и получения официальной информации, во многом сохраняется до сих пор.

Параллельно с постоянным совершенствованием состояния дел на первом фронте в стране не прекращалась многообразная деятельность, направленная на открытие, так сказать, «второго информационно-правового фронта» борьбы за свободу массовой информации в России.

Я имею в виду описанные выше усилия по разработке и принятию специального законодательного акта, реализующего и развивающего норму части 4-ой ст. Конституции России о праве не только журналиста и не только гражданина по поводу информации, непосредственно затрагивающих его права и свободы, а каждого свободно искать, получать, передавать, производить, распространять информацию любым законным способом. Думается, что в эти майские дни, дни очередного празднования Великой победы над мировым злом – фашизмом – метафорическое сравнение разработки и принятия такого закона с высадкой в конце второй мировой войны союзнических войск в Нормандии, которую в России называют открытием второго фронта борьбы с фашистской Германией, будет вполне уместным и оправданным.

В этом смысловом контексте становится вполне понятной и оправданной та острота реакции отечественной журналистской общественности на норму норма законопроекта об исключении государственных органов и органов местного самоуправления - основных ньюсмейкеров огромного большинства отечественных СМИ – из перечня источников, у которого редакция СМИ имеет право запрашивать информацию, с учетом специфики своей деятельности, в особом по отношению к гражданам порядке.

Отнесение журналистов к общему списку в очереди - месячной!!!- на получение от органов публичной власти необходимой им для информирования своих читателей, зрителей, слушателей информации, ставит под большой вопрос сам смысл их работы и метафорически может быть интерпретирован как - ликвидация первого информационно- правового фронта борьбы за свободу массовой информации в России в условиях еще неоткрытого «второго». Или, в духе известного по так называемому Брестскому миру времен окончания первой мировой войны выражению:

- ни мира, ни войны, а армию распустить! Если в отношении предусматриваемого законопроектом включения сведений о деятельности органов местного самоуправления в перечень информации, право граждан на получение которой закреплено в части первой статьи 38 Закона РФ «О средствах массовой информации» можно сказать лишь единственное: «давно пора!», то в отношении исключения государственных органов и органов местного самоуправления из общего для всех СМИ правового режима доступа их редакций к источникам информации не менее категоричное: ни в коем случае! Последствия вступления в силу нормы о «месячных»… ожиданиях ответа на запрос журналистов о информации нетрудно себе представить! Но давайте оценим аргументы стороны, предлагающей подобного рода новацию. Может быть, после такой оценки нам захочется снять перед ними шляпу! В пояснительной записке к данному законопроекту сказано, что он подготовлен в целях приведения положений Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» в соответствие с проектом федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».

Логика такого «приведения» описывается следующими словами. Поскольку, мол, проект федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» устанавливает единый порядок предоставления государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности, то логично «внести соответствующие изменения и дополнения в статьи 38 и 39 Закона РФ «О средствах массовой информации», регулирующие общий порядок предоставления информации редакциям средств массовой информации и порядок предоставления информации по их запросам».

Однако эту стройную на поверхностный взгляд логическую конструкцию делает весьма и весьма уязвимой несколько непреложных фактов:

1) во-первых анализируемый законопроект устанавливает отнюдь НЕ единый порядок предоставления государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности. В частности, об «ином» порядке, устанавливаемым «иными федеральными законами», говорит часть 2 статьи 2 законопроекта.

Механизмы доступа к информации о деятельности государственных органов, руководство которыми осуществляет Президент Российской Федерации; доступа к информации о деятельности государственных органов, руководство которыми осуществляет Правительство Российской Федерации также специфичны. Наконец, часть 6 статьи 2 законопроекта предусматривает, что его нормы не распространяются на отношения, связанные с доступом к персональным данным, обработка которых осуществляется государственными органами и органами местного самоуправления.

Во-вторых, лишение предлагаемыми изменениями в нормы статей 38 и 39 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» редакций СМИ имеющихся у них временных преференций, закрепленных ст.40 указанного закона, в отношении механизма доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления создаст, причем совершенно на пустом месте, новые серьезные проблемы для оперативного информирования читателей, зрителей, слушателей по вопросам деятельности государственных органов или органов местного самоуправления. Структур, между прочим, занимающих отнюдь не последние места в перечне их основных ньюсмейкеров! С учетом изложенного, резюме по данному законопроекту выглядит следующим образом:

1) Следует решительно поддержать давно уже настоятельно «просящееся» в текст закона включение «сведений о деятельности органов местного самоуправления» в перечень информации, право граждан на получение которой закреплено в части первой статьи 38 Закона РФ «О средствах массовой информации».

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.